Россия: перезагрузка

Какого «софта» не хватает нашей стране для здорового развития

Недавно я побывал в Томске. Настрой областных властей на развитие новых технологий навел одного из моих коллег на мысль, что всю деятельность власти можно по аналогии с IT-индустрией разделить на hard («железо») и soft (программное обеспечение). Hard — это законы и формальные механизмы их выполнения: финансирование школ, больниц, дорог. Soft - это неформальные механизмы управления.

В Томской области присутствие «софта» словно витает в воздухе, и становится понятно, что «софт» не менее важен, чем «железо», и не только в компьютере. Основной элемент «софта» в Томской области — это атмосфера взаимного доверия и сотрудничества между властью, наукой, бизнесом и гражданами. Один из предпринимателей на вопрос, почему для своего бизнеса он выбрал именно Томскую область, ответил: «Это единственный регион, где губернатор приходит на встречу с предпринимателями с блокнотом, чтобы лично записать проблемы, которые волнуют бизнес». Другой предприниматель-пивовар пришел в администрацию к высокопоставленному чиновнику просить денег: из-за ослабления рубля не хватало на импортный фильтр. В логике «харда» предпринимателю надо было бы отказать или предоставить государственную гарантию с целью облегчения получения кредита. Чиновник отреагировал по-другому: предложил воспользоваться отечественным фильтром и познакомил пивовара с его производителем. В описываемом случае это не помогло: отечественный фильтр оказался настолько хорош, что фильтровал пенный напиток до дистиллированной воды, а это не всем любителям пива понравится.

Очевидно, что администрация Томской области выступает посредником в установлении доверительных отношений между ключевыми группами интересов в регионе и во многом выступает гарантом достигнутых договоренностей. Так создается «софт»(или «социальный капитал»), отсутствие которого негативно влияет на реализацию коммерческих или социальных начинаний в других регионах.

Исторически именно для «продажи доверия» возникали самые различные институты. Протестантские и старообрядческие общины смогли обеспечить первоначальное накопление капитала именно благодаря доверию между своими членами. Не случайно в Сибири нередки были случаи, когда молодой человек, поработав несколько лет приказчиком, вдруг становился миллионщиком. Это, как правило, были деньги общины, которая вначале отправляла его получать управленческие навыки, а затем доверяла ему капитал. Православная церковь сплачивала российский народ в самые трудные для него времена тоже благодаря доверию к тем, кто верует во Христа. Современные венчурные фонды, ассоциации бизнес-ангелов, суды в развитых странах и даже мафия на юге Италии — все эти институты востребованы, потому что обеспечивают «софт», то есть продают доверие.

К сожалению, для современной России опыт Томской области скорее исключение: нам остро не хватает «софта». Во многом это обусловлено нашим прошлым. Институт доносительства при сталинском режиме, принижение роли семьи (вплоть до требования отречения от родителей — «врагов народа»), борьба с частной собственностью и частной инициативой, гонения на Церковь и веру в Бога ослабили традиционные институты, формирующие атмосферу доверия. Крах коммунистического режима и революционные события 1990-х (включая первоначальное накопление капитала) фактически обнулил доверие людей к партийным инстанциям, законам и государству. В нынешнем десятилетии, если не считать резкого роста доверия к национальным лидерам, ситуация не улучшилась: коррумпированные суды, правоохранительные, налоговые и таможенные органы, рейдеры, растущий как опухоль бюрократический аппарат, одноликие бессодержательные партии не могут обеспечить стабильные правила игры и соблюдение этих правил.

Во время кризиса доверие особенно необходимо. Вспомним, как во время Великой депрессии Франклин Делано Рузвельт регулярно обращался к нации, объясняя каждый шаг своей администрации. К сожалению, тени из прошлого и здесь мешают нам. Вместо слаженно функционирующего «софта» продолжает работать «совок»: мелочная опека власти над бизнесом и населением. В регионах создаются антикризисные штабы, при штабах — антикризисные группы и отраслевые комиссии, которые пытаются, как король в «Маленьком принце», регулировать время заката солнца. Правда, в отличие от короля, эти структуры совсем не сообразуют свои приказы со временем суток. Власти пытаются снизить себестоимость молока, сохранить объем кредитования физических и юридических лиц на докризисном уровне, обеспечить выполнение плановых показателей производства и реализации алкогольной продукции и т. д. и т. п. В лучшем случае такие решения игнорируются бизнесом и весь пар уходит в свисток. Подобная бессмысленная деятельность разрушает «софт» государственного управления.

В учебниках по экономике написано, что спрос рождает предложение. Спрос на «софт» в России огромен, и рано или поздно найдутся институты, которые его удовлетворят в полном объеме. Верится, что этими институтами станут Церковь, семья, законодательная, исполнительная и судебная ветви власти, «купеческое слово», средства массовой информации, венчурные фонды и сообщества бизнес-ангелов, а не мафия, пусть и в чиновничьих креслах, как на юге Италии.

Автор — заведующий Лабораторией бюджетного федерализма Института экономики переходного периода

Новости партнеров