03.08.2012 00:00

Письма

О российской специфике

Александр Грешников. Все хотят перемен, на этом фоне возникают всевозможные лидеры, ажиотажно эти перемены начинают, а потом всплывают издержки, о которых никто не подумал заранее. Либо, наоборот, кто-то очень умный подумал и реализовал именно такой сценарий. В этой связи умиляет российская специфика: оскандалившийся чиновник не заканчивает карьеру, а продолжает работу, в худшем случае будучи переназначенным. Пройти переходный период не сильно сложно, если не менять постоянно цели и ориентиры и привлекать к работе квалифицированных специалистов. Неумение (нежелание? клиническая неспособность?) рассчитывать и организовывать — вот проблема в России. Менеджеров нормальных нет. А тех, какие есть, сбивают с пути «российские условия» (бандиты, клановость, коррупция, такие сладкие вечные возможности пилить бюджет и т. д.). Так что в нашем конкретном случае переходный период затянется надолго.

О корпоративных ценностях

Andrey. На мой взгляд, если сотрудник корпорации не усвоил общечеловеческие моральные нормы задолго до прихода на рабочее место, то ни одна корпоративная ценность не поможет, пусть даже она будет разжевываться менеджерами разных уровней тысячей различных способов. Более того, когда «офисный планктон» сопоставляет корпоративные ценности с делами и карьерным ростом тех, кто эти ценности транслирует, десятки страниц выверенного корпоративного текста теряют смысл и становятся предметом насмешек. Исключения есть, но их меньшинство. Можно ли обойтись без корпоративных ценностей? Вероятно, нет. Все зависит от того, кто, где и как их применяет. Это деликатный вопрос, который крайне сложно реализовать в больших коллективах, где процессы поставлены на поток.

О долгах и должниках

B.Liberman. Должник, по сути, тот же наркоман. Где-то внутри он понимает, что делает что-то не то, но никогда себе в этом не признается, поэтому каждый имеет причину. Причин много, многие из них выглядят даже очень правдоподобно. Если человек — крупный отечественный бизнесмен, то в 99% случаев у него последняя стадия мании величия. И признаться даже самому себе в том, что он обычный человек и совершил ошибку, — для него то же самое, что Путину добровольно в отставку уйти. В итоге у всех есть миллион причин, почему так вышло [с долгами]: партнер кинул, поставщик подвел, работники — раздолбаи, налоговая наехала и т. д. А вот сказать «я просто не рассчитал свои силы» почему-то никто не может.

О конкурсе стартапов

Александр Плюсков. Участие в конкурсе стартапов Forbes принесло мне более $100 000. Притом что я даже не попал в число финалистов. Секрет прост: я разрабатываю сайты для стартапов, а упоминание в Forbes — мощная реклама. За год создано и работает уже несколько ресторанных каталогов, агрегаторов заказов на пиццу и суши, на очереди региональные онлайн-рынки подарков, цветов и одежды. В конце июля — переговоры с инвесторами большого проекта из Москвы. Forbes — это реально круто!

Об упорстве в бизнесе

Volodya. [О признаках настоящего предпринимателя] красиво написано, но есть одна проблема. Кроме упорства и предпринимательской жилки должна еще сопутствовать удача. А она, как правило, благоволит единицам. Cовет слушать клиентов не совсем верен. Желания клиентов не всегда адекватны (у меня интернет-магазин обуви в регионе). Они обычно хотят снизить цены по максимуму и при этом получить самое лучшее качество. А это утопия. Но согласен на 100% с Мерабом Элашвили [президент ресторанного холдинга «Г. М. Р. Планета Гостеприимства». — Forbes], что твердость и железная воля пробивают стену проблем.

Новости партнеров