Демократия за 50 рублей

Мигалки — всего лишь сигнал. О том, что государственное и общественное устройство у нас феодальное. Но и 50-рублевое ведерко — сигнал не менее важный

«Настоящая жизнь пролетела мимо, радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями». Эта литая фраза Ильфа и Петрова могла бы проиллюстрировать смысл катания с мигалками и прочими проблесковыми маячками, если бы целью катающихся было так называемое символическое (демонстративное) потребление. По-простому говоря, если бы обладатели мигалок желали выпендриться и показать, как они страшно далеки от народа. Так же далеки, как участники автопробега от пассажиров «Антилопы-Гну». Но, судя по тому, что водитель Mercedes S600 с номером А 505 МР 97 и мигалкой на крыше, спровоцировавший ДТП в самом что ни на есть пульсирующем центре столицы — на углу Тверской и Тверского, стал под прикрытием автоматчиков свинчивать номера, для пользователя привилегией и его холуев автомобиль действительно не роскошь, а средство передвижения. Обладатели мигалки, зная, что нарушители вроде них находятся теперь под пристальным вниманием общественности, которая вооружена фотоаппаратами, мобильными телефонами и камерами, предпочитают сохранять свое инкогнито, как институтка девственность. В информационном обществе более невозможно что-либо скрыть: ни аварию на Тверской, ни волнения в Междуреченске.

Обладание мигалками объясняется крайней государственной нуждой. Наследники советской номенклатуры, которая вела себя, впрочем, не в пример скромнее, вечно опаздывают. И потому просто вынуждены постоянно нарушать правила дорожного движения. Даже если с их крыш удалить мигалки, продавцы полосатых палочек все равно им будут помогать. Если, к примеру, машина с симпатичным номером, но без мигалки бодро двигается утром по Кутузовскому проспекту, милиционеры практически останавливают движение, чтобы руководящее авто имело возможность выехать на разделительную линию. И отдают хозяевам жизни честь, даже если автомобиль начинен не высоким чином, а его супругой — матерью-кормилицей и талантливым бизнесменом, каковое свойство отражено в чиновничьей декларации.

Мигалки — это всего лишь сигнал. Не только о том, что едет начальник. Но и о том, что государственное и общественное устройство у нас феодальное. До тех пор, пока сохраняется право преимущественного проезда одних за счет других. В провинции могут говорить о том, что это сугубо московская проблема. Нет, просто она лучше видна на примере столицы нашей родины и порта семи морей. Гибель губернатора Евдокимова показывает, что это проблема всей страны.

Что симптоматично в этой истории? Во-первых, анонимность — так достоверно и не установлено, кто управлял автомобилем с мигалкой и нарушил правила с тяжелыми последствиями. Во-вторых, злополучный Mercedes ехал в сопровождении кортежа. В составе кортежа были хамы-автоматчики. Это вам не советник президента Владимир Шевченко, водитель которого привык ездить лихо и нарушать правила по поводу и без повода, регулярно попадая под прицел фотоаппаратуры (ну привыкли они так ездить, эти служащие гаражей, расположенных в районе Беляево, иначе уже не могут). Получается, что налогоплательщиков отгоняют от автомобиля автоматчики, которых эти налогоплательщики и содержат. Не слишком ли несправедливо даже для нашего государства, страшно далекого от народа? И какая такая государственная необходимость заставила пассажира руководящего авто двигаться по Москве с недопустимой скоростью и чрезмерной лихостью? Неужели опаздывал в аэропорт, чтобы отправиться на Кузбасс разруливать проблемы шахтеров?

Оправдать существование мигалок (а проблема шире — это и перекрытия движения, и езда даже мелких начальников по «разделу») уже невозможно ничем. Они — смысл, суть, симптом, внешнее проявление, лицо нашей власти. К гласу народа никто прислушиваться не будет. Поэтому вместо того, чтобы увидеть в «синих ведерках» настоящее общественное движение, так не похожее на муляжные политические партии, в них видят врага и готовят законодательные меры против них. Причем весьма оперативно, что говорит об одном: власть задели за живое и она готова защищаться любыми средствами — хоть законами, хоть автоматчиками.

Мигалки, башня «Газпрома», посадки за экономические преступления, разгон шахтеров в Междуреченске и т. д. — это все явления одного порядка, следствие разнузданности и бесконтрольности начальства. Но есть еще одна важная вещь: на это хамство начали отвечать. Общественные движения рождаются по конкретным поводам, и за ними стоят, если угодно, шкурные интересы. Поначалу неполитизированные. Но от осознания общего интереса, общего дела (res publica) — один шаг к политизации. Мигалки сами по себе не виноваты — они «маячки» Системы. И чтобы снять мигалки, надо поменять Систему. Иначе не получится.

Говорят, что синее ведро объемом 2 л стоит 50 рублей. И интернет-магазины получают в день по сотне заказов на этот предмет. Демократия, в отличие от автократии, стоит дешево.

Новости партнеров