03.09.2012 00:00

Комментарии читателей

О братьях Ротенбергах

Вячеслав Замятин. Если важные отрасли надежным людям не отдать, то все растащат. А вы сами-то доверили бы стратегические активы фирмачам, которые вам малопонятны? Эпоха первоначального накопления капитала и перераспределения собственности будет идти еще лет десять. Потом эти компании будут дробиться, продаваться и т. п. А как иначе?

Об эффективности чиновников

Pushakov. Песня о том, что на госслужбе нужны хорошие управленцы, а их нет, звучит этак с 2002 года. Но откуда им взяться, если в федеральных министерствах зарплаты для сотрудников начальных уровней — 17 000 рублей? Это зарплата продавца в магазине с графиком 2/2, а тут — сотрудник министерства, от которого зависит, как будет подготовлена и подана информация, отработаны решения из высоких кабинетов и т. д. Мне, например, предлагают ставку старшего специалиста в Минсельхозе за 24 000, а мой брат после вуза идет в МИД на 17 000. Правда, начальник отдела в том же Минсельхозе получает около 50 000, но где начальник, а где подчиненные. Так что молодые специалисты из бизнеса [перешедшие на госслужбу] зачастую продолжают получать содержание от бизнеса и, как следствие, становятся лоббистами этого бизнеса. Это не управленцы, тем более не эффективные.

О нефтяной зависимости

А. В. Кузнецов. Вопрос возникает: если экономика настолько плоха [что никак не выйдет из кризиса], так, может, и спасать смысла нет? Создать резервы для исполнения гособязательств перед населением и партнерами на период строительства новой экономики и нажать overload? Ответ: если все так просто, то, наверное, так и было бы. Беда [современной экономики] не в нефтяной зависимости, а в гипертрофированном желании что-либо искать и создавать… Ажиотаж вокруг цен на нефть — это искусственно созданная ситуация. Если посмотреть, к каким конечным продуктам потребительского рынка сводится героизм нефтяников и газовиков всего мира, то мы увидим горы использованной упаковки и загрязненную выхлопными газами атмосферу.

О главном 
в бизнесе

Дмитрий Иванов. Продаю франшизы более двух лет. Заключил 82 контракта по пяти видам франшиз. Изучение каждой очередной франшизы — это новый старт. Каково соотношение работающих «точек» франчайзера и франчайзи? Сколько и каких «точек» закрылось и почему? Какие условия поставки и возврата товаров? И, в конце концов, где деньги [то есть на чем сможет зарабатывать франчайзи]? Только ответив на эти вопросы, можно прогнозировать успешность покупки франшизы и получения запланированных доходов. Остается главный вопрос. Закройте глаза, и пусть сердце вам ответит, ваш ли это бизнес.

Поправки

В статье «Дорогой доктор» (Forbes №8, 2012) неверно указаны места Михаила Фридмана и Владимира Евтушенкова в рейтинге Forbes «200 богатейших бизнесменов». На самом деле Фридман занимает 6-е место, Евтушенков — 21-е.

В статье «Первая колонна» (Forbes №8, 2012) упомянуто, что венчурный фонд Bright Capital принадлежит фонду Ru-Com, который контролируется структурами Михаила Абызова. В действительности Ru-Com не связан с Bright Capital; одним из инвесторов Bright Capital является траст, управляющий активами Абызова. Возраст основателей Global RRT Олега Гиязова и Олега Парпуца — 24 и 33 года соответственно. Кандидатскую диссертацию Парпуц защитил в 2006 году, до прихода в «Ленкор Инжиниринг». Технология Global RRT представляет собой не каталитический крекинг нефти, а конверсию легких бензиновых фракций в совмещенном процессе.

Редакция приносит свои извинения.

Новости партнеров