Добыча сильнейших. Как выжить предприятиям угольной промышленности | Forbes.ru
$59.39
69.69
ММВБ2130.39
BRENT62.15
RTS1128.72
GOLD1277.00

Добыча сильнейших. Как выжить предприятиям угольной промышленности

читайте также
+4 просмотров за суткиСделано в Китае. Чему Россия может поучиться в сфере добычи газа +1 просмотров за суткиМагия подсчетов. Тормозят ли «зеленую» энергетику колоссальные субсидии в сырьевой сектор +12 просмотров за суткиПростой старатель. Зачем владельцу «Южуралзолота» понадобилась Москва +8 просмотров за суткиДьявол в деталях: почему угольная отрасль в России осталась без обнадеживающих перспектив +4 просмотров за суткиЧерная пыль: когда умрет угольная энергетика Георгий Краснянский: «Реструктуризацию угольной промышленности России следует изучать в профильных вузах» +3 просмотров за суткиКардинальный шаг: Киев пообещал конфисковывать уголь Донбасса Страдания коксующегося угля: циклон Дебби нанес удар по крупнейшим компаниям +4 просмотров за сутки6 тезисов о будущем глобальной энергетики от главного экономиста ВР +1 просмотров за суткиЧерные лебеди. Аномальные события помогли владельцу «Мечела» Почему угольная промышленность устойчива к кризису +5 просмотров за суткиДело на $1 млрд: Дмитрий Босов начал бизнес в Индонезии Сколько не будет стоить нефть Как сжигать топливо, не загрязняя атмосферу Дезактивированный уголь: Россия прекратила поставки на Украину Донбасский Голем: как повстанцев превращают в олигархов Эмиграция скважин Как два советских шахтера Козовой и Вагин заработали почти $2 млрд 10 покупок к 100-летию «Титаника» Дочь старателя
Бизнес #уголь 03.11.2017 09:24

Добыча сильнейших. Как выжить предприятиям угольной промышленности

Фото REUTERS / Daniel Munoz
Угольных запасов в России хватит на 500 лет добычи. Но на фоне непростой ситуации в угольной отрасли и меняющейся среды, рынков и структуры потребления существует угроза стихийной ликвидации угледобывающих предприятий, которые не смогут адаптироваться под новые реалии рынка

Уголь — живее всех живых, и умирать пока не собирается. У российской угольной отрасли есть сильный экспортный потенциал, но вместе с тем и множество проблем. Компании, которым удастся их решить и первыми эффективно использовать новые возможности, смогут заложить фундамент успешного развития. А тем, кто не справится с конкуренцией в условиях нестабильной и зачастую негативной конъюнктуры рынка, стоит готовиться к банкротствам.

В мировом топливно-энергетическом балансе доля угольной генерации составляет около 40%. Это самый дешевый для потребителей источник энергии: он в 3-10 раз дешевле других источников, например, возобновляемых источников энергии. Рост населения в развивающихся странах АТР будет способствовать дальнейшему росту потребления наиболее дешевых и доступных энергоресурсов. Поэтому в ближайшее время ожидать полной декарбонизации не стоит.

Текущий ресурсный потенциал России — более 1,1 трлн тонн угля. При нынешнем уровне добычи этих запасов хватит на 500 лет. По данным Роснедр, сейчас в России действуют более 600 лицензий на право пользования недрами по угольным объектам, в основном — в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах. 

По прогнозам Минэнерго, в 2017 году в России будет добыто более 400 млн тонн угля. А к 2030 году объемы угледобычи вырастут до 480 млн тонн.

Угольная отрасль единственная в структуре ТЭК России полностью представлена частным капиталом. Угледобывающие предприятия являются градообразующими для 30 российских моногородов с населением свыше 1,3 млн человек. 

Ставка на экспорт

Сейчас российская угольная промышленность развивается и увеличивает свои объемы в первую очередь за счет использования экспортного потенциала. Россия является третьим по величине экспортёром энергетического угля на мировой рынок. За последние 5 лет экспорт российского угля вырос на 25%. По данным Минэнерго, в 2017 году на экспорт будет отгружено свыше 180 млн тонн угля. При этом основным драйвером роста экспортных отгрузок твердого топлива являются страны Азиатско-Тихоокеанского региона, где стабильно высок спрос на высококачественные энергетические угли. По данным Федеральной таможенной службы, в 2016 году экспорт российского угля в страны АТР вырос на 6% и составил $4,5 млрд. В первом полугодии 2017 года экспорт в страны АТР принес российским угольным компаниям порядка $3,4 млрд. По прогнозам, в 2035 году экспорт угля в этом направлении увеличится еще на 50 млн тонн.

Рост экспорта обусловлен гибкой ценовой политикой российских компаний на международном рынке. Ее позволяет проводить относительно низкая себестоимость добычи угля в России.

Благодаря плановой политике Китая по поддержанию цен на твердое топливо, на мировом рынке угля за последний год сложилась благоприятная ценовая конъюнктура. Сбои экспортных поставок австралийского угля из-за форс-мажорных погодных условий в последние несколько месяцев также оживили рынок и привели к росту цен.

Стоимость российского экспортного угля сильно зависит от курса национальной валюты. Укрепление рубля окажет существенное негативное влияние на конкурентоспособность российского угля на мировом рынке. 

Еще больше развить экспортный потенциал российского угля поможет создание новых центров угледобычи на восточных рубежах страны — в Дальневосточном округе, Забайкальском крае, Республике Бурятии, Амурской области. Новые центры угледобычи на востоке России, приближенные к местам потребления твердого топлива, решат одну из острейших для угольных компаний проблем большого транспортного плеча, позволят снизить логистические издержки и за счет этого получить еще большее ценовое преимущество для российской угольной продукции на мировом рынке. По прогнозам Минэнерго, к 2030 году добыча угля на востоке России вырастет почти на 80 млн тонн. 

Дорого везти и долго возвращать инвестиции

У угольной отрасли есть множество проблем, решить которые российским компаниям пока не удается. 

Одна из главных проблем, препятствующая развитию угольной промышленности, — отсутствие роста потребления угля на внутреннем рынке и вытеснение угля газом. На уголь приходится около 15% от общего топливного баланса России. Его сильным конкурентом является дешевый и доступный газ. В европейской части страны газ уже почти полностью вытеснил уголь. И, очевидно, что газификация России будет продолжаться. Но говорить о полном и безоговорочном вытеснении твердого топлива не приходится: в Сибири и на Дальнем Востоке уголь по-прежнему обеспечивает до 50% генерации тепла и электроэнергии. 

Политика декарбонизации ежегодно набирает обороты и ведет к отказу от потребления твердого топлива в ряде западноевропейских стран, например, Великобритании. Это позволяет прогнозировать дальнейшее сокращение экспортных поставок российского угля в атлантическом направлении.

Нестабильность конъюнктуры угольных рынков и цен на угольную продукцию — постоянные риски, с которыми сталкивается не только российская, но и мировая угольная отрасль. В США это привело к банкротству ряда угольных компаний, а в России — к росту убыточности угледобывающих предприятий. 

Традиционной проблемой для российской угольной отрасли, которую неоднократно отмечали и власти, являются «инфраструктурные ограничения — недостаточная развитость железных дорог и морских портов, а также большие расстояния при перевозках», что ведет к большим логистическим издержкам. В случае задействования портов Дальнего Востока доля транспортной составляющей в цене продукции возрастает до 65-70%. Решить эту проблему на глобальном уровне помогло бы установление льготных долгосрочных железнодорожных тарифов на перевозку угля.

Из-за действующих сейчас инфраструктурных ограничений — ограниченных пропускных возможностей портов и железнодорожного транспорта — объемы российского экспорта также ограничены и значительно меньше реальных производственных мощностей угледобывающих предприятий. 

Среди других проблем российской угольной отрасли — высокая импортозависимость при покупке спецтехники и запчастей (у некоторых компаний она достигает 80%), дефицит высокопрофессиональных кадров во всех звеньях производственной цепочки, значительная инвестиционная емкость проектов, традиционно высокий уровень капитальных затрат, необходимость больших инфраструктурных затрат (на строительство технологических железных дорог, портовую инфраструктуру, строительство вахтовых поселков и т.п.), а также высокая инерционность этой сферы. Например, небольшим угольным разрезам с производственной мощностью 0,5 – 1,5 млн тонн угля в год требуется 1,5 – 2 года для того, чтобы выйти на проектную мощность. Лишь после этого можно говорить о возврате инвестиций. Инвестиции в крупные проекты (более $1 млрд) обладают долгим сроком окупаемости — от 10 лет и дольше.

Сложности с финансированием — главная беда

Главной проблемой российских угольных компаний является финансовая неустойчивость. Финансовая нагрузка растет, а возможности по привлечению заемных средств сильно ограничены.

По оценкам Минэнерго, в 2016 году объем инвестиций в основной капитал в российской угольной отрасли составил около 74 млрд рублей. Сегодня основная часть инвестиций — это собственные средства компаний. По данным Минэнерго, доля привлеченных средств в 2015-2016 годах составила всего 20–30% от общих инвестиций в основной капитал, а инвестиции за счет займов и кредитов составили 5–6%. 

Даже компаниям с безупречной кредитной историей сейчас крайне проблематично найти на финансовых рынках «длинные» деньги. Для компенсации рисков, связанных с производством и потреблением угля, инвесторы требуют от них более высокого ROI.

В 2011–2015 годах угольная отрасль переживала упадок: на фоне рекордно низких мировых цен на уголь инвестиции сократились более чем в два раза. В 2016 году вместе с ростом цен на твердое топливо наметился и рост инвестиций: по итогам года он достиг 13%. Полученные инвестиции российские угольные компании тратят на расширение ресурсной базы и запуск новых производственных мощностей. По нашим прогнозам, в 2017 году также будет рост инвестиций, но незначительный и недостаточный для успешного развития отрасли. Мы ожидаем, что в 2018 году заемные ресурсы станут более доступными. 

Инвестиции в добычу угля в России меньше, чем в США, Австралии, Китае и Индии.

Что делать угледобывающим компаниям в ситуации высоких финансовых рисков? В первую очередь, четко осознавать факторы повышения акционерной стоимости и следовать им, находя компромисс между строгой финансовой дисциплиной и постоянными желаниями расширять и модернизировать производственную базу. Также угледобывающим компаниям в нестабильных финансовых условиях не стоит забывать об оптимизации структуры корпоративного портфеля. Это успешно делают наши западные конкуренты, например, Rio Tinto и BHP Billiton.

Не проспать новые возможности

Единственным способом выжить и эффективно развиваться на стагнирующем и временами падающем рынке для российских угольных компаний станет использование новых возможностей. Тем, кто не упустит шанс и станет угольным пионером в инновационных областях или хотя бы первым последует новым трендам, удастся обойти конкурентов.

Глобальной новой возможностью, способной революционно продвинуть вперед всю отрасль, станет создание новых продуктов на базе традиционного сырья. Это реализуемо при развитии технологий глубокой переработки угля. Например, в Китае уже научились делать из угля моторное топливо. Но в России все упирается в нехватку инвестиций в подобные масштабные проекты.

Повысить конкурентоспособность российским угледобывающим компаниям поможет стимулирование роста производительности. Достичь этого можно при помощи автоматизации производственных и управленческих процессов, использования передовых аналитических инструментов для обработки данных, широкого внедрения мониторинговых систем и датчиков — системы учета работы производства, в том числе, на основе спутниковых технологий. 

Чтобы успешно развиваться в новых быстро меняющихся условиях, российским угольным компаниям необходимо научиться выходить из зоны комфорта и находить новые, нестандартные и порой непривычные формы сотрудничества. Укрепление сотрудничества между различными секторами поможет перенять лучшие практики и выигрывать в конкурентной борьбе не только за счет высокопроизводительного оборудования, но и благодаря высоким управленческим компетенциям.

Топ-менеджмент многих российских угледобывающих компаний получил профессиональное становление еще во времена СССР. Не все могут осознать, что теперь угольная промышленность не доминирует и не диктует свои условия, а выживает в условиях взаимозависимости. Для успешного выживания надо превращать поставщиков в партнеров, сотрудничать с конкурентами и создавать расширенные партнерства с органами власти. Поддержание взаимозависимости между выгодами для общества и выгодами для бизнеса поможет угольным компаниям развивать кадровый потенциал и устойчиво развиваться. 

В условиях новой реальности необходимо трансформировать операционные модели и менять стратегические приоритеты. Изменения в организационной культуре, бизнес-процессах, технологиях, корпоративной культуре помогут российским угольным компаниям создать новые конкурентные преимущества. Пример таких изменений — сокращение доли более дорогостоящего в эксплуатации и менее безопасного подземного способа добычи угля и развитие более безопасного и менее затратного открытого способа добычи угля — на угольных разрезах. Государство поддерживает мероприятия, связанные с ликвидацией убыточных шахт. В результате количество действующих угольных шахт с 1990 по 2016 годы уменьшилось с 239 до 58. 

Новые возможности открываются и для привлечения инвестиций, например, привлечение инвестиций через ICO в новые центры угольной промышленности Сибири и Дальнего Востока. Этот способ получения финансирования отличается высокой технологичностью и возможен даже на ранних стадиях развития проекта. Но для защиты интересов инвесторов в подобных проектах требуется государственное регулирование. 

Существенным подспорьем для российских угледобывающих компаний стало бы государственное стимулирование отрасли, например, финансирование государством инфраструктуры на Дальнем Востоке для развития ресурсной базы, предоставление налоговых льгот и льгот при финансировании строительства новых добывающих предприятий на Дальнем Востоке, а также совершенствование законодательства в сфере недропользования.

Главное для угольных компаний — начать работу в этом направлении уже сейчас, несмотря на нехватку финансовых и кадровых ресурсов, а также возможное непонимание важности этих процессов средним менеджментом.

Выживет сильнейший

На фоне непростой ситуации в угольной отрасли и меняющейся среды, рынков и структуры потребления существует угроза стихийной ликвидации угледобывающих предприятий, которые не смогут адаптироваться под новые реалии рынка и быстро провести все необходимые изменения в своей организационной структуре и бизнес-процессах. Очевидно, что далеко не все игроки российского угольного рынка смогут выдержать конкуренцию в новых экономических и финансовых условиях.

А значит, в ближайшие годы в российской горнодобывающей промышленности в целом и в угольной отрасли в частности можно ожидать интенсификацию слияний и поглощений. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться