03.06.2012 00:00

Из бизнеса во власть и обратно

фото Алексея Майшева для Forbes

Попасть из списка Forbes в правительство — маневр, который редко встречается в нашей политике. Движение же в обратном направлении — из правительства в список Forbes (шесть новых кандидатов на стр. 42) — куда больше соответствует российским реалиям. Почему чиновники становятся миллионерами, никому в России объяснять не надо. Но зачем менять предпринимательскую свободу на «мигалку»?

Когда редакция готовила журнал, который вы держите в руках, президент и премьер-министр под вспышки фотокамер обменивались листами формата А4, на которых были написаны фамилии потенциальных членов правительства. Уверена, что Михаил Абызов (фото на обложке) фигурировал в списке под грифом «перспективный кандидат». В течение нескольких месяцев №68 в списке богатейших Forbes кропотливо прокладывал дорожку в новый кабинет министров — через Digital October, «открытое правительство», пост советника президента и т. д. (подробности на стр. 108). Промежуточный результат достигнут: газета «Коммерсантъ» сделала Абызова персонажем интерактивной игры «Министерский пул» в качестве возможного министра энергетики.

Как и Михаилом Прохоровым, Абызовым движут прежде всего личные амбиции, отчасти, наверное, неопределенность с собственным бизнесом и т. д. Но стоит взглянуть на вопрос шире. Амбициозные и молодые (с точки зрения политики 39 лет не возраст) бизнесмены, как и обычные москвичи, хотят влиять на то, что происходит в стране. Не стоит отказывать предпринимателям в способности понимать, что существующая модель развития страны ведет в тупик. Но у них свое представление о методах.

В отличие от обычных граждан сверхбогатым чужда гражданская активность. Многие из них убеждены, что это неэффективный способ достижения поставленных целей. В то же время риски, которые они на себя при этом берут, куда выше, чем для всех остальных, ведь им есть что терять. Зато они ловко используют другие методы и инструменты за кремлевской стеной. Туда допускают, если ты — временно или постоянно — «свой». Значит, приходится становиться «своим» — возможно, на время, а если засосет (или понравится), навсегда.

Может быть, публичных политиков и чиновников, пришедших из бизнеса, ждет бесславный конец. Но очевидно, что предприниматели, если бы их призвали в правительство, могли бы принести пользу российскому бизнесу, сделать холодный бизнес-климат значительно теплее и комфортнее. И сфера их деятельности вполне понятна.

Вот, например, Путин потребовал, чтобы Россия в 2018 году переместилась с 120-го на 20-е место в рейтинге удобства ведения бизнеса Всемирного банка. Рейтинг российских городов Forbes, составленный по новой методике, указывает, чем надо заняться в первую очередь, чтобы осуществить задуманное: упростить жизнь предпринимателям хотя бы в радиусе 15–20 км от Кремля. Говорят, что Москва не Россия, но в данном случае все наоборот: обе российские столицы занимают последние строчки в списке городов, удобных для бизнеса. Хорошо, что на столицы в России ориентировались не все.

Новости партнеров