Что экономисты и представители бизнеса говорят о пресс-конференции президента - Бизнес
$58.36
61.94
ММВБ2128.21
BRENT55.87
RTS1152.21
GOLD1234.30

Что экономисты и представители бизнеса говорят о пресс-конференции президента

читайте также
Неудачная страховка: почему компании терпят убытки от падения нефти и рубля Ловушка ликвидности: как ЦБ угодил в лабиринт Минотавра? На распутье: как скоро в России закончится нефть? Тринадцать друзей бизнеса: какие правила не стоит нарушать Три страны ОПЕК наращивают добычу, картель в целом теряет позиции на рынке Вопрос — цена: есть ли смысл прогнозировать нефтяные цены Почему рубль укрепляется, несмотря на усилия Минфина? 6 тезисов о будущем глобальной энергетики от главного экономиста ВР «Налог на Google»: в чем причина успеха? Пять прогнозов от Набиуллиной: «черные лебеди», раскрытие банковской тайны, повышение ставки ФРС По каким законам предприниматели будут работать в 2017 году? Россия — крупнейшая экономика Европы и другие факты о мире в 2050 году Регулирование криптовалют: возглавит ли государство процесс, который нельзя остановить Швейцария на проводе: когда и как начнется обмен информацией налоговых органов Как выиграть налоговый спор с государством Танки, проституция и кино: фокусы статистики для роста ВВП Курс важнее инфляции: снизить интерес к рублю не удастся Почему Банк России не будет снижать ключевую ставку в феврале? Сэндвич и виски: как Трампу бороться с вредными привычками американского бизнеса Как заработать на валюте, которая не растет? Пещеры Али-Бабы. Как пополнить бюджет на 300 млрд рублей за счет борьбы с нелегальным алкоголем

Что экономисты и представители бизнеса говорят о пресс-конференции президента

Фото Sputnik / Alexei Druzhinin / Kremlin via REUTERS
В ряду экономических установок президент повторил прежние обещания:  не менять  налоги для бизнеса, снижать расходы на оборону и поддержать промышленность. Что думают эксперты о тезисах Путина

Подавлять инфляцию

Главное задание президента осталось прежним – понижать инфляцию.

«Она будет рекордно низкой за всю новейшую историю России, и если мы дальше будем работать по её подавлению и выйдем на уровень 4%, это существенным образом стабилизирует ситуацию с тарифами», — сказал Путин в ходе пресс-конференции. 

Президент подтвердил неизменность прежнего курса: приоритет макроэкономической стабильности, выраженной в снижении темпов инфляции, отмечает научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН Дмитрий Скрыпник. Инфляция – лишь один из элементов экономической политики, но считать, что он вытянет все остальное – ошибочно, скептичен директор Центра исследований экономической политики МГУ Олег Буклемишев.

Путин вновь похвалил Центробанк. «Нет никого, кто считал бы, что Центральный банк, оздоравливая финансовую систему России, действует ошибочно. Таких просто нет», — сказал Путин. По его словам, работа ЦБ направлена на обеспечение в первую очередь интересов вкладчиков. «Если на нашем финансовом рынке будут оставаться учреждения, которые […]  являются «прачечными по отмывке» каких-то денег, то ничего хорошего из этого не получится, вкладчики будут страдать», — сказал он.

Экономисты не разделяют оптимизма относительно обоснованности жесткой денежно-кредитной политики ЦБ.  Большая группа экономистов и людей бизнеса считает, что политика Центробанка привела к финансовому замораживанию экономики, отмечает заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин:  «Так называемое отсутствие спроса на деньги и профицит ликвидности – это следствие сверхвысокого ссудного процента. На кризис отвечают не сжатием, а стимулированием. Мы видим, что ослабление роста цен связано в первую очередь с ограничением роста цен и тарифов, регулируемых государством». Рост и спрос на деньги есть в отраслях, где искусственно создан дешевый кредит наряду с бюджетными преференциями — это аграрный сектор и ВПК, добавляет он.

Рубль стабилизирован временно и искусственно, он держится на входящем спекулятивном потоке валюты на операциях carry-trade, которые при любом существенном колебании в глобальных финансах может немедленно развернутся против рубля, предупреждает Миркин. Вклад в снижение инфляции, скорее всего, внесло укрепление валюты, предполагает Скрыпник. По его мнению, денежно-кредитную политику можно было бы и смягчить.

Экономика – около нуля

По основному показателю ВВП страны в прошлом году спад составил 3,7%, в этом  году, скорее всего, темпы составят минус 0,5–0,6%,  констатировал Путин. Падение продолжается, хотя и замедлилось,  фиксирует Скрыпник.

По словам Путина, рост идет в машиностроении, химической, легкой и перерабатывающей промышленности и сельском хозяйстве. Экономика в целом все еще находится в состоянии около нуля, подчеркивает Миркин.

Президент вновь подчеркнул, что планов по увеличению налогов на бизнес нет, несмотря на предложения различных министерств и ведомств. Нет и планов перейти к дифференцированному налогу на доходы физических лиц: сейчас он считает это нецелесообразным.

Отдельно президент остановился на теме социальной справедливости. По его словам, она может быть достигнута без изменения плоской шкалы налогообложения: соответствующие решения уже приняты, в их числе —  увеличения налога на дорогие транспортные средства и дорогую недвижимость.  Что касается неналоговых сборов, то нагрузка действительно растет, признал президент. Правительству поручено к июню следующего года создать реестр неналоговых платежей: это позволит оценить, что происходит в этой сфере, и создать соответствующее регулирование.

По факту налоги на бизнес растут за счет косвенной нагрузки, отмечает Буклемишев. У перехода к низкой инфляции есть обратная сторона — неналоговые сборы, солидарен бенефициар «Русских фондов» Сергей Васильев. «При высокой инфляции правительство решало бюджетные проблемы именно инфляционными методами, а вот при низкой инфляции, при которой мы еще не жили, такие методы уже не работают, поэтому идут в ход различные новые сборы (в их числе — плата за стоянки и прочее), которые перекладывают нагрузку на плечи граждан», — отмечает он. Из слов Путина понятно, что решения здесь пока нет, добавляет Васильев: «Это новые вызовы».

Многие поставленные задачи являются краткосрочными, отмечает Буклемишев: если смотреть в будущее, источники роста российской экономики отсутствуют.

Без России сделки ОПЕК бы не было

Среди достижений российского правительства, о которых упомянул Путин, была сделка с ОПЕК о сокращении добычи нефти.

Сокращение добычи приведет к стабилизации нефтяного рынка и росту цен, полагает российский президент. По его словам, эффект для казны и компаний будет такой: разница в $10 в ценах на нефть будет означать дополнительный доход бюджета в 1,75 трлн рублей, для нефтяных компаний — 750 млрд рублей. «В конечном итоге все оказываются в выигрыше», — пояснил  Путин. По его словам, это первое такое решение в рамках ОПЕК за последние восемь лет: «Без нашей доброй воли на совместную работу с ОПЕК этого результата не было бы».

Адаптация экономики к новым ценам на нефть еще не закончилась, отмечает Скрыпник. Реальных механизмов сокращения добычи и экспорта нет, скептичен Буклемишев: конечный результат сделки с ОПЕК может  быть нулевым, после временного роста цен может последовать более глубокое падение.

Бюджет на 2017 год сверстан из консервативных прогнозов – $40 за баррель.

Ставка на высокие технологии

Среди стратегических задач Путин обозначил задачу для России стать значимым игроком на рынке технологий. «Мы исходим из того, что должны вписаться в общемировой тренд перехода к новой технологической революции и быть лидерами. У нас есть для этого все шансы, имея в виду высокий уровень развития науки и образования», — отметил он.

Россия пока вкладывает в высокотехнологичные сферы меньше, чем страны ОЭСР: 1,2% ВВП против 2,4% ВВП соответственно.

Экспорт IT-технологий был совсем недавно практически нулевой, сейчас  он составляет около $7 млрд, порадовался Путин. Чтобы подчеркнуть успехи IT-отрасли для сравнения он привел цифру по экспорту оружия — $14,5 млрд.

«Многие высокотехнологичные отрасли являются абсолютно конкурентоспособными. Пока они, правда, выглядят, как такие точки роста, точечные успехи, но во многих из этих направлений мы, безусловно, являемся лидерами», -  уверен российский президент.  Рецептов по форсированию технологического рывка России у опрошенных Forbes экономистов не оказалось.