Жизнь в Бенгази глазами очевидца | Forbes.ru
сюжеты
$56.72
69.3
ММВБ2286.33
BRENT68.78
RTS1270.92
GOLD1331.94

Жизнь в Бенгази глазами очевидца

читайте также
Золотые запасы. Катар сообщил о $340 млрд резервов в ответ на бойкот арабских стран Невыполнимый ультиматум: арабские страны получили ответ Катара на свои требования От Макрона до дрона: чем запомнился Ле Бурже 2017 13 требований и срок в 10 дней: арабские страны выдвинули Катару ультиматум «Молод и горяч»: король Саудовской Аравии сменил наследника престола +1 просмотров за суткиПлюс $224 млн: как богатеют на фоне конфликта миллиардеры Катара и Саудовской Аравии В Катар и обратно: часть госпакета «Роснефти» может вернуться в Россию «Катар дыхательных путей» или призрак большой войны на Ближнем Востоке? Нефтегазовые выгоды России от конфликта Саудовской Аравии и Катара Катарский кризис поставил под удар бизнес ExxonMobil. Что предпримет Тиллерсон? Выкуп в $1 млрд: Катар пошел на сделку с террористами для освобождения заложников Катар – крах  глобальных амбиций? Новое обострение на Ближнем Востоке Катар в изоляции: какие проекты связывают Россию и опальную монархию? «Расшатывает безопасность»: четыре арабских государства разорвали дипотношения с Катаром Полковника никто не помнит: как живет Ливия без Муаммара Каддафи +2 просмотров за суткиПриватизация «Роснефти»: сделка века? +1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Отдых на линии фронта: как туристы едут на войну в Сирию и Афганистан +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков

Жизнь в Бенгази глазами очевидца

Вадим Нанинец Forbes Contributor
Как ливийские повстанцы, еще не закончив войну, налаживают мирную жизнь

Автор — корреспондент Tribuna.com.ua в Ливии, политолог

(На фото — карикатура на стене в Бенгази, изображающая изгнание Муаммара Каддафи. 6 марта 2011 года)

Еще месяц назад, на пресс-конференции 27 марта, Доктор Али Тархуни, советник Переходного правительства по экономическим вопросам, демонстрировал оптимизм. Он сказал, что в правительстве созданы команды по нефтяным, финансовым, социальным и прочим вопросам, касающимся экономики. А затем сформулировал три наиболее приоритетные задачи: решение проблем в системе здравоохранения, закупка противотанкового оружия и организация охраны нефтяных объектов.

Али Тархуни — занятой человек, за последнее время он показался в Бенгази буквально на один день (когда приезжал Джон Маккейн) и на следующее утро снова куда-то улетел. Это неудивительно: вопрос экономического выживания правительства повстанцев решается за рубежом. В первую очередь в Катаре.

Если европейские страны — Франция и Великобритания — обеспечивают властям в Бенгази в основном стратегическую политическую поддержку, то все технические вопросы ведет Катар. Это налаживание продажи нефти, передача оппозиции вырученных денег, открытие спутникового канала, предоставление военных инструкторов, а в последнее время — и оружия. По большому счету, Бенгази и Восточная Ливия находятся в полной зависимости от помощи Катара. Другие страны Персидского залива вовлечены в ливийские дела в гораздо меньшей степени.

Главная проблема системы местного здравоохранения — кадровая. Иностранные врачи и медсестры — из Франции, с Украины, с Филиппин — сбежали из страны еще в феврале, но некоторые уже возвращаются. Однако больницы не закрыты, а значительная часть иностранных сотрудников осталась, в том числе и в зонах боевых действий — в Мисрате, Адждабии, Бреге, Рас-аль-Ануфе, не говоря уже о мирных городах вроде Бенгази или Тобрука. Медикаменты, оборудование и даже новые кареты скорой помощи идут постоянным потоком в составе гуманитарных грузов из арабских стран. Много квалифицированных врачей ливийского происхождения вернулись в Ливию из-за границы. Приезжают добровольцы, активно работает Красный Крест.

Инфраструктура, по словам Тархуни, осталась неповрежденной, и, значит, повстанцы смогут добывать и экспортировать нефть. Весь вопрос был только в организации охраны нефтяных объектов силами местного населения. Но для этого требовалась закупка оборудования — транспорта, средств связи, электронных систем охраны периметров — и тренировка персонала.

С занятием войсками Каддафи города Брега положение с добычей и продажей нефти осложнилось. В данный момент нефть не добывается вообще. На месторождениях Мессла и Сарир требуется ремонт оборудования. Добыча и доставка нефти к терминалам может возобновиться не ранее чем через месяц. Прекратилась подача природного газа на электростанцию Бенгази. Электроэнергию сейчас производят на дизельном топливе. Производство электричества сократили на 25%: топливо стараются экономить. Но на Бенгази это почти не отразилось — лишь в некоторых районах города отключают свет на несколько часов по утрам. Это не идет ни в какое сравнение с ситуацией в Ираке или даже в относительно мирном Ливане, где с 1998 года электричество отключают на 8-12 часов.

Судя по рассказам местных жителей и украинских врачей, некоторые из которых работают в Ливии еще с 1990-х годов, жизнь изменилась не особо. Кое в чем стало труднее, что-то стало определенно лучше. Хуже всего, конечно, беженцам из Адждабии и Мисраты. Большинство беженцев приютили жители Бенгази у себя дома. В Адждабии, которая несколько раз переходила из рук в руки, сейчас работает только госпиталь. Несколько раз на территорию города залетали снаряды. На крышу дома, где живут украинские врачи, шлепнулась мина, снарядом отбило кусок балкона. Зарплату пока не платят, зато кормят: обеды привозят прямо из Бенгази. Никто из 11 украинских врачей и медсестер, находящихся сейчас в Адждабии, уезжать не собирается — ждут, что начнут платить зарплату. Труднее всего в Мисрате, где медперсонал не может ни бросить раненых, ни доставить их в безопасное место.

В Бенгази намного спокойней. Жизнь мало изменилась. Она ведь и до революции была отнюдь не сладкой. Информация о самой богатой стране Африки и сытой Ливии — пропагандистский миф. Учителя получали от 90 до 400 динаров, полицейские — около 400. Больше всего зарабатывали нефтяники — около 800 динаров. Зарплаты платят и сейчас. Мелкие лавки возобновили работу примерно с конца марта. До этого времени надо было обойти несколько кварталов, чтобы найти открытый магазин и купить хлеба.

Главный источник поступления наличной валюты — журналисты. К оплате принимают только динары. Доллары не берут даже в гостиницах — советуют поменять на черном рынке. На прошлой неделе за $1 давали 1,8 динара плюс-минус несколько центов. С февраля цены на продукты питания выросли в среднем на 0,5-1 динар. Ассортимент в лавках скудный. Украинский врач-гастроэнтеролог сказал мне, что ливийцы и до революции питались довольно плохо — налегали на мучное, мяса и овощей ели мало. Рыба даже в сезон слишком дорога — не менее 15 динаров за килограмм.

А вот бензин даже подешевел. В конце прошлого года его цена выросла до 0,2 динара за литр, а сейчас упала до 0,15. Некоторые заправки закрыты, но черного рынка топлива, как в Ираке, нет. При выезде за город, например в Адждабию, заправляться надо впрок: на трассе топлива нет.

С мобильной связью произошел своего рода развод и раздел имущества. До марта в Ливии работало два оператора — «Мадар» и «Либиана». Стоимость минуты составляла 25 центов. В марте «Мадар» здесь полностью отключили, а «Либиану» взломали. С этого момента разговоры стали бесплатны, но сим-карту можно купить только на черном рынке за 150-180 динаров. Звонить, правда, можно только внутри сети, то есть по территории Восточной Ливии, а за границу — по спутниковому телефону и Skype.

В феврале в Бенгази развернули спутниковую тарелку, чтобы обеспечить доступом в интернет иностранных журналистов. С тех пор под стенами пресс-центра собираются толпы молодых людей с ноутбуками. Ежедневная смена паролей не помогает: местные сотрудники сразу сливают пароли своим друзьям на улице. Кроме пресс-центра, интернет работает в нескольких кафе по 1,5 динара в час.

По словам менеджера местного банка «Вахда», самая большая проблема — заключение соглашений с иностранными банками о проводке взаимных платежей. Ливия очень зависима от импорта, и, даже получая деньги за нефть, производить оплату импортируемых товаров очень сложно. Вторая, техническая проблема — отсутствие связи. В Триполи Восточную Ливию отрезали от интернета, и поэтому банк не может производить электронные расчеты.

Многие журналисты попали в щекотливое положение, когда оказалось, что в Бенгази не работают карты Visa, на которые были положены командировочные деньги. Все срочно начали искать способы получить наличные деньги по переводу. Лично я еще 14 марта, то есть за пять дней до попытки штурма Бенгази войсками Каддафи, нашел работающий офис Western Union, где в очереди стояли оставшиеся в городе гастарбайтеры из Бангладеш и Африки. Они стояли, чтобы перевести деньги своим семьям. На свете есть места, где мирная жизнь хуже, чем война в Ливии.

Автор — корреспондент Tribuna.com.ua в Ливии, политолог

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться