На запасной орбите: почему Россия проигрывает битву за космос
Фото Shamil Zhumatov / Reuters

На запасной орбите: почему Россия проигрывает битву за космос

Иван Ерофеев Forbes Contributor
Фото Shamil Zhumatov / Reuters
Масштабная битва за космос развернется на международном уровне в ближайшие несколько лет. К этому сражению корпорация «Роскосмос», существующая исключительно благодаря государству, подходит далеко не в лучшем виде. Частные игроки стремительно лишают российскую компанию денежных заказов

Тем, кто следит за космической отраслью, известно: компания Илона Маска SpaceX после первого удачного цикла использования ракеты, включавшего в себя старт, разгон и посадку, серьезно пошатнула позиции «Роскосмоса» на рынке космических услуг. Поначалу над компанией Маска смеялись на государственном уровне.

Теперь же разговоры о том, что Россия остается великой космической державой, ведут лишь в тех случаях, когда в рамках международных проектов требуется разделить серьезные расходы. В проектах поменьше российские достижения остаются практически незамеченными. Более того, Россия почти потеряла один из наиболее востребованных секторов международного рынка космических услуг — вывод полезной нагрузки на орбиту.

Если не брать во внимание статистику нескольких лет, а сосредоточиться лишь на последних трех годах, то можно убедиться, что с момента выхода на мировой рынок компании SpaceX количество коммерческих пусков в России заметно снижается. Наиболее удачным для России был 2015 год: 23 успешных пуска из 26 осуществленных. Однако уже через год общее количество пусков снизилось до 17. В 2017 году было совершено 19 космических пусков, а за половину текущего года Россия осуществила всего шесть запусков, пропуская вперед основных конкурентов — Соединенные Штаты и Китай.

Технологичность и надежность российских ракет вопросов не вызывает — внештатные ситуации случаются у всех, даже у самых подготовленных. Важны и другие обстоятельства. Российские ракетостроители часто говорят, что техническая и научная возможность проектировать и строить уникальные ракеты есть, но делать это просто так «Роскосмос» никогда не будет. Это можно объяснить: каждая ракета — это десятки миллионов долларов инвестиций, которые должны работать и приносить прибыль государству.

Как раз прибыльностью российская космонавтика похвастаться не может. Работа по линии Минобороны и постоянные пуски спутников дистанционного зондирования Земли и других космических аппаратов, функционал которых засекречен, безусловно, важны при соблюдении государственных интересов и программ, направленных на обеспечение национальной безопасности.

Главной претензией к «Роскосмосу» на протяжении последних нескольких лет оставалась неспособность зарабатывать деньги. Все ресурсы для создания под крылом государственной корпорации серьезной международной космической «дочки», способной освоить многомиллиардный рынок, у компании были и есть до сих пор, однако решений руководства компании в этом направлении не было и по-прежнему нет.

Госкомпании теряют контроль

Периоду затишья вскоре может прийти конец. Партнерство государственных ведомств и частных компаний в США подало миру «дурной пример» того, что разработанная негосударственной компанией космическая программа может оказаться в десятки, если не в сотни раз дешевле тех, что на протяжении десятилетий предлагались крупными госкорпорациями.

Ярчайший пример — американская United Launch Alliance (ULA), созданная гигантами американского военно-промышленного комплекса Lockheed Martin и Boeing. Улыбчивый и вечно жизнерадостный Илон Маск может уничтожить эту структуру в ближайшие несколько лет.

Создатель частной космической фирмы SpaceX разом «сбросил» цену за космические пуски на $350 млн — об этом сам Маск писал в Twitter, издевательски намекая на совершенно безумную стоимость космических пусков компании ULA в $420 млн. Если учесть, что за вывод космического аппарата SpaceX, по разным оценкам, просят $60-65 млн, нетрудно догадаться, что другие международные компании могут провести собственный аудит и посчитать, что текущие транши за «езду» в космос на российских ракетах составляют гораздо большие суммы.

На протяжении долгих лет помимо доставки космонавтов на орбиту и вывода полезной нагрузки одной из статей дохода оставалась продажа ракетных двигателей РД-180 в США. Такие двигатели использовались для коммерческих пусков в одноразовых ракетах Atlas-III и Atlas-V. Однако совсем быстро и неожиданно успешно для производителей и экспортеров двигателей подоспела замена.

Созданные компанией миллиардера Джеффа Безоса Blue Origin двигатели ВЕ-4 уже испытаны и в 2019 году должны занять свое место внутри новой ракеты ULA Vulcan. Нетрудно догадаться, что после начала серийного производства американских двигателей разработанные и производимые в России РД-180 могут оказаться никому не нужны.

«Роскосмос» не умеет зарабатывать

Курировать военно-промышленный комплекс вместо Дмитрия Рогозина в новом составе правительства будет бывший заместитель министра обороны Юрий Борисов, человек с невероятно высокой компетенцией, авторитетом и умением решать сложные задачи. Однако в ведении Борисова, по больше части, окажется сугубо военный космос, обеспечивающий потребности всех родов вооруженных сил. Это значит, что вести «Роскосмос» к новым коммерческим высотам и эффективности придется новому руководителю — бывшему вице-премьеру Дмитрию Рогозину.

Однако тут возникает закономерный вопрос: куда «Роскосмос» собирается двигаться? Какие программы будет реализовывать и чем будет заниматься? На протяжении многих лет считалось, что «Роскосмос» не конкурирует и не будет конкурировать с частными космическими компаниями.

Структура госкорпорации предусматривает обеспечение государственных интересов по работе с космическим пространством. Но если небольшие «частники», получившие лицензий для работы с коммерческими пусками, отберут сначала грузовые миссии по выводу полезной нагрузки в космос, а затем и пилотируемые, что останется «Роскосмосу»?

На этот вопрос руководство компании ответит совсем скоро, но не раньше, чем закончится серьезный внутренний аудит. При этом о масштабных сокращениях известно уже сегодня — только Федеральная космическая программа «похудеет» на 150 млрд рублей. Отсутствие эффективности и, как следствие, финансирования может сказаться как на десятках межпланетных проектов, направленных на изучение особенностей ближайших планет Солнечной системы, так и на программе обеспечения страны национальной площадкой для вывода полезной нагрузки — второй очереди космодрома «Восточный».

Сопоставляя все факты, можно обнаружить, что успешность и прибыльность «Роскосмоса» все еще обеспечивает исключительно государство. Однако мир меняется, и для того, чтобы находить средства на реализацию космических программ, нужно быть умнее основных конкурентов, предлагать более дешевые, практичные и надежные решения. Проблемы с финансированием «Роскосмоса» вполне могла бы решить дочерняя компания, созданная в рамках корпорации и направленная на решение задач по завоеванию рынка.

Однако для того, чтобы догнать SpaceX и отвоевать долю коммерческих запусков обратно, руководству «Роскосмоса» придется совершить настоящее чудо. Единственной надеждой российской космонавтики (по крайней мере пока) остается крупный телекоммуникационный проект британской компании OneWeb, направленный на создание глобальной сети спутникового интернета.

Частичный выбор «Роскосмоса» в качестве оператора запусков здесь объясняется довольно просто — Илон Маск скорее всего просто не продаст собственные ракеты Falcon 9 под выведение на орбиту спутников основного конкурента. Он сам готовится подключить мир к спутниковому интернету Starlink.

Какое место в современной космонавтике займет «Роскосмос», станет понятно в ближайшие пару лет. Однако для того, чтобы не оказаться на обочине без денег, надежные решения для международного рынка космических услуг нужно придумать уже сейчас. Завтра может быть слишком поздно.

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться