Из России с миром: зачем Росатом собирается спасать климат на земле - Бизнес
$58.95
66.33
ММВБ1865.95
BRENT46.40
RTS997.27
GOLD1251.47

Из России с миром: зачем Росатом собирается спасать климат на земле

читайте также
+3 просмотров за суткиДоступная «цифра»: так ли дорого сделать город «умным» +4 просмотров за суткиФеникс «Юнипро»: компания восстановливается после аварии на Березовской ГРЭС +11 просмотров за суткиКонструктор для инвестора: какие ПИФы купить в 2017 году? Состав для энергетика: выходцы из РАО ЕЭС чаще других привлекают внимание силовиков Экс-генерала ФСБ могут назначить в АСВ Египетская весна: как Россия и Египет договорились о восстановлении отношений Тупиковая ветвь: чем зеленая революция грозит российской экономике "Росатом": цепная реакция на $100 миллиардов Турецкий отток: что может потерять Москва от ссоры с Анкарой "Росатом": итоги десятилетия Отнять и распилить: менеджеров «Россетей» обвинили в попытке уничтожить завод «Ростеха» Атомная семья Атомная семья: каким бизнесом занимаются близкие Сергея Кириенко Будущее: почему умная энергетика произведет революцию Свет разума Как получать топливо из воздуха Почему важна реформа мексиканской энергетики Арсенал силовых приемов Резервный генератор: зачем корпорация NRG взялась за альтернативную энергетику Засор в трубе
Бизнес #Росатом 19.06.2017 08:45

Из России с миром: зачем Росатом собирается спасать климат на земле

Владимир Сливяк Forbes Contributor
Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
Распространение российских АЭС в стране и мире затормозилось, и нужно что-то менять. Так почему бы не сменить имидж?

Недавно прошедший ПМЭФ-2017 стал одной из главных тем в российских СМИ, в том числе благодаря искрометным дискуссиям с участием президента. В общем потоке новостей с форума выступление Алексея Лихачева, возглавившего «Росатом» после перехода Сергея Кириенко в администрацию президента в прошлом году, стало не слишком заметным событием. Тем не менее оно заслуживает особого внимания. Заявления руководителя атомной промышленности, прозвучавшие в Санкт-Петербурге, свидетельствуют о принципиально новом подходе к продвижению российских атомных станций на международном уровне. Теперь российские АЭС рекламируются как необходимые для спасения климата на планете.

Никогда прежде Росатом не ставил изменение климата во главу своей рекламной стратегии. Этим он значительно отличался от западных коллег, которые начали эксплуатировать тему «атом — лучший друг климата» почти два десятка лет назад. У этого подхода были серьезные причины, прежде всего экономические. Атомная энергетика на Западе к тому моменту уже длительное время находилась в стагнации, строительство реакторов почти повсеместно остановилось из-за дороговизны и нерешенной проблемы ядерных отходов. Изменение климата казалось спасительным кругом, ведь сами по себе атомные станции почти не выбрасывают парниковых газов. Очень быстро, впрочем, обнаружилось, что это лишь половина правды.

Берлинский Oko-Institute подсчитал, что при учете полного топливного цикла (от добычи урана до хранения и переработки радиоактивных отходов) объем выбросов в атомной энергетике близок к современной газовой энергетике. Обусловлено это в первую очередь крайне энергозатратным процессом обогащения урана. Активные попытки решить экономические проблемы атомной индустрии за счет климатического финансирования стимулировали новые исследования, которые, в свою очередь, привели к интересному выводу — использование атомной энергетики крайне неэффективно для снижения выбросов парниковых газов в глобальном масштабе.

Основным ограничением является то, что ядерная энергия используется почти исключительно для производства электричества, на долю которого приходится менее 25% глобальных (антропогенных) выбросов парниковых газов. Увеличение производства атомной энергии вдвое могло бы сократить объем выбросов парниковых газов примерно на 6%, при условии, что ядерные мощности заменят собой угольные. И вообще не отразилось бы на выбросах, если ядерные мощности заменяют возобновляемую энергетику и меры по энергоэффективности. Для такого относительно небольшого сокращения потребуется около полутысячи новых реакторов в дополнение к существующим, а также новые реакторы на замену закрывающимся: по данным МАГАТЭ, к 2040 году почти 200 реакторов будут остановлены.

Стоимость большого современного реактора сегодня колеблется в диапазоне от $5 млрд до 15 млрд в зависимости от типа и производителя. Очевидно, что это просто нереально дорого, а проблему при этом не решает. По данным IPCC, чтобы избежать наиболее катастрофичных последствий изменения климата, нужно снизить выбросы как минимум на 50% к середине столетия. Таким образом, речь не о том, чтобы строить реакторы когда-нибудь, а в строго определенном временном отрезке. Атомные станции строятся медленнее, чем любые другие, — в среднем это 7-10 лет, а некоторые реакторы, как российский БН-800, находились в стадии строительства около 30 лет.

Наиболее серьезную попытку получить доступ к международному климатическому финансированию западная атомная промышленность предприняла на климатических переговорах ООН в Гааге в 2000 году. Успеха, впрочем, это не принесло. С тех пор атомщики сосредоточились на лоббировании национальных правительств. Как видно, также без особого успеха — ни одна страна в мире до сих пор не приняла решения сделать ставку на атомную энергетику в борьбе с изменением климата.

В 2017-м выпавший из слабеющих рук западных коллег атомно-климатический флаг решил поднять Росатом. По всей видимости, дело не только в том, что российские атомщики решили ответить на вызовы современности или стать более модными. Коренное изменение подхода к собственной рекламе на международном уровне указывает на то, что старая концепция продажи реакторов больше не работает. Росатом нередко утверждает, что в его так называемом портфеле заказов десятки контрактов на новые АЭС по всему миру общей стоимостью свыше $100 млрд. Но почему-то реальное строительство реакторов происходит лишь в трех-четырех странах, а ряд договоров, подписанных много лет назад так и остаются на бумаге. 

За последние полгода от проекта российской АЭС отказался Вьетнам, а в ЮАР суд постановил, что договор о развитии атомной энергетики с Россией не соответствует Конституции. Внутри России заявлялось намного больше новых атомных энергоблоков, чем строится. Очевидно, распространение российских АЭС в стране и мире затормозилось и нужно что-то менять. Так почему бы не сменить имидж? Теперь пусть кто-нибудь попробует отказаться от наших АЭС — сразу станет врагом климата, как Дональд Трамп.

Несмотря на климатический каминг-аут, Росатом вряд ли сможет продавать больше реакторов. Даже на выполнение тех договоров, которые считаются делом решенным, потребуется немало времени. Впрочем, маловероятно, что весь этот «портфель заказов» хоть когда-то будет реализован. Если за новой стратегией продвижения что-то вообще стоит, то это надежда на доступ к международному финансированию на борьбу с изменением климата. Соответствующие фонды формируются по линии ООН и отчасти связаны с Парижским соглашением.

Другим словами, Росатом попробует то, что его западные коллеги пытались сделать еще в 2000-м. За средствами необязательно обращаться самой госкорпорации, этим могут заняться развивающиеся страны, требующие денег и технологий для преодоления последствий изменения климата. И может, даже больше не будет нужды финансировать строительство АЭС из российского бюджета в долг, как в большинстве случаев происходило до сих пор, хотя какие-то деньги вкладывать надо будет все равно. Возможности российского бюджета истощены кризисом, возможно, в этом кроется настоящая причина активизации Росатома как «друга климата». И не важно, что атомная энергетика слишком дорога и неэффективна для заявленных целей, просто надо как-то выживать.