К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Зачем блогеры клонируют своих питомцев и кто на этом зарабатывает

Хэ Цзюнь позирует со своими собаками — девятилетним Джусом и его двухмесячным клоном. (Фото Jason Lee / Reuters)
Хэ Цзюнь позирует со своими собаками — девятилетним Джусом и его двухмесячным клоном. (Фото Jason Lee / Reuters)
Клонирование животных — уже не чудо науки, а бизнес. Воспользоваться услугой может каждый, у кого есть $35 000 и большое желание получить точную копию своего питомца: например, популярные блогеры, которые зарабатывают на фото и видео своих собак или кошек. Forbes поговорил с Блейком Расселом, главой американской компании ViaGen, которая клонировала собаку Барбары Стрейзанд и еще нескольких животных с большим количеством подписчиков, и рассказывает, как устроен этот бизнес, кому это нужно, кроме блогеров, и почему зоозащитники против

Блогер из Калифорнии Кортни Удвар-Хейзи документировала жизнь своей собаки Уиллоу с того момента, как ее завела: подписчики наблюдали, как Уиллоу была совсем щенком, как росла, как потом повсюду сопровождала хозяйку. В 2018 году Уиллоу попала под машину и скончалась, пока ее везли к ветеринару. Удвар-Хейзи обратилась в техасскую компанию ViaGen, которая в 2018 году клонировала собаку певицы Барбры Стрейзанд. Так появилась Феникс ― клон Уиллоу, а также еще пять генетически идентичных щенков, которых блогерша подарила друзьям. Кортни ведет свой блог @wander_with_willow до сих пор. Подписчики, по ее словам, зачастую реагировали агрессивно: называли ее собак «зомби», а ее ― «чокнутой богачкой». 

Закончили чтение тут

Случай с Феникс не единственный: в 2019 году команда блога собаки с 500 000 подписчиков @tinkerbellthedog, сообщила, что ДНК животного хранится для дальнейшего клонирования. Владелец аккаунта @ipartywithbrucewayne с 55 000 подписчиков показывает целых четырех клонированных чихуахуа, в некоторых постах они появляются рядом с «оригинальной версией», Брюсом. Инфлюенсеры помельче, такие как @clash_of_the_clones, @the_peanut_clones и @baxter_the_clone, уже в названиях своих блогов открыто декларируют, что выставленные собаки ― генетические копии. Клонированием всех этих животных занималась компания ViaGen. Менеджер по работе с клиентами в ViaGen Мелейн Родригес утверждает, что кто угодно сейчас может клонировать своего питомца. 

Родригес вспоминает, как однажды на конференции «петфлюенсеров» (инфлюенсеров, чьи посты посвящены их домашним животным) спросила аудиторию: «Если ваш питомец был для вас источником средств к существованию, что же делать, когда он умирает?» По ее словам, этот вопрос «открыл им глаза», а компании помог найти несколько новых клиентов. 

 

Эксцентричный миллиардер и овечка Долли

ViaGen основал доктор Джон Сперлинг, эксцентричный миллиардер, разбогатевший в возрасте 50 с лишним лет благодаря созданному им коммерческому Университету Феникса (позже он стал первым университетом, запустившим онлайн-программы). Помимо новаторских подходов к образованию, Сперлинг, которого Wired называл «Говардом Хьюзом» (инженер, пионер авиации. —  Forbes) в области биотехнологий, интересовался такими темами, как продление жизни, экология и клонирование — именно в эти области он вкладывал заработанные деньги. Одним из инвестиционных проектов Сперлинга в 1998 году (через два года после клонирования овечки Долли) стал Missyplicity Project, созданный для клонирования одной единственной собаки по кличке Мисси. На исследования в этой области Сперлинг выделил $3,7 млн. В 2002 году Мисси умерла (ее жизнеспособные клоны появились только в 2008), в том же году была создана компания ViaGen. 

Сперлинг собрал команду для проекта, приобрел патенты и всю необходимую интеллектуальную собственность, на основе которой команда работает до сих пор. Среди нанятых Сперлингом людей был Блейк Рассел, задачей которого в новой компании стало сделать едва появившуюся технологию привлекательной и продающейся. 

Именно Блейк Рассел сейчас возглавляет компанию. Генеральный директор ViaGen живет на ферме в Техасе, здесь же ViaGen выращивает клонов лошадей. «Я каждый день сам работаю с лошадьми», — говорит он в интервью Forbes. Коммерческое клонирование компания ViaGen начала в 2003 году как раз с лошадей и домашнего скота.

До ViaGen Рассел работал в животноводческой компании PIC (аббревиатура от Pig Improvement Company — «компания по улучшению свиней»). «Я работаю в ViaGen примерно 17 лет, — рассказывает Рассел, — меня пригласили, чтобы наладить коммерческое использование технологии клонирования. Я уже долгое время в этом бизнесе. Дольше меня здесь был только главный научный сотрудник доктор Шон Уолкер. Он пришел раньше меня на год или даже больше, чтобы развивать науку для коммерциализации технологий клонирования». 

В 2016 году Блейк Рассел с партнером, имя которого не раскрывается, выкупили компанию ViaGen и получили лицензию на клонирование лошадей, коз, кошек и охраняемых видов животных. В компанию ViaGen сейчас входят подразделения ViaGen Livestock, ViaGen Equine и ViaGen Pets, занимающиеся клонированием домашнего скота, лошадей и домашних питомцев (собак и кошек). 

 

Рассел рассказывает, что после успешного клонирования овечки Долли основатель компании Джон Сперлинг загорелся идеей создать коммерческое предприятие, которое будет применять эту технологию и зарабатывать на ней. Так, говорит он, и возникла ViaGen — все началось с овечки Долли. «Я в то время работал в сфере генетического улучшения свиней и крупного рогатого скота, — рассказывает Рассел. — И меня заинтересовали технологии клонирования как инструмент распространения биологически безопасной генетики по всему миру».  

Смысл клонированной жизни

Сейчас в ViaGen, по данным PitchBook, работает 28 человек, сотрудники находятся в Техасе, Нью-Йорке, Джорджии и Канаде. По словам Рассела, технологии клонирования, которыми пользуются в компании, очень эффективны: «Мы произвели несколько тысяч здоровых клонов жеребят и сотни собак и кошек, которых доставили клиентам по всему миру». В 2020 году сотрудники ViaGen клонировали лошадь Пржевальского для зоопарка Сан-Диего, а в 2021-м — находившегося на грани вымирания черноногого хорька — по заказу Службы охраны рыбных ресурсов и диких животных США. Генетические материалы для обоих клонов, и лошади, и хорька, были взяты более 40 лет назад. «Поразительно, — делится Рассел, — мы клонируем животных, гены которых сохранили еще до того, как клонирование стало восприниматься как нечто реально осуществимое».

Рассел рассказывает, что на заре существования компании технология клонирования в основном использовалась для получения максимально идентичных двойников генетически ценных лошадей и быков. По словам Рассела, клонирование — это биологически безопасный способ производить здоровых животных: «Клонирование распространяет здоровую генетику среди особей домашнего скота и элитных скаковых лошадей. Можно взять кастрированного самца и клонировать его, чтобы вернуть его гены в производство». 

Первыми клиентами компании были люди, которым клонирование приносило прямую финансовую выгоду, — заводчики лошадей и крупного рогатого скота. «С развитием бизнеса, когда люди начали видеть, насколько жизнеспособными и здоровыми были клоны, — рассказывает Рассел, — произошел резкий всплеск интереса к нашим услугам. К нам стали обращаться владельцы выставочных пород животных. В этом направлении наш бизнес и развивался. Многие клиенты до сих пор клонируют животных из-за племенной ценности». 

По словам Рассела, клонирование помогает взять уникальное по своим характеристикам животное, «одно на миллион», и сделать так, чтобы их было «два на миллион или больше». Но улучшение генофонда — не единственная задача компании.  «Мы можем помочь клиенту получить двойника какого-то особенного животного. Может быть, любимую скаковую лошадь. Или продлить отношения с дорогим питомцем — кошкой или собакой». Рассел признается, что ни одна компания по клонированию не может «воскресить» вашего любимца, но может создать очень похожих на него внешне щенка или котенка. В целом клон и оригинальное животное похожи (и различаются), как однояйцевые близнецы, говорит Рассел. 

 

Большая часть клиентов ViaGen сейчас — это владельцы домашних животных, среди которых много блогеров, признается Рассел. Услугой клонирования лошадей пользуются в основном коневоды и участники спортивных соревнований, например игроки в поло.

Джус и его двухмесячный клон. (Фото Jason Lee·Reuters)

Как это работает

Все этапы клонирования проходят одинаково для всех животных. В первую очередь животное показывают ветеринару, чтобы он идентифицировал вид особи и сделал биопсию. Клиенты, которые находятся не в США, могут взять набор для биопсии, предоставленный ViaGen, и провести процедуру самостоятельно либо попросить об этой услуге ветеринара в своем регионе.

Полученный таким образом участок ткани помещают в раствор, который отправляют в лабораторию клеточных культур, которая находится в ViaGen в Техасе. Международная доставка осуществляется в том числе из России, говорит Рассел. По его словам, среди их клиентов уже были частные лица и компании из России, но их количество и имена он не раскрывает. 

Получив образцы тканей, ViaGen их обрабатывает, анализирует и культивирует новые клетки, чтобы убедиться, что они здоровы и продуктивны. «В каждой из клеток есть ДНК, необходимая для того, чтобы произвести идентичного двойника донора, — говорит Рассел. — Обычно спустя несколько недель у нас получаются миллионы таких клеток». После этого полученные клетки замораживают с помощью криоконсервации и помещают на хранение в одну из лабораторий, свою или партнерскую. «Мы храним их в разных местах, чтобы они были хорошо защищены на случай катастрофы, пожара или наводнения, — объясняет Рассел. — В этих лабораториях клетки можно хранить сотни или даже тысячи лет, а потом использовать для клонирования, когда возникнет такая потребность».

Помещение генетического материала на хранение стоит $1600, плюс $150 в год за хранение. Это самостоятельная услуга, но когда и если клиент решится на клонирование своего животного, этот платеж будет зачтен в счет общей стоимости клонирования. Клонирование лошадей стоит $85 000, собак ― $50 000, кошек ― $35 000. Депозит полностью возвращается, если ViaGen Pets не сможет предоставить здорового, генетически подтвержденного клонированного щенка, котенка или жеребенка, прошедшего ветеринарный осмотр.

 

Полученные на следующем этапе процедуры эмбрионы подсаживают к суррогатным самкам соответствующих животных. Использование суррогатных матерей — одна из причин, по которым компании типа ViaGen подвергаются критике. Защитники животных считают, что суррогатные матери при этом испытывают страдания, а сами животные, которых клонируют, обесцениваются до объектов собственности, которых можно заменить.  

Новорожденный жеребенок обычно остается с суррогатной матерью на шесть месяцев, а щенки и котята — на два месяца. После этого клиенты либо приезжают за ними сами, либо сотрудник компании доставляет животных клиентам в любой точке мира (США, Европе, Азии или России) за дополнительную плату, которая устанавливается индивидуально. 

В России свои посреднические услуги по клонированию животных в ViaGen предлагала «КриоРус», печально известная скандалом с разделом бизнеса. На сайте компании говорится, что в «КриоРус» «договорились о партнерстве с американской компанией ViaGen Pets, которая также заинтересована в развитии сети партнеров и в работе с российскими клиентами».  Представители ViaGen на вопросы Forbes о сотрудничестве с российскими компаниями сказали, что никогда не работали с «КриоРус», хотя обсуждали с ними возможность сотрудничества, когда искали агентов в России. Генеральный директор ООО «КриоРус» Валерия Удалова объяснила Forbes, что ее компания задумала начать сохранять ДНК животных и отправлять их в ViaGen на клонирование незадолго до вспышки COVID-19: «Только мы договорились, как началась пандемия, и мы ничего не успели реализовать». Удалова утверждает, что более эффективно пока развивается сотрудничество с китайской компанией Sinogene, но они не оставляют надежд возобновить переговоры с американской компанией.

Кто еще занимается клонированием домашних животных

Конкурентов на мировом рынке у ViaGen пока не так много — всего две компании, причем одна из них тоже имеет отношение к основателю ViaGen Джону Сперлингу. 

Sooam Biotech

 

Первая в мире компания по клонированию собак основана человеком, который обманул весь мир. В 2004 году хирург Хван Ву Сок, который работал на факультете Сеульского национального университета, стал соавтором статьи для журнала Science, в которой утверждалось, что он и его команда успешно клонировали человеческий эмбрион. Через год он создал первую в мире клонированную собаку. Используя клетку из уха афганской борзой, Хван клонировал щенка и назвал его Снаппи — смесь аббревиатуры от «Сеульский национальный университет» (SNU) и «щенок» (puppy). 

Однако в 2006 году выяснилось, что его заявление о клонировании человеческого эмбриона было лишь мистификацией — Хван сфабриковал доказательства и присвоил государственные средства. Его уволили из университета и приговорили к двум годам тюремного заключения, однако срока он избежал — судья отменил приговор, решив, что Хван «продемонстрировал искреннее раскаяние». 

Хван основал компанию Sooam, чтобы продолжить свои исследования. Сначала он сосредоточился на клонировании свиней и коров, которые до сих пор составляют значительную часть бизнеса компании. А в 2007 году с ним связался представитель Джона Сперлинга, который стоял у истоков компании ViaGen. Именно Хван в итоге клонировал собаку Мисси в 2008 году.

В интервью Vanity Fair исследователь репродукции собак Джэ Вун Ван, который работает вместе с Хваном в Sooam Biotech Research Foundation, рассказал, что за последнее десятилетие компания клонировала более 1000 собак по цене до $100 000 за клона.

Sinogene

 

В интервью The New York Times Ми Цзидун, исполнительный директор китайской компании по клонированию домашних животных Sinogene, рассказал, что компания решила начать клонирование домашних животных в 2015 году после проведения опроса, в котором приняли участие примерно 1000 человек, и который показал, что на это есть спрос. Компания клонировала более 40 собак по цене около $53 000. 

Китайские технологии в области генетики развиваются довольно стремительно: с тех пор как в 2000 году китайские ученые клонировали козу, им удалось создать первых в мире клонов приматов, отредактировать эмбрионы обезьян, вставив в них гены, связанные с аутизмом и психическими заболеваниями, и создать сверхсильных собак, воздействуя на их гены. В 2018 году китайский ученый объявил, что создал первых в мире генетически модифицированных детей, — чем потряс весь мир.

Компания Sinogene, помимо клонирования кошек и собак, сейчас планирует заняться лошадьми и находящимися под угрозой исчезновения животными, в том числе начать клонировать панд и южно-китайских тигров.

Клонирование домашних животных в Китае сейчас не регулируется на законодательном уровне, что вызывает вопросы по поводу соблюдения норм этичного обращения с животными в стране. В Китае в принципе нет законов против жестокого обращения с животными. Профессор Китайского сельскохозяйственного университета в Пекине Ван Чудуань объяснил, что в Китае потенциальные страдания животных не являются важной темой для обсуждения: главное — насколько эта услуга востребована и удовлетворяет потребности владельцев животных. 

Вопросы этики

«Петфлюенсеры», которые открыто сообщают своим подписчикам, что их новые питомцы — клоны, зачастую сталкиваются с негативной реакцией подписчиков. Одни пишут, что «в этом есть что-то от антиутопии», другие осуждают их за то, что они именно так потратили такую большую сумму. Келли Андерсон, которая ведет блог о своих кошке и собаке, рассказала в интервью CNBC, что когда ее кошка Чай умерла, она потеряла сразу 20 000 подписчиков. Сейчас у нее появилась идентичная копия той кошки, и она «снова в деле»: «Кто-то покупает машину, а я купила клона. Некоторым не нравится, что я потратила на это столько денег, но это мои деньги, и никто не может мне говорить, как мне ими распоряжаться».

 

Глава американского «Общества защиты животных» Китти Блок в комментарии CNBC сказала, что они не рекомендуют клонировать своих любимцев, потому что «миллионы бездомных кошек и собак нуждаются в новых хозяевах». 

Ученые и зоозащитники уже давно обсуждают этичность клонирования животных: имеет ли человек право создавать таким образом копии живых существ. Когда Хван в 2005 году создал первого в мире клона пса, журнал провозгласил это «главным изобретением года», никто не обсуждал, что для этого потребовалось более 100 суррогатных матерей и более 1000 эмбрионов. Снаппи оказался первым, кто выжил. Критики утверждают, что клонирование домашних животных неэффективно и бесчеловечно. 

Глава ViaGen Блейк Рассел в интервью с Forbes настаивает, что с суррогатными матерями они обращаются максимально бережно, кроме того, компанию регулярно проверяют представители Министерства сельского хозяйства США (поскольку компания работает по его разрешению), чтобы убедиться, что с животными хорошо обращаются. «Мы уже 20 лет заботимся о животных, и вы не услышите критики от тех людей, которые знают наши технологии и знакомы с нашей деятельностью, — говорит он. — Когда клиенты с нами связываются, мы открыто и честно объясняем, как работает процедура клонирования, а решение принимает сам клиент. Если хотите узнать, наживаемся ли мы на горе клиентов, спросите у них самих. Мы всегда получаем очень позитивные отзывы. Даже спустя годы мы получаем от клиентов открытки в стиле «моему щенку уже три года, он невероятен, он сделал нашу жизнь лучше».

Что касается негативного фидбэка от подписчиков, менеджер по работе с клиентами ViaGen Мелейн Родригес предлагает выход: «Мир не обязательно должен узнать, что вы клонировали своего питомца. Люди могут вообще этого не заметить, особенно если клон будет в точности похож на оригинал». Такой подход, правда, противоречит интересам ее компании — ведь упоминания у популярных блогеров обеспечивают ViaGen рекламу и узнаваемость.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+