Два экспортера. Чему российская газовая отрасль может поучиться у Канады
Фото Bloomberg via Getty Images

Два экспортера. Чему российская газовая отрасль может поучиться у Канады

Фото Bloomberg via Getty Images
Торжественная отправка первого танкера со сжиженным природным газом (СПГ) с Ямала в декабре 2017 года привлекла внимание ведущих СМИ России и мира. При этом в ноябре 2017 года практически незамеченной прошла новость о поставке первого танк-контейнера СПГ с малотоннажного канадского завода в Китай. Напрасно. Опыт Канады для России мог бы оказаться весьма полезным

Канаду часто сравнивают с Россией в части климатических условий и огромных размеров. Однако у этих стран много сходств и в газовой отрасли: Канада готовится стать крупным игроком на рынке сжиженного природного газа в ближайшие пять-десять лет. Канадские запасы традиционного природного газа составляют 2,2 трлн кубометров и существенно уступают запасам в России, насчитывающим 50,5 трлн кубометров. При этом запасы нетрадиционного газа в Канаде достигают 30,8 трлн кубометров.

Наличие больших запасов газа, прежде всего нетрадиционного, подталкивает канадский бизнес к поиску способов его монетизации через производство СПГ с целью расширения географии продаж. При этом суммарный объем заявленных 30 СПГ-проектов достигает 250 млн тонн в год. Традиционных запасов газа хватит только на несколько лет их работы, и стабильная работа проектов в заявленных объемах возможна только при существенном росте добычи нетрадиционного газа.

Пока экспортно-ориентированные проекты ждут ребалансировки внешних рынков, быстро развиваются поставки СПГ для внутренних потребителей. По состоянию на конец 2017 года в Канаде построены шесть малотоннажных установок производства СПГ в объеме 376 000 тонн в год, и канадские производители тестируют даже экспортные поставки в Китай.

Новые технологические решения позволяют стимулировать спрос на СПГ и обеспечивать развитие рыночной инфраструктуры, создавая условия для появления новых малотоннажных производств. Развитие технологий сжижения сделало рентабельным производство СПГ не только в больших проектах мощностью от 1 млн тонн в год, но и в средне-, а также малотоннажных (до 0,1 млн тонн в год) проектах.

При широко обсуждаемых масштабных планах производства десятков миллионов тонн СПГ к 2025 году поставки малотоннажного СПГ на внутренний рынок лишь вскользь упоминаются в стратегиях российских компаний. «Новатэку» и «Газпрому» интересны лишь промышленно развитые регионы европейской части России, в основном в сегменте газомоторного топлива. Объясняется это объемом спроса, плотностью населения и государственным регулированием цены регазифицированного газа, которое делает бессмысленным использование СПГ для газоснабжения. На конец 2017 года в России были построены малотоннажные производства мощностью 0,12 млн тонн в год, из них на внутренний рынок работали только семь производств мощностью 0,078 млн тонн в год. Это в пять раз меньше, чем в Канаде.

Впрочем, в случае реализации заявленных проектов компании «Газпром — Газомоторное топливо» (единого оператора по развитию рынка газомоторного топлива) объем производства СПГ на малотоннажных заводах «Газпрома» должен вырасти с 0,12 млн тонн в год в 2017 году до 1 млн тонн в год к 2022-му и 3 млн тонн в год к 2027-му. По нашим оценкам, в России такое производство можно реально увеличить в полтора раза в случае снятия ограничений, речь о которых пойдет ниже. Ключевой вопрос — конкурентоспособность мало- и среднетоннажного СПГ в различных сферах применения. Очевидно, что использование СПГ быстро растет в тех областях, где затраты на сжижение газа компенсируются преимуществами от его применения:

— газомоторное топливо — в этом сегменте СПГ не только имеет высокую экономическую привлекательность, поскольку он ощутимо дешевле дизельного топлива или бензинов, но и привлекательнее по своим экологическим характеристикам, так как обеспечивает снижение выбросов CO2, оксидов азота, твердых частиц; большие перспективы СПГ имеет как топливо при добыче полезных ископаемых (что актуально и для Канады, и для России);

— газоснабжение удаленных потребителей — в тех случаях, когда строительство трубопроводов ограничено технически или неэффективно экономически;

— в генерации электроэнергии и тепла при замещении более дорогостоящих жидких углеводородных топлив (бензин, керосин, газойль, мазут) — чаще всего в удаленных и изолированных территориях;

— для оперативного удовлетворения пиковых всплесков потребления в локальных трубопроводных системах — это очень активно применяется в Канаде.

Объемы мало- и среднетоннажного производства СПГ в Канаде выше чем в России, притом что запасы природного газа и рынок его потребления в разы ниже. Это не только свидетельствует о большом потенциале использования СПГ в России, но и заставляет внимательнее присмотреться к особенностям канадского регулирования данного сегмента, тем более что, как и в России, в Канаде есть целый набор факторов, неблагоприятствующих развитию СПГ. В первую очередь это удаленность месторождений от побережья и недостаточно развитая инфраструктура транспортировки газа.

Государственная политика в отношении экспортных СПГ-проектов в Канаде достаточно либеральная — нет никаких реальных ограничений на инвестиции в этот бизнес и на экспорт. В Канаде уже действует ряд малотоннажных и планируется ряд крупно- и среднетоннажных заводов СПГ с участием китайского капитала. Участие китайского капитала создает условия выхода канадского СПГ на быстрорастущий рынок потребления газа в Китае. Канадские совладельцы привлекают китайские инвестиции и постепенно налаживают каналы поставок в криогенных цистернах, начав первые поставки в Китай. В России есть пока только один пример участия китайского капитала в проекте СПГ — «Ямал СПГ».

Российским компаниям стоит активно использовать канадский опыт и, пользуясь общей границей, монетизировать собственные газовые запасы экспортом малотоннажного СПГ в Китай и приграничные районы Европы, создавая зону доминирования российского СПГ в приграничных областях. Подобная стратегия является чуть ли не единственно реализуемой для освоения газовых месторождений Восточной Сибири, которые остались без доступа к газопроводу «Сила Сибири».

При этом понятно, что объемы производства малотоннажного СПГ в России даже в самом оптимистичном сценарии не смогут оказать влияние на рыночные позиции крупных российских компаний — таких, как «Газпром» и «Новатэк», — в силу своей малой мощности, ограниченности радиуса транспортировки и рынков сбыта. Государственным органам власти стоило бы также серьезно задуматься об упрощении экспорта СПГ с малотоннажных установок (производительностью до 80 000 тонн в год). Это может выражаться как в исключении их из-под действия закона «Об экспорте газа», так и в выдаче специальных разрешений на экспорт газа от правительства России, например, путем создания реестра малотоннажных производств.

В выигрыше в конечном счете окажутся все — от малого и среднего бизнеса до «Газпрома» и газораспределительных компаний за счет роста загрузки газотранспортной и газораспределительной систем. Выиграет и бюджет России за счет мультипликативного эффекта от всех вышеперечисленных мер. Развитие малотоннажных производств ведет к привлечению инвестиций, развитию инфраструктуры СПГ (флот цистерн и складов хранения и распределения СПГ), созданию новых квалифицированных рабочих мест, рациональному недропользованию и промышленному развитию, особенно на востоке страны. Но делать это надо именно сейчас. Строительство даже малотоннажного завода СПГ занимает не менее года, а рыночную нишу могут заполнить наши коллеги из Канады и США. Они уже в пути, а Россия все еще присматривается.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться