Скоропортящаяся свобода

Вадим Новиков Forbes Contributor
Как была сломлена монополия советской торговли

Указ Бориса Ельцина «О свободе торговли» со временем стал символом эпохи гайдаровских реформ. Благодаря указу в феврале 1992 года на улицы российских городов высыпало население — торговать кто чем горазд. Продержавшаяся больше полувека монополия государства на розничную торговлю была уничтожена.

Указ давал гражданам свободу торговли — право при немногочисленных и необременительных исключениях торговать чем угодно «в любых удобных» для граждан местах, а также право беспошлинно покупать за границей любые товары. Между тем, как вспоминает автор этого указа, депутат РСФСР и Ленсовета Михаил Киселев, изначально правительство реформаторов не планировало вводить норму, «снимающую все ограничения на торговлю, жестко взрывающую старые формальные нормы и стереотипы поведения».

Киселев отмечает, что для «дирижистов» Егора Гайдара и Анатолия Чубайса, занимавших ключевые экономические посты в правительстве образца декабря 1991 года, реформы подразумевали «сохранение контроля и директивной управляемости», что исключало документы прямого действия, аналогичные указу. Как и многие реформы, этот указ появился вынужденно — в связи с растущими проблемами снабжения в городах. Эти проблемы не были решены и после либерализации цен, проведенной 2 января 1992 года. «Надо просто взять у каждого фермера излишек продовольствия», — предлагал через неделю после либерализации цен депутат Верховного совета России Юрий Гулько. «Если нам поручат еще и стихийные волнения народа... избави Бог», — комментировал в начале января возможное развитие событий председатель Комитета по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу.

Киселев взялся за подготовку указа «О свободе торговли» еще в декабре, получив «добро» от руководителя Рабочего центра экономических реформ при правительстве Сергея Васильева. О том, что одновременно с ценами необходимо освобождать и торговлю, реформаторам твердил также Марек Домбровски — один из иностранных советников российского правительства. Аналогичная норма хорошо зарекомендовала себя в 1990 году во время шоковой терапии в Польше. Однако даже в тех обстоятельствах, по словам Киселева, у Гайдара «боязнь потери контроля, пусть и иллюзорного, брала своё», в силу чего в окончательный текст указа были введены «несуразные и вредительские» ограничения вроде разрешения муниципальным властям определять уровень торговых надбавок.

Указ был подписан Борисом Ельциным 23 января как корректировка курса реформ, последовавшая за признанием того, что они «идут с определенным перекосом». «Новый курс» продлился недолго. Уже в апреле 1992 года правительство Москвы откровенно злоупотребило одной из оговорок указа — запретом на торговлю на территориях, «прилегающих к зданиям государственных органов власти», — и целиком прекратило торговлю на улицах Охотный Ряд, Новый Арбат, Тверской, Пушечной, Никольской и на Театральной площади. По сохранившейся и ныне традиции эксперты отнеслись к этому ограничению благодушно, решив, что возможностей для торговли остается не так мало. Еще через пару месяцев, в июне, новая редакция президентского указа отменила право граждан продавать товары «в любых удобных для них местах» и ограничила его «местами, отведенными органами исполнительной власти», а еще через короткое время появились лицензии на основные виды торговой деятельности и ограничения на беспошлинный ввоз товаров.

Автор — старший научный сотрудник Академии народного хозяйства

Новости партнеров