Принципы Алексея Мордашова

«Я ненавижу ярлык «Русский олигарх покупает футбольный клуб»

фото: FotoImedia

• Мне нравятся проекты, которые позволяют ловить волну, растущий тренд [Forbes, 2011].

• Мы ничего не захватывали, ни на кого не наезжали, не использовали государственные органы или коррупцию. Все, что мы приобретали, мы покупали за деньги [рассказывая Forbes в 2004 году о приобретении активов].

• Ответственность — ключ к руководству [The Times, 2008].

• Мне нравится то, что дает доход. Это главный принцип. Причем не столько сегодня, сколько завтра. Я точно долгосрочный и стратегический инвестор. Портфельные краткосрочные инвестиции мне как человеку не интересны. И я почти не делаю их [Forbes, 2011].

• Люди — ключевой фактор. Надо формировать видение, мотивировать людей, учить, постоянно развивать, чтобы они были в состоянии делать то, что должны [Forbes, 2011].

Я могу ошибаться, могу когда-то и проиграть [Forbes, 2011].

• Мне нравится развивать бизнес, но не нравятся некоторые последствия роста. Например, если ты становишься слишком успешным, то и становишься слишком заметным, а я не люблю быть №1. Лидерство не всегда означает, что другие относятся к тебе положительно [рассказывая The Times в 2008 году о стратегии компании на создание добавленной стоимости, ценности].

Бесполезно бояться, когда идет дождь. Надо открывать зонтик или идти и мокнуть [Профиль, 2001].

• Думаю, что «дело «Юкоса» — это единичный и частный случай. Говорить о том, что из-за «дела «Юкоса» кардинально изменилось отношение зарубежных инвесторов к России, я бы не стал. Конечно, оно породило много вопросов и не прошло бесследно для российского инвестиционного климата. Но я не могу сказать, что у нас появились какие-то новые проблемы при сотрудничестве с нашими иностранными партнерами [отвечая на вопрос «Ведомостей» о деле «Юкоса» в 2004 году].

• Будет большим преувеличением сказать, что я являюсь другом господина Путина [отвечая на вопрос Financial Times о поддержке российского правительства в сделке с Arcelor и дружеских отношениях с Владимиром Путиным в 2006 году].

• Есть некие российские привычки. Мы более склонны к контролю. Не принято делегировать: меньше доверия, больше контроля [Forbes, 2011].

• Мне комфортно работать с европейцами [Financial Times, 2006].

• Мне бы не хотелось быть политическим комментатором. Моя сфера ответственности — бизнес [Ведомости, 2008].

• Мы явно крепкая и очень эффективная компания. Среднего размера, с хорошей доходностью [Forbes, 2011].

• Чтобы много зарабатывать на подъемах и продолжать зарабатывать на спадах, надо иметь не только низкие издержки, но и возможность управлять этими издержками, сжиматься-разжиматься [Forbes, 2011].

• Мы такие люди и такая компания, которые интересуются всем, что есть на белом свете [Ведомости, 2008].

Во-первых, я не фанат футбола. Во-вторых, я не люблю транжирить деньги. И, в-третьих, я ненавижу ярлык «Русский олигарх покупает футбольный клуб». Но я никого не порицаю. Они лучше знают, что им делать со своими деньгами, но мне это не нравится [отвечая на вопрос The Times в 2008 году о возможности покупки им футбольного клуба].

• Для меня деньги — средство для достижения цели [The Times, 2008].

• Я до сих пор не могу осмыслить ту сумму, которую в списках, подобных Forbes, ставят напротив моей фамилии. Не привыкли мы к таким суммам. Они кажутся нереальными, если смотреть в свое прошлое [Ведомости, 2008].

Источники: Forbes, «Ведомости», Financial Times, The Times, «Профиль».

Подробнее: профайл Алексея Мордашова, интервью Алексея Мордашова Forbes «Мне нравятся проекты, которые позволяют ловить волну» и история установления контроля над «Северсталью» в материале «Стальная хватка».

[processed]

Новости партнеров