Трудовой кодекс надо менять

Кирилл Родионов Forbes Contributor
Трудовое законодательство России слишком сурово к работодателю — это тормозит рост экономики

Автор — научный сотрудник лаборатории институциональных проблем Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара


Центральной темой недавнего Гайдаровского форума стала проблема институциональных преград на пути инновационного развития. Экономисты и представители бизнес-сообщества, участвовавшие в форуме, не раз подчеркивали, что современное российское законодательство отвечает вызовам индустриальной эпохи, но совершенно непригодно в эпоху информационного общества. Для иллюстрации несоответствия юридической базы реалиям сегодняшнего дня многие эксперты (а также борец за либерализацию ТК Михаил Прохоров) обращались к Трудовому кодексу, который на 90% повторяет КЗОТ 1971 года и потому нуждается в кардинальном обновлении. Чем же плох отечественный ТК?

Российский рынок труда сложился в последнем десятилетии прошлого века. На старте рыночных реформ в обществе царил страх перед перспективой взрывного роста безработицы и связанных с этим социально-политических потрясений. Специалистам казалось, что во время трансформационного кризиса безработица достигнет уровня, сопоставимого с тем, что наблюдался в США в период Великой депрессии (25%). Однако апокалиптическим предсказаниям не суждено было сбыться. Несмотря на глубокий спад ВВП (43%), в течение всего пореформенного периода безработица не поднималась выше 13%, в то время как в странах Восточной Европы этот показатель колебался возле 20%.

Причиной стабилизации безработицы на относительно низком уровне стал тот факт, что директора промышленных предприятий, столкнувшись с падением объема производства, сокращали издержки не с помощью пропорционального высвобождения персонала, а через урезание зарплаты и использование механизма вынужденных отпусков. Применение таких методов способствовало некоторому смягчению социальной напряженности, однако препятствовало выправлению структурных деформаций экономики: неэффективные предприятия имели возможность долго удерживаться на плаву, что способствовало консервации малопроизводительных рабочих мест.

Нечто похожее происходило на нашем рынке труда и в период недавнего кризиса. В силу мощного административного давления на бизнес (увольнения на предприятиях можно было осуществлять только с согласия областного руководства) предприниматели использовали такие механизмы, как перевод части персонала на неполное рабочее время (600 000 человек), предоставление неоплачиваемых отпусков по заявлению работников (около 1 млн человек), увольнение по соглашению сторон (12% от общего числа выбытий). И хотя в период с октября 2008 года по февраль 2009 года спад в промышленности достиг 17%, падение занятости составило лишь 4%.

Ограниченность свободы маневра работодателей вызвана не только давлением со стороны региональных властей, но и жесткостью законодательства о защите занятости. Оценки гибкости трудового законодательства, которые публикуются Всемирным банком и Международной организацией труда, свидетельствуют, что с формально-правовой точки зрения российский рынок труда один из самых зарегулированных в мире. По шкале жесткости законодательства о защите занятости, предложенной Всемирным банком, в 2007 году Россия имела 44 балла, а средний балл развитых стран составлял 30,8. В Трудовом кодексе РФ закреплен чрезвычайно забюрократизированный порядок найма работников, а также неудобные по срокам и дорогостоящие по процедуре условия увольнения персонала. Фактически отсутствует возможность использования гибких форм занятости, ограничено применение срочных трудовых договоров.

Жесткость норм регулирования рынка труда сочетается с крайне неэффективными механизмами инфорсмента: несмотря на мощнейший бюрократический пресс, взаимоотношения работодателя и работника не соответствуют юридическим нормам (увольнение «по желанию» работника — яркий тому пример). Чтобы исправить существующее положение, необходимо смягчить законодательство: упростить процедуру найма и увольнения, снять с предпринимателей обязательство выплачивать работнику заработную плату в течение трех месяцев после увольнения, облегчить использование гибких форм занятости. При этом работник вовсе не станет абсолютно беззащитным перед «стихией рынка»: обязательства по выплате пособий могут перейти от работодателя к государству (такой порядок существует в большинстве англосаксонских стран). Смягчение трудового законодательства поможет высвобождению персонала, оттоку работников из убыточных отраслей и дальнейшей реструктуризации последних.

Реформированные институты рынка труда, обеспечивающие совмещение достаточной гибкости и социальной защищенности, — необходимая предпосылка успешной структурной политики, направленной на диверсификацию российской экономики. Другими ее компонентами должны будут стать стимулирование конкуренции, снижение административных барьеров, территориальное перераспределение рабочей силы и развитие человеческого капитала. Все вместе это будет способствовать повышению производительности труда и конкурентоспособности отечественных товаров и услуг на мировых рынках.

Автор — научный сотрудник лаборатории институциональных проблем Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара

Новости партнеров