Два шага вперед, один назад | Forbes.ru
$58.26
69.54
ММВБ2161.17
BRENT63.57
RTS1166.09
GOLD1288.51

Два шага вперед, один назад

читайте также
+1 просмотров за суткиПолковника никто не помнит: как живет Ливия без Муаммара Каддафи Южная Корея без президента: импичмент входит в моду Молись и кайся: что делать, если вы попались на допинге +1 просмотров за суткиЗвук цивилизации: почему музыка уходит в стриминговые сервисы +1 просмотров за суткиЭффект помады: почему акции бьюти-компаний ведут себя лучше рынка Нефть под ОПЕКой: влияние картеля на котировки будет недолгим Санкции не сняли: с чем уезжает из России турецкий премьер +1 просмотров за суткиВыборы-2018: не стоит волноваться Почему угольная промышленность устойчива к кризису Реальное влияние: итоги лоббистской деятельности при Обаме Ярмарка тщеславия: как работает современный рынок науки Оправданный историей: как Фидель Кастро пережил всех друзей и врагов «Россиянозамещение»: как Турция развивает халяльный туризм Зрелость миллиардера: бизнесмены стремятся к вечной жизни Инструмент капиталиста: Forbes и Октябрьская революция Кошмар социологов: кто будет кандидатом от правых на французских выборах +2 просмотров за суткиТриумф Германии: страна стала крупнейшим рынком недвижимости Европы +3 просмотров за суткиСтоит ли "тянуть как можно дольше" с отменой контрсанкций +3 просмотров за суткиПобег от банкиров: почему россиянам не стоит держать свои сбережения за рубежом +3 просмотров за суткиПартия, соратники, семья: кто стоит ближе к Трампу +20 просмотров за суткиЗолотая жила российской оборонки: сохранит ли Москва индийский рынок вооружений
Мнения #Мнения 19.04.2010 14:28

Два шага вперед, один назад

Вадим Новиков Forbes Contributor
Антимонопольное регулирование смягчат. Это не значит, что чиновники добросовестно поработали над ошибками

В последние месяцы руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев то и дело говорит о намерении смягчить антимонопольное законодательство. Он имеет в виду поправки в закон «О защите конкуренции», так называемый третий антимонопольный пакет. «Кое-где гайки были перекручены», — поясняет чиновник.

Пару лет назад такие слова из уст Артемьева стали бы настоящей сенсацией. Сегодня они по большому счету почти не удивляют — поскольку перекликаются с высказываниями других членов правительства. Министр экономического развития Эльвира Набиуллина выражает мнение, что «ужесточение антимонопольного регулирования... может привести к ограничению конкуренции», а первый вице-премьер Игорь Шувалов констатирует, что «сколько бы мы ни ужесточали антитраст, новые компании на рынок этим не привлечь. Как не получится повысить и стимулы для инвестиций и инноваций».

Изменения в риторике (с перспективой появления перемен и в политике) Артемьев объясняет сменой приоритетов. Если раньше перед ФАС стояла задача «создать современное антимонопольное законодательство» и «сделать это быстро», то теперь задача изменилась — «сделать законодательство консервативным, чтобы оно менялось не слишком быстро». Новый этап описывается как время «либерализации» антимонопольного законодательства, повышения его «ясности и определенности», которые еще совсем недавно приносились в жертву скорости принятия поправок.

Из разъяснений Артемьева следует, что этап ускоренного ужесточения регулирования был уникальным явлением, связанным с модернизацией законодательства, а потому вряд ли повторится. Между тем «эффект храповика» Хиггса и «эффект Коуза» заставляют взглянуть на это явление как на регулярное и повторяющееся.

Американский экономист австрийской школы Роберт Хиггс формулирует «эффект храповика» следующим образом: во время кризиса масштабы регулирования увеличиваются, а после кризиса уменьшаются, но никогда не возвращаются на прежний, более низкий, как до кризиса, уровень.

По словам председателя Конкурентного трибунала ЮАР Дэвида Льюиса, в период кризиса «каждый ценовой шок порождает у общественности и чиновников подозрение в сговоре... Каждый рынок с доминированием одной фирмы рассматривается как рынок с монополистическим поведением, даже если барьеры входа низки и необычная степень технологического динамизма делает рынок состязательным и относительно защищенным от рыночной власти». Подобного рода настроения в России способствовали принятию в прошлом году «второго антимонопольного пакета», который расширил полномочия ФАС. «Третий антимонопольный пакет» их уменьшит, однако в соответствии с «эффектом храповика» ФАС не планирует возвращать эти полномочия на докризисный уровень. Случись в стране новый кризис, маневр «два шага вперед, один назад» наверняка повторится.

Не только кризис, но и успешное развитие несет опасность роста антимонопольного регулирования. По наблюдению Рональда Коуза, «когда экономист обнаруживал что-либо… чего он не понимал, он искал объяснение в монополии. А поскольку мы очень невежественны… число непонимаемых явлений деловой жизни оказывается довольно значительным, а объяснение с помощью монополии — частым». Естественно, наименее понятными обычно оказываются новые деловые практики, а в молодых рыночных экономиках вроде российской — практически всё. Только с течением времени экономисты находят «немонопольные» объяснения новых практик и первоначальные ограничения на их использование смягчаются. Таким образом, отмена и смягчение устоявшихся запретов типична, но типично и регулярное появление новых запретов. Случись в стране «инновационный рывок» с появлением новых товаров, деловых практик и бизнес-форматов, антимонопольные органы не замедлят развернуть борьбу, закручивая до упора и затем немного раскручивая гайки.

Оба эффекта — Хиггса и Коуза — сулят бизнесу мало хорошего и оба связаны с предубеждениями: относительно причин и способов преодоления кризисов, относительно объяснений деловых практик. Те, кто хочет избежать нового закручивания гаек, должны найти способ справиться с этими предубеждениями.

Автор — старший научный сотрудник Академии народного хозяйства при правительстве РФ

 

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться