Замкнутый круг популизма

Владимир Мау Forbes Contributor
Рецессия, похоже, закончилась. Кризис продолжается

«Будет ли третья мировая война?» — спросили как-то у армянского радио. «Как таковой третьей мировой войны не будет. Но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется».

Разговоры о «второй волне» экономического кризиса постепенно затихли. В связи с наметившимися темпами помесячного роста в развитых странах и сохранением высокого роста в азиатских экономиках пессимистические ожидания сходят на нет. Все шире распространяется мнение, что самая острая фаза экономического кризиса позади.

Опыт последнего года показал, что правительства и центробанки способны предотвращать банковский кризис, смягчать социальные последствия сокращения производства и банкротства предприятий. Это позволяет делать осторожные выводы, что катастрофического развития событий образца 1930-х годов избежать, по-видимому, удастся. Однако не стоит тешить себя иллюзиями: мы хорошо умеем готовиться к прежним кризисам, не повторять ошибок прошлого, но новые кризисы нам неведомы, и каков будет реальный ход событий, нам неизвестно. Ведь нестандартное развитие событий в будущем как раз вытекает из наших нестандартных действий в настоящем. Стремясь не допустить сценария Великой депрессии, правительства ведущих стран пошли на беспрецедентные для мирного времени меры по денежной накачке экономики. Беспрецедентность этих мер делает их последствия весьма неопределенными. По сути, пожар экономического кризиса уже год заливают разбавленным керосином, и только время покажет, сможет эта смесь сбить пламя или подхлестнет огонь.

Завершение рецессии не будет означать завершения кризиса. Сама антикризисная политика создает дополнительные проблемы и риски.

Политика дешевых денег и бюджетных вливаний влечет за собой существенный рост суверенного долга большинства развитых рыночных экономик и в перспективе делает более чем реальной высокую инфляцию. Именно поэтому вопрос об exit strategy, то есть о путях и направлениях дезинфляции и сокращения государственного долга, периодически возникает в дискуссиях политиков и экономистов. Варианты действий достаточно очевидны: повышение налогов, сокращение бюджетных расходов, увеличение процентных ставок.

Понятны и политические последствия такой стратегии. С одной стороны, политики развитых стран призывают своих партнеров не ослаблять усилий по бюджетному стимулированию. Слишком раннее возвращение к бюджетному консерватизму может привести к тому, что в отсутствие дешевых денег «экономический двигатель» вновь начнет глохнуть. С другой стороны, слишком длительная и слишком масштабная накачка экономики деньгами может (и будет) создавать реальную угрозу высокой инфляции в развитых странах. Вырваться из этой ловушки очень непросто.

Еще труднее оценить политэкономические проблемы и препятствия, связанные с отказом от антикризисных мер. Ужесточение бюджетных расходов и повышение процентных ставок — процесс болезненный при любом режиме, но особенно опасен он для незрелых демократий, где избиратели в силу своей бедности более склонны верить популистским лозунгам. Наблюдая за правительствами стран, которые готовятся к выборам, нетрудно заметить склонность к популизму даже тех, кто до сих пор ему активно противостоял.

После срыва в популизм экономика попадает в замкнутый круг, хорошо изученный на опыте Латинской Америки ХХ столетия. Бюджетная и денежная экспансия способствует оживлению экономики, но приводит к увеличению госдолга, ускорению инфляции и росту процентных ставок. Это подрывает стимул к инвестициям в производство — или из-за ускоряющегося обесценения денег, или из-за того, что наиболее привлекательными становятся вложения в госбумаги. Следующий шаг — ужесточение бюджетной и денежной политики, что влечет за собой рецессию. За рецессией вновь может последовать смягчение макроэкономической политики — и так несколько раз. Особенно неприятно то, что подобные колебания неизбежно ведут к расшатыванию институтов государственной власти. В странах со слабыми институтами экономический цикл популизма нередко сопровождается политическими переворотами, поочередным приходом к власти популистских и консервативных диктатур.

Конечно, латиноамериканский сценарий не является неизбежным исходом антикризисной борьбы: многое зависит от эффективности и гибкости политических институтов в охваченных кризисом странах. Однако риск оказаться в замкнутом круге популизма реален и, похоже, нарастает.

Новости партнеров