Затянувшееся вступление в ВТО — время упущенных возможностей

фото Diomedia
Никакого заговора против России нет, все упирается в собственную позицию России

Не знаю, можно ли попасть в Книгу рекордов Гиннесса за слишком долгое вступление в ВТО, но если можно, то у России точно нет в этом отношении конкурентов.

Россия была одной из первых республик бывшего Советского Союза, подавших документы на вступление в ВТО в 1993 году. Ничто не предвещало того, что она вместе с Белоруссией, подавшей в том же году, и в 2011-м будет в разряде «присоединяющихся». За это время 8 бывших коллег по Союзу стали членами ВТО, безусловным рекордсменом по скорости вступления среди которых является Киргизия. Ей потребовалось 2,5 года, чтобы пройти весь путь от начала до конца. На противоположном конце по скорости — Украина, у которой на переговоры ушло 15 лет.

Удивительно, но факт: среди широкой публики в стране бытует мнение, что зарубежные страны не хотят видеть Россию в ВТО и строят препятствия на пути ее вступления. Действительно, если главные руководители страны уже более 7 лет с завидной настойчивостью ежегодно заявляют о том, что до конца года мы обязательно вступим в ВТО, а мы все еще не там, то может сложиться впечатление, что кто-то грудью стоит на пути России. На самом деле никакого заговора против нет, все упирается в собственную позицию России. Путь вступления в ВТО — путь переговоров. Переговоров со всеми заинтересованными странами- членами ВТО. В случае России таких стран около 60. С каждой страной Россия ведет двусторонние переговоры, задача которых — договориться об условиях вступления России. И успешность переговоров зависит от позиции каждой из сторон и способности идти на компромиссы. Судя по доступной информации о достигнутых договоренностях, напрашивается вывод о том, что более бескомпромиссной стороной является именно Россия, а не страны-члены ВТО.

Например, среди последних переговорных достижений отмечаются два — договоренности о квотах на мясо и о промышленной сборке автомобилей. В переговорах с США и Евросоюзом по этим двум вопросам Россия отстояла именно свою исходную позицию, ни на йоту не отступив от нее. К примеру, закон о промышленной сборке, который Россия наспех модифицировала в начале этого года, противоречит основному принципу ВТО — принципу наибольшего благоприятствования. Согласно этому принципу, страна-член ВТО не должна иметь особых условий торговли с отдельными странами ВТО. То есть если для какой-то страны существуют особые условия, то их необходимо распространить и на все остальные страны. Исключение из этого — страны-участники региональных торговых соглашений, одобренных ВТО. Тем не менее России удалось убедить партнеров по переговорам разрешить использовать особые условия торговли не просто по отношению к отдельным странам, а к отдельно взятым компаниям, что, безусловно, оказывает искажающее воздействие на торговлю еще в большей степени. США согласились на длительный переходный период для действия данного режима, но все же по его окончании он должен быть устранен и действие принципа наибольшего благоприятствования должно быть восстановлено.

Кстати, нужно отметить, что любые изменения, которые от присоединяющейся страны требуются при вступлении, всегда предполагают переходный период. Это также один из принципов работы ВТО. Изменения торгового режима не должны быть резкими. И инвесторы, и производители, и потребители должны постепенно привыкать к новым условиям работы — это позволяет избежать потрясений в экономике, которые могут произойти в результате быстрых изменений относительных цен. Поэтому переговоры при вступлении в большей мере посвящены не долгосрочным параметрам торговой политики, а именно условиям и длительности переходных периодов.

Чем более протекционистские условия требует для себя вступающая сторона, даже если речь идет о переходном периоде, тем медленнее идут переговоры. Тем больше времени уходит на поиск компромиссов. На сегодняшний день Россия согласовала для себя наилучшие возможные позиции по большинству товарных групп и услуг. Это можно записать в плюс нашим переговорщикам. Но не нужно забывать, что ценой этому является время. А время и упущенные за это время возможности — очевидный минус на балансе российской экономики. Например, исследования убедительно показывают, что страны-члены ВТО продают на мировом рынке больший ассортимент товаров, чем схожие страны — не члены ВТО. Пример Китая, вступление в ВТО которого ускорило расширение ассортимента экспортных товаров, очень красноречив. А это не что иное, как та самая диверсификация экспорта, о которой уже десять лет толкует руководство нашей страны. Так что упущенные возможности диверсификации экспорта — это одна из потерь российской экономики из-за долгого вступления. Недиверсифицированный экспорт не страшен в условиях стабильных мировых рынков. Но сегодня, в период ожидания второй волны кризиса, это дополнительный и очень значительный риск для российской экономики.

Сопоставить выигрыши долгого вступления на лучших условиях и потенциальные потери от невступления — очень сложно. Слишком чувствительны результаты к тому, какие веса мы приписываем сегодняшним потерям и будущим выгодам. Но важно понимать, что именно мы теряем сегодня, насколько важны эти потери для российской экономики и к каким последствиям они могут привести.

[processed]

Новости партнеров