Из варяг в губернаторы: старому поколению управленцев грядет смена

Максим Артемьев Forbes Contributor
Фото Данила Айкина / ТАСС
Многие главы регионов, с триумфом одержавшие победу на прошлых выборах в 2014 году, становятся для власти «проблемными», испытывая сложности с управлением на вверенных им территориях

Кремль продолжает методично готовиться к губернаторским выборам 2019 года и расчищает площадку для своих выдвиженцев. В 2019 году заканчиваются пятилетние сроки у победителей кампаний 2014 года. Некоторые из них уже не занимают пост губернатора: кто-то сел в тюрьму, как руководители Коми, Удмуртии, Кировской области, кто-то перешел на другую работу, как губернаторы Псковской или Воронежской областей, кто-то ушел в отставку ранее. Теперь дошла очередь до Олега Королева и Алексея Кокорина, у которых срок полномочий завершается в будущем году.

Администрация президента по-прежнему делает ставку на назначение исполняющего обязанности. Хотя казалось бы, если бы Олег Кожемяко захотел возглавить Приморский край, он мог бы взять отпуск за свой счет на Сахалине и поехать по районам Приморья, агитируя за себя. Но это не в логике Кремля. Президентский выдвиженец должен непременно сесть в свой будущий кабинет и, уже располагая властным ресурсом, работать на свой образ. Такой подход мало согласуется со здравым смыслом и понятиями о приличиях, но в постсоветской России оказывается вполне приемлемым.

Если бедная Курганская область отступает на второй план, то Липецкая представляет интерес для олигархических групп. Она наравне с Белгородской областью входит в число «металлургических» черноземных регионов. Именно благодаря развитию черной металлургии сугубо сельский край получил мощное развитие. И Липецкая, и Белгородская области создавались в 1954 году именно как центры развития тяжелой индустрии, до этого Липецк и Белгород были ничем не примечательными уездными городишками. А в советское время — райцентрами. За счет НЛМК в области удавалось поддерживать и сельское хозяйство, и социальную сферу, и политическую стабильность.

Олег Королев пусть не сразу, но наладил отношения с руководством НЛМК и смог удерживаться у власти ровно двадцать лет. Позволю личное отступление: мой первый день работы в должности пресс-секретаря губернатора Тульской области как раз совпал с выборами губернатора в Липецке в 1998 году. Я докладывал Василию Стародубцеву об их итогах, рассказывая, что старого опытного Михаила Наролина (за которого тот болел) победил какой-то Королев из молодых. И это было как будто вчера. А теперь уже и Королев — «старый и опытный», уступает дорогу молодым, как он сказал в своем прощальном обращении. Правда, Королев заметил, что не уходит на пенсию, а просит у президента новой работы.

Олег Королев спокойно и без скандалов отработал свои 20 лет, если не считать нескольких его неосторожных высказываний, которые, впрочем, не нанесли особенного репутационного урона губернатору. Так что его преемника Игоря Артамонова ожидает вполне приличное наследство. Если он не допустит грубых просчетов, избрание ему гарантировано. В Липецке нет значимой оппозиции, явных протестных настроений.

Кремль, как это теперь проходит почти повсеместно, предпочел варяга, человека со стороны. Ранее Артамонов занимал кресло вице-президента Сбербанка России — председателя Среднерусского банка. Сразу заметим, что Липецкая область в сферу Среднерусского банка не входит. Артамонов практически всю свою сознательную жизнь проработал в Сбербанке, начиная в Ставропольском крае — в Буденновске, как раз в тот момент, когда город захватила банда Шамиля Басаева. Затем командировался на Дальний Восток, 4,5 года руководил Западно-Сибирским Сбербанком в Тюмени.

С одной стороны, не очень понятно, как будет руководить регионом человек, ни дня не работавший ни на государственной должности, ни на политической. С другой стороны, Сбербанк — государственная структура, находящаяся в тесном контакте с региональной и федеральной властью. Поэтому у Артамонова есть общее понимание того, как устроена государственная машина, в том числе на региональном уровне.

Вадиму Шумкову, заместителю губернатора Тюменской области по инвестициям, придется сложнее. Курганская область — регион очень бедный, без значимых природных ресурсов, без особенных перспектив. Курган до 1943 года тоже был уездным городком-райцентром, и лишь эвакуация в войну ряда предприятий на его территорию послужила поводом для создания области.

Из официальной биографии Шумкова следует, что он родился в деревне в Курганской области, так что формально он ей не чужд, но вся его взрослая жизнь прошла в соседней Тюменской области. Он 1971 года рождения, но чем занимался до 1994 года — начала его трудовой биографии, остается загадкой, так как институт он окончил только в 1996 году. Из его воспоминаний в ЖЖ (факт примечательный, многие ли чиновники ведут неформальные блоги?) следует, впрочем, что в юности он не сторонился любых заработков, в том числе торговал картофелем.

С 2004 года он оказывается на госслужбе, с 2006 года — директор департамента инвестиционной политики, а с 2012 года — заместитель губернатора. Вполне типичная биография для этого поколения — не очень прозрачная молодость в 1990-е годы со сменой разных занятий, а после — последовательная карьера во властных структурах. Судя по всему, Шумков — вполне разумный чиновник, опытный и знающий, но он всегда был за чьей-то спиной и выполнял поручения сверху, а теперь ему предстоит стать первым лицом в непростом регионе.

Раньше губернаторские выборы в Курганской области всегда проходили шумно и с большим напряжением для действующей власти. Олег Богомолов, 18 лет проработавший губернатором, все три свои победы одерживал с минимальным перевесом. Его преемник, перешедший сегодня на другую работу Алексей Кокорин, был явно не на своем месте — он так и остался на уровне мэра Шадринска, кем и был до назначения главой области. Он испытывал проблемы со здоровьем, а образование оставляло желать лучшего — сам факт, что до 30 лет он работал простым токарем, а вузовский диплом получил в 40, говорит о многом.

Многие главы регионов, с триумфом одержавшие победу на прошлых выборах в 2014 году, становятся для власти «проблемными». Например, главы Мурманской, Волгоградской, Оренбургской и Курской областей, Санкт-Петербурга, Башкирии, Горного Алтая. Все они либо уже люди в возрасте, либо испытывают сложности с управляемостью на вверенных им территориях. Добавим к ним главу Белгородской области Евгения Савченко, который руководит ею с 1993 года. 25 лет — столько не руководили даже в советские времена, и главу Забайкалья Наталью Жданову.

С учетом интересов властной вертикали большинству из них придется в ближайшее время расстаться со своими должностями. Как показывают примеры Шумкова и Артамонова, на смену старым губернаторам приходят вовсе не «политики», о необходимости которых заявил директор ВЦИОМа Валерий Федоров. Значит, Кремль уверен в том, что случившиеся провалы и проигрыш провластных кандидатов — всего лишь недоразумение и он полон веры в свои силы.

Новости партнеров