Клоунада оппозиции. Как противникам Собянина взять власть в Москве
Фото Вячеслава Прокофьева / ТАСС

Клоунада оппозиции. Как противникам Собянина взять власть в Москве

Фото Вячеслава Прокофьева / ТАСС
Оппозиционным лидерам следует сосредоточиться на борьбе за кресла в Мосгордуме, чтобы реально контролировать мэрию. Для битвы за пост мэра столицы оппозиционные силы выглядят слишком разобщенными

В последние недели в интернете, в политических партиях и на оппозиционном фланге обострились дискуссии в связи с предстоящими выборами мэра Москвы. Порой начинает казаться, что рациональные и зрелые люди полностью погружаются в какую-то альтернативную реальность, причем, я бы сказал, и в ситуативном, и в стратегическом смысле.

Если остановиться на «специфике момента», то он характеризуется несколькими примечательными обстоятельствами.

Что не так с оппозиционной повесткой

В 2013 году попытка Алексея Навального бросить вызов Сергею Собянину вызывала неподдельный интерес. Она не только служила «последним аккордом» череды событий 2011-2012 годов с протестами на Болотной и Сахарова и новыми политическими проектами типа Михаила Прохорова и его партии. Но и предпринималась на фоне успешных попыток оппозиции провести своих кандидатов на значимые региональные позиции. В тот же день, когда в Москве проводились выборы, Евгения Ройзмана избрали главой Екатеринбурга.

В тот момент власть готова была идти на диалог с оппозицией, подтверждением чему стало неожиданное для многих решение Собянина рекомендовать представителям «Единой России» обеспечить прохождение его оппонентом «муниципального фильтра». Все это делало московские выборы центральным событием 2013 «политического года».

Сейчас ситуация радикально иная. Оппозиция не может похвастать и толикой того внимания общества к себе, которым она обладала в 2011-2013 годах. Риторика власти в отношении к ней сменилась с относительно уважительной на очевидно враждебную и уничижительную. Ни о каком благоприятствовании не идет и речи.

Но куда существеннее тот факт, что в условиях сохранения «посткрымского консенсуса» и на фоне победы Владимира Путина в марте большинство избирателей не видят возможности «развилок» и наверняка устали от выборов. Все это говорит о том, что кампания в Москве не станет значимым политическим событием, а результат ее давно предрешен.

За эти годы сильно изменилась сама оппозиция. В России стало уже традицией «ожесточение классовой (простите, клановой) борьбы» по мере сокращения потенциального «приза». В 2011-2012 годах представители довольно сильно отличавшихся друг от друга течений действовали сообща. Результатом стали и либерализация закона о партиях, и победы на региональных выборах, и большие надежды. В значительной мере возвышение Навального произошло не только благодаря его личным качествам, но и в силу существования демократической волны, которая выносит на гребень популярности тех или иных лидеров, неважно, оправдывающих ожидания масс или нет.

Сегодня оппозиционные силы полностью вписались в сложившуюся властную систему. Иерархии внутри партий столь же самодовлеющи, как и в «партии власти», а уважение к собственным уставам столь же невелико, как и в целом по России уважение к нормам закона. Прекрасный тому пример дала история с протаскиванием Сергея Митрохина в кандидаты от «Яблока». Лидеры того же «Яблока» или КПРФ (которая, кстати, не поддержала перспективного мэра Новосибирска на выборах губернатора), Григорий Явлинский и Геннадий Зюганов прочно контролируют свои организации без малого 30 лет, но при этом критикуют президента за политическое долголетие.

У ряда структур типа ЛДПР или «Справедливой России» вообще нет узнаваемых кандидатов на предстоящих выборах. Наконец, демократы больше борются друг с другом (достаточно вспомнить общение Сергея Митрохина, Ильи Яшина и Дмитрия Гудкова), чем критикуют своего основного оппонента или обсуждают позитивную программу развития города.

Все это, на мой взгляд, говорит только об одном: выборы превращаются в клоунаду усилиями самих оппозиционных сил, и обсуждать всерьез шансы кого-либо из оппонентов нынешнего мэра не приходится. Однако если взглянуть в «краткосочную перспективу», то возникают совсем иные вопросы, которые мало кто сегодня пытается ставить.

Очевидность достижений

Москва образца 2018 года существенно отличается от Москвы образца начала 2010-х. Конечно, можно критиковать отдельные реализуемые в городе проекты вроде постоянной переукладки бордюров и плитки или художественного вкуса градоначальника, но нельзя не видеть, насколько изменилась экономика города за последние годы.

С 2010 по 2017 год доходы московского бюджета выросли на 85%. Это произошло вопреки фактической отмене федеральной дотации за столичный статус, ухода (в основном в Санкт-Петербург) нескольких крупнейших федеральных компаний, принятия закона о коллективных группах налогоплательщиков и соответствующего перераспределения налогов в регионы, а также уменьшения на 1 процентный пункт региональной доли налога на прибыль.

Осталось в прошлом влияние на городскую экономику противостоящих олигархических групп и финансовый «беспредел». Конечно, консолидация сама по себе не страхует от ошибок, и эти ошибки неизбежно появляются. И все же у Москвы есть очевидные успехи в дорожном строительстве, благоустройстве, в запуске программы реновации, которая в начале была принята в штыки, а сейчас особых протестов не вызывает.

Предположим в такой ситуации, что в Москве сменяется власть. Готов ли будет Кремль спокойно смотреть на эксперименты новой команды? Или скорее он попытается перераспределить «избыточные» московские доходы, к чему уже призывал недавно первый вице-премьер и глава Минфина Антон Силуанов? Сколько еще компаний уйдут из города? Удастся ли сохранить собираемость налогов? Даст ли отказ от «перекладывания плитки» достаточные возможности для экономии?

Вопросов возникает много, но суть одна: Москва — это центр российской политики, и, пытаясь его «захватить», нужно думать о последствиях, причем прежде всего для самих москвичей. Мне пока не кажется, что эта тема хоть как-то присутствует в стратегии оппозиционных политиков.

Реальность целей

На все это можно ответить, что любая оппозиция должна участвовать в выборах — иначе невозможен нормальный политический процесс. Однако участвовать нужно в выборах, в которых есть шанс победить. Выставлять свою кандидатуру снова и снова, как пытается делать тот же Митрохин — признак не упорства, а чего-то иного. И если говорить о выборах серьезно, то я предложил бы задуматься о совершенно иной стратегии.

Есть ли в Москве запрос на более качественное управление городом? Несомненно. Когда команда Дмитрия Гудкова и Максима Каца начала готовиться к муниципальным выборам в прошлом году, на получение 176 мандатов не рассчитывал, кажется, почти никто. И выиграли их люди, не обладавшие «федеральной узнаваемостью» или крутившиеся десятки лет около шефов «системной оппозиции».

Пошло ли городу на пользу обновление корпуса муниципальных депутатов? Безусловно. И этот путь следует продолжить. В следующем году состоятся выборы в Мосгордуму, на которых, с одной стороны, нынешние муниципальные депутаты могут по-настоящему раскрыться, и с другой стороны, оппозиция получит шанс объединиться, так как борьба будет идти за десятки реально доступных депутатских кресел, а не за формальное право побороться с недосягаемым фаворитом.

Более того, имеются еще два важных обстоятельства.

Во-первых, получив серьезное представительство в Мосгордуме, оппозиция сможет сделать то, чего ей так хочется: попытаться контролировать городскую власть, претензии к которой, судя по программам кандидатов в мэры, сегодня выглядят скорее скорее частными, чем системными. Более того, срок депутатства новых членов Думы будет истекать в 2024 году. Это позволит оппозиции серьезно подготовиться к трем событиям: к выборам в Госдуму на территории Москвы в 2021 году, к новым выборам мэра, которые могут действительно стать настоящей пробой политических сил в 2023 году, и, наконец, к президентской кампании 2024 года.

Москва сегодня — за ее нынешними руководителями и за путинским большинством. Москва завтра может поддержать оппозицию, но только если она не будет пытаться брать ее «наскоком» и докажет свою способность управлять и свои возможности договариваться.

Во-вторых, какими бы разными ни выглядели политические события, разделяемые несколькими десятилетиями, между ними несомненно имеются параллели. Тридцать лет назад в Советском Союзе бушевала перестройка. По сей день многие участники тех событий размещают фотографии миллионных демонстраций на Манежной площади. Тот триумф демократических сил в Москве начался с выборов депутатов Моссовета в марте 1990 года, по итогам которых Гавриил Попов стал председателем (мэром он был избран только на следующий год). Мне кажется, что именно борьба за законодательную власть в Москве является сегодня наиболее важной для оппозиции и может стать единственно результативной.

Еще раз повторю: сегодня все говорит в пользу того, что Москва — за нынешней властью. И если ее оппоненты хотят, чтобы у них появился шанс на успехи в будущем, они должны выстраивать новую тактику: ответственную, конструктивную, рассчитанную на долгосрочную перспективу.

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться