Конец института полпредов

Илья Клебанов фото Photoxpress
Переназначение полпредов — это трудоустройство ценных людей, а не усиление вертикали. При назначаемых губернаторах управлять ситуацией можно и без них

Назначение одного из ближайших сотрудников Владислава Суркова Олега Говоруна и друга президента Дмитрия Медведева Николая Винниченко полпредами в самые ответственные и «центровые» федеральные округа больше напоминает устройство ценных людей на хорошо прикрытые должности, чем логичное и осмысленное кадровое решение. Винниченко перевели в престижный округ (из непрестижного) незадолго до того, как решится, возможно не в лучшую сторону, судьба его патрона Медведева. А Говорун получил высокое назначение перед электоральными кампаниями, которые тоже теоретически могут удалить его шефа Суркова из высшей номенклатуры. Если, конечно, эти назначения можно все еще квалифицировать как «высокие»: институт полпредов президента за 11 лет существования почти обессмыслился и превратился в синекуры.

Введение института полномочных представителей регионов в федеральных округах в 2000 году выглядело как первый и самый внятный сигнал к возведению вертикали власти. Сама эта история совершенно не вписывалась в представления о персоналистских режимах — ведь и правда, для расползавшихся кто куда регионов нужны были административные скрепы и политические обручи. Но практически все наблюдатели увидели в этой акции «твердую руку» и признак укрепления личной власти молодого президента Владимира Путина. Институт полпредов имел даже не столько административное значение, сколько психологическое: наличие надзирателей от президента должно было дисциплинировать глав территорий и заставить их действовать лояльно и с оглядкой на Москву. И следующим естественным шагом на пути централизации стало превращение в 2005 году избираемых губернаторов в назначаемых de facto чиновников, которые даже и называются на номенклатурном языке скучнее некуда — «высшее должностное лицо субъекта Федерации».

Как раз практика назначений губернаторов и превратила институт полпредов президента в лишнее административное звено — управлять ситуацией уже можно и без них. Несколько измельчали и фигуры полномочных представителей. Среди полпредов первой и второй волн попадались весьма неординарные персонажи — не просто чиновники, а политики. Например, бывший премьер-министр и глава фракции СПС в Госдуме Сергей Кириенко. А полпредом в Северо-Западном округе в 2003 году была Валентина Матвиенко. И тогда этот пост рассматривался как превосходный трамплин для губернаторства, если не выше.

В дальнейшем кадровую логику назначений на посты полномочных представителей можно было объяснить исключительно соображениями трудоустройства уже выработавших или постепенно вырабатывавших свой ресурс высших чиновников. В те времена, когда та же Матвиенко уступала кресло полпреда Илье Клебанову, еще не создавалось впечатления, что такая кадровая рокировка — фактическое понижение бывшего вице-премьера по оборонке и экс-министра промышленности, науки и технологий. Но работа полпреда оказалась скучноватой для активного Ильи Иосифовича — так он все восемь лет и выполнял почетные, но представительские функции. Теперь вот и 60-летнего Клебанова уволили.

Говорят, что институт полпредов приведут в соответствие с его снизившимся политико-административным статусом. Якобы полпреды превратятся в представителей премьера с преимущественно экономическими полномочиями. Но это не означает, что сама функция полпреда не отмерла за ненужностью. Не существует же никаких полпредов президента США по Восточному побережью или по душистым прериям. Не было никаких полпредов в системе управления СССР, жесткой и централизованной, с мощнейшими контрольными механизмами. Это просто лишнее звено, которое сыграло свою естественную историческую роль и очень органично смотрелось при только начинавшем свое правление Путине.

Теперь институт полпредов наряду, например, с Советом безопасности РФ займет свое место в интерактивном музее органов-синекур, которые существуют по инерции.

[processed]

Новости партнеров