Лучше дорого, чем ничего

Вадим Новиков Forbes Contributor
В чем главное заблуждение чиновников и избирателей

На днях мой родственник вернулся с общего собрания дачного кооператива, где произошел показательный случай. Один из дачников, известный «правдоискатель», возмущался тем, что в приезжающей два раза в неделю автолавке товары подорожали «в три раза» (тут не обошлось без преувеличения), что у торговца нет кассового аппарата и что он продает водку, по всей видимости, не имея лицензии. Дачники моментально сообразили, что попытки навести порядок, скорее всего, приведут к исчезновению единственного на данный момент магазина в кооперативе. Правдоискателя заткнули, однако повод для беспокойства остался: не напишет ли он куда-нибудь жалобу?

Дачники оказались неплохими специалистами по инвестиционному климату — не хуже кремлевских чиновников, разрабатывавших концепцию иннограда «Сколково». Всем же будет лучше, решили они, если некоторые законы на территории кооператива (как и в Сколково) применяться не будут. Если торговец имеет полное право в кооператив не приезжать, то его решение наладить поставки продуктов — благо, которое нужно ценить. Конечно, было бы еще лучше, если бы он продавал дешевле, но лучшее — враг хорошего. Погнавшись за журавлем в небе, можно упустить синицу в руках.

Парадокс в том, что едва ли кто-то из этих дачников, спроси их об этом, выступает против преследования государством монопольно высоких цен, лицензирования продажи водки или обязательного наличия у торговцев кассового аппарата.

Выходит, люди в качестве избирателей представляют угрозу для себя же в качестве дачников. На выборах они, скорее всего, проголосуют за требования, которые будь они все выполнены, оставят их без автолавки и без продуктов. На самом же деле они считают более важным наличие лавки, чем выполнение этих требований.

Иррационально? Возможно. Но по меткому выражению американского экономиста Брайана Каплана, это особый вид иррациональности — «рациональная иррациональность». Так как очень маловероятно, что на выборах именно наш голос окажется решающим, и что при нашем участии будет принято иное решение, чем без нас, то для каждого совершенно рационально пренебрегать практическими последствиями своих политических суждений и решений.

Между тем соответствующие нашим интересам законы могут появиться, только если возобладает противоположный подход: если на национальном уровне мы будем принимать столь же взвешенные решения, что и в дачном кооперативе. Трудность в том, что требующаяся для взвешенных общегосударственных решений вдумчивость лично нам не принесет никакой пользы.

К счастью, не все вопросы требуют специальных знаний. Многие не сложнее того, что обсуждался в дачном кооперативе. Послушаем слова руководителя одного из ведомств:

«Монополисты от связи берут сумасшедшие деньги [за подключение к интернету в регионах]. Предъявим обвинение в монопольно высоких ценах. Потому что если сравнить ... рынок, где эта же компания продает в столичном, условно говоря, Новосибирске и отъехать 200 км, эта компания продает в 10 раз [дороже]... Как они нам это объяснят, интересно?»

Что эти слова означают на практике? То, что компания, которая начала продавать в городе дорогой интернет, заслуживает большего упрека, чем компании, которые никакого интернета не предлагают. То, что хотя первая компания приносит больше пользы жителям города — дорогой товар, по крайней мере, не хуже его отсутствия, — только она рискует уплатой оборотных штрафов. И то, что мы рискуем хорошим ради лучшего.

Автор — старший научный сотрудник Академии народного хозяйства

Новости партнеров