Чем грозят бизнесу абстрактные формулировки Уголовного кодекса

Правоприменительная практика позволяет обвинить в мошенничестве практически каждого предпринимателя

Проблемы с вымогателями в погонах возникают у бизнеса не только из-за широких полномочий, предоставленных органам внутренних дел по закону о милиции. Сформировавшаяся в России правоприменительная практика позволяет переводить административное правонарушение или неисполнение гражданско-правовой обязанности в разряд уголовного преступления. Почему так происходит?

Некоторые статьи Уголовного кодекса сформулированы чрезвычайно абстрактно. Скажем, часто применяемая в отношении предпринимателей статья 159 «Мошенничество» звучит так: «Хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». В силу абстрактности такой формулировки вопросы применения этой статьи урегулированы постановлением пленума Верховного суда от 27 декабря 2007 года. Оно, по сути, и стало законом. Без него судьям было бы трудно понять, какие проступки подпадают под действие статьи 159.

В постановлении говорится о том, что любое невыполнение договора можно квалифицировать как мошенничество, если суд найдет, что намерение не выполнить свое обязательство возникло у предпринимателя еще до получения им платы по договору. Установить момент возникновения такого намерения следствие и суд могут на основании любых косвенных доказательств, то есть у них появляется возможность действовать в соответствии с собственными оценочными, можно сказать, вкусовыми суждениями, а также собственными интересами. В результате неисполнение гражданско-правового обязательства достаточно легко может быть интерпретировано как уголовное преступление.

Такая практика стирает грань между гражданским правонарушением и уголовным преступлением. В гражданском правонарушении нет ничего криминального. Если договоры не исполняются, товар поставляется ненадлежащего качества, порядок расчетов нарушается и т. д., связанные с этим споры решаются в гражданском судопроизводстве и тот, кто понес убытки, получает их полное возмещение. Но сегодня предприниматель не может быть уверен, что такого рода дела не станут предметом уголовного разбирательства.

Часто для достижения незаконных целей следствию не обязательно доводить уголовное дело до суда. Достаточно его возбуждения. Пока предприниматель находится в СИЗО, у него отбирают бизнес, дело же в конце концов может быть и прекращено.

Возможно, если бы суды и следствие были идеальны, то абстрактная формулировка закона была бы не так страшна. А в наших условиях, когда следствию и суду доверять можно, к сожалению, далеко не всегда, такое положение дел приводит к полной беззащитности предпринимателей перед правоохранительным органами.

Автор — Управляющий партнер адвокатского бюро «Маргулян и Рахмилович».

Новости партнеров