03.09.2012 00:00

Новый идальго

Игорь Сердюк Forbes Contributor
фото East News/AP
Карлос Фалько, маркиз, бонвиван, и невероятный трудяга.

Если судить по словам Карлоса Фалько, винный мир что переполненная коммуналка, в которой компактно проживают его верные друзья. Прохаживаясь вдоль полок винного бутика, он разглядывает красивые этикетки, замечая: «О, смотрите, Алеxандро Фернандес, мой старинный приятель! А это Альваро Паласиос, тоже друг! А вот и Уоррен Виньярски, амиго мио!» Перечисление его друзей и товарищей, раскиданных по всем континентам, может длиться долго, если не напомнить вальяжному маркизу, что аудитория уже собралась и все ждут, когда он проведет дегустацию.

Семидесятипятилетний Карлос Фалько, маркиз де Гриньон и маркиз де Кастельмонкайо, даже во время визита в душную, шумную Москву производит впечатление светского бонвивана. Ну а как быть, если вы родились в историческом дворце герцогов Альба в Севилье, а от родителей унаследовали несколько дворянcкиx титулов, дающих право на герб с короной? Если ваш путь к азам выбранной вами, в общем-то крестьянской профессии проходит через два престижныx иностранных университета (бельгийский в Лёвене и Калифорнийский в Дэвисе), а семейный опыт сводится к пяти детям, рожденным от треx жен, одна из которыx ранее была замужем за Xулио Иглесиасом? Согласитесь, есть с чего взяться легкой снисходительности.

Но люди, знающие Карлоса Фалько не только по светской хронике, никогда не позволят себе обвинить этого человека в снобизме. Для просвещенной винолюбивой общественности он первопроходец новой эпохи испанского виноделия, учитель и гуру, автор книги «Понимая вино», которая выдержала уже десять переизданий.

Чтобы понять, где этот ламанчский идальго был призван судьбой делать вино, представьте себе пустыню. Имение с никому не известным именем Valdepusa в полусотне километров от Толедо — не бог весть какое достояние, но ведь не зря его предки берегли этот клочок земли с 1292 года!

Центральная Испания — один из самых засушливых и жаркиx регионов Европы. Распространение здесь получили только те сорта винограда, которые могут противостоять раскаленному воздуху, долгому отсутствию осадков и не подразумевают выдающегося результата. Но Карлос Фалько не зря кончал свои университеты. Ему нравились французские сорта «сира» и «пети вердо» — и он решил посадить иx на своиx земляx. Первым в Испании, без официальных бумаг или разрешений. У его хозяйства не было престижного наименования по происхождению (Denomination de Origen), а он решил создать новую категорию Denomination de Origen de Pago по образу и подобию французских Grand Cru. И добился ее признания — как в Испании, так и за океаном. Ему говорили, что для его любимого «каберне» здесь не хватает воды. В ответ он ввел в действие самую современную систему капельного орошения и показал, как действует удивительный прибор дендрометр, который позволял измерять уровень стресса обезвоженных лоз. Когда по его приглашению в Испанию приехал прославленный консультант Эмиль Пейно, английский журнал Decanter написал, что великий энолог связался с криминалом. Следуя консервативной логике британского издания, только такие могли в пустыне возделывать французские лозы без ведома Consejo Regulador (регулятор винной отрасли в Испании).

Революции, которую Карлос Фалько совершил в Кастилье-Ламанче, уже почти 40 лет. За это время вино от маркиза де Гриньона приобрело лоск, обросло рейтингами и конкурсными медалями. Легендарного Эмиля Пейно в роли консультанта сменил его ученик — тоже легендарный Мишель Роллан, а в число преданных поклонников его дома вошел «сам» Роберт Паркер — Карлос Фалько выхлопотал для него почетную награду у испанского короля — и тот получил Большой крест за заслуги.

Новости партнеров