24.02.2010 09:48

Кремлевская таблетка

Вадим Новиков Forbes Contributor
Правительство хочет регулировать цены на важнейшие лекарства. Кому выгоден дефицит и коррупция?

Принятый в первом чтении проект закона «Об обращении лекарственных средств» значим для потребителя по очевидной причине — от закона зависит, какие лекарства, когда, где и почем будут продаваться.

Сначала «почем». С точки зрения экономиста, логика правительства в этом вопросе выглядит парадоксальной. Правительству известно, что регулирование цен опасно для потребителей: чревато дефицитом товаров, ухудшением их качества, способствует возникновению черного рынка с еще более высокими ценами, чем были прежде. Это утверждение — одно из немногих, которые почти единодушно разделяются экономистами.

Кроме того, правительству известно, что некоторые лекарства жизненно необходимы и важны для большого числа людей. Из этих двух посылок правительство — автор законопроекта — делает вывод: регулирование цен со всеми сопутствующими опасностями должно затрагивать примерно 5000 «жизненно необходимых и важнейших» лекарств и не касаться всех прочих. В соответствии с законопроектом государство будет фиксировать предельные цены производителей этих лекарств, а также предельную наценку дистрибьюторов. Стартовой точкой для определения цены лекарства в очередном году будет его средняя цена в предыдущем году (в некоторых случаях цена лекарства в других странах), для корректировки которой «может учитываться» инфляция.

Такое же решение приняло правительство и при разработке закона о торговле: регулировать цены на продукты питания можно, только если они «социально значимы».

Эти решения нелегко примирить со здравым смыслом. Если регулирование цен приносит вред потребителю, то в первую очередь нужно избавить от регулирования самые важные товары. Не так страшно столкнуться с дефицитом икры и шампанского, как с дефицитом молока, хлеба и важнейших лекарств.

Экономический парадокс на поверку оказывается политическим трюизмом. Правительство просто выполняет пожелания населения. По данным ВЦИОМ, регулирование цен на лекарства прошлой осенью поддерживало 95% населения. А опросы последних лет, проводившиеся Фондом «Общественное мнение», показывают: около половины населения считает, что ограничение цен на основные продукты питания может иметь только положительные последствия, а либерализация цен в 1992 году была ошибкой. Очевидно, сторонники регулирования не доверяют доводам экономистов о том, что свободные цены — в их интересах.

К счастью, для дискуссии между сторонниками и противниками регулирования существует некоторая общая почва. И те и другие являются потребителями услуг здравоохранения и естественных монополий, где цены уже регулируются. Положение потребителя в «естественномонопольных» секторах незавидно, и это несложно объяснить. Любая система должна давать ответ на вопрос: кто получит товар? При свободных ценах товар получают те, кто готов больше всего заплатить. Регулируемая цена, если это не фикция, ниже, чем свободная, и желающих купить товар по этой цене будет больше, чем продать. В этой ситуации любого покупателя без всяких издержек можно заменить на следующего в очереди, его ценность для продавца равна нулю. Скорее всего, товар в итоге получит тот, кто найдет способ выделиться из общей очереди — познакомиться с продавцом, дать ему взятку или предоставить «по бартеру» свои услуги.

Показателен пример бесплатных дорог. Пробки в мегаполисах — те же очереди. Первое место в такой очереди получают владельцы мигалок, остальные могут проводить в дороге часы. Все это может показаться только лишь результатом ошибок Лужкова или Матвиенко, однако посмотрим правде в глаза: если бы в каком-то баре стали бесплатно или дешево отпускать пиво, там тоже появились бы длинные очереди. И наверняка хозяин бара нашел бы возможность обслужить первыми своих друзей. И, конечно, бесплатного пива не хватило бы на всех.

Для склонных к азартным играм людей эта система, может быть, и неплоха: вы можете проиграть, напрасно простояв в очереди, зато можете выиграть, купив пиво дешевле, чем в другом месте. Однако не все люди азартны. Более того, при покупке лекарств, особенно «жизненно необходимых и важнейших», ставки выше, чем при покупке пива. И тут мы получаем новый парадокс: запретив ходить в казино тем, кто хотел играть, правительство устроило казино для тех, кто играть наверняка не хочет.

Автор — старший научный сотрудник Академии народного хозяйства

Новости партнеров