Игорь Терентьев Игорь Терентьев
бывший заместитель шеф-редактора Forbes.ru 
Александр Сазонов Александр Сазонов
корреспондент Forbes 

Президент ФК ЦСКА о стоимости клуба, Абрамовиче, бразильцах, хулиганах и сходстве с Barcelona

Президент ФК ЦСКА о стоимости клуба, Абрамовиче, бразильцах, хулиганах и сходстве с Barcelona

С тех пор, как в 2001 году у футбольного клуба ЦСКА сменились акционеры, а президентом клуба стал бизнесмен Евгений Гинер, ЦСКА трижды побеждал на чемпионате России, шесть раз выигрывал Кубок Росcии, а также добился успеха на европейской арене, завоевав Кубок УЕФА. «Десятилетка Гинера» — один из двух самых успешных периодов в истории армейского клуба (первый был в конце 1940-х — начале 1950-х). В августовском номере Forbes опубликован материал «Живой товар», в котором разбирается бизнес-стратегия ЦСКА. Сейчас мы публикуем интервью с Евгением Гинером.

— ЦСКА, пожалуй, единственный российский футбольный клуб, чьи владельцы доподлинно не известны. Не хотите назвать собственников?

— Мы собираемся структурировать клуб, но это будет летом 2012 года. Пока у нас есть соглашение, что это конфиденциальная информация.

— В числе собственников называют вас, депутата Государстенной думы Александра Бабакова...

— Давайте без домыслов. Оставим этот вопрос на лето 2012 года.

— То есть до начала нового сезона?

— Видимо, да.

— Одним из акционеров футбольного клуба остается ФБУ Министерства обороны ЦСКА. Какие у вас с ними отношения?

— Можно назвать его «тихим акционером», это историческая пуповина от Министерства обороны к футбольному клубу ЦСКА.

— Основные владельцы клуба не хотели бы выкупить пакет Министерства обороны?

— Посмотрим. Пока этим вопросом не занимались.

— Ресурс transfermarkt.de оценивает стоимость игроков ЦСКА в €134 млн. Согласны с этой оценкой?

— Оценка всегда субъективна. Но в принципе это их средневзвешенная цена, которая дает правильный ориентир.

— А оценку стоимости клуба не заказывали?

— У меня есть оценка, которую делала независимая компания. Если не ошибаюсь, клуб оценили в $340 млн.

— Оценщик — компания из Big4?

— Нет. «НЭО Центр». Уважаемая компания, их оценка признается российскими банками. Думаю, эта оценка может считаться реальной.

— ЦСКА ежегодно публикует планируемый бюджет. Насколько он расходится с настоящим?

— Приблизительно одинаков.

— А как верстаете бюджет? Какие показатели туда закладываете?

— Все зависит от спортивных целей. Например, пройти в Лиге чемпионов до такой-то стадии — заверстывается определенный финансовый результат. Стать чемпионом России — опять финансовый показатель. Не выполнен спортивный результат, соответственно, и финансовые результаты падают.

— И какие планы на 2011 год?

— В этом году нет трофеев, кроме Кубка России, который мы взяли. Чемпионат закончится в 2012 году, поэтому в 2011-м нужно как можно больше набрать очков, но это на финансах никак не отражается. Получается, что финансы отчасти привязаны к Лиге чемпионов, где цель — выйти из группы.

— Как ЦСКА удается находить титульных спонсоров, не связанных с акционерами (ВТБ, «Башнефть»)? 

— Могу честно сказать, что знаю, наверное, 90% всех хозяев или управляющих главных корпораций России. Но считаю, что некоммерческим будет спонсор, если я пойду, договорюсь с владельцем и он мне будет просто помогать. Мне не совсем корректно это делать, поэтому ребята из клуба общаются. А коммерческим спонсорам интересно работать с нами. Они понимают, что улучшают собственный имидж, их будут знать в Европе и еще лучше в стране.

— Не дает покоя давний контракт с «Сибнефтью»: $54 млн за три года. Огромные деньги даже по нынешним временам. У этого контракта какой характер? Рыночный или нет?

— Мне тяжело судить, рыночный или нерыночный.

— Переформулирую вопрос. Он обусловлен вашей дружбой с Романом Абрамовичем?

— Возможно. Скажу так: моя дружба с Романом Аркадьевичем, наверное, могла повлиять на сумму. Он попытался на первом этапе как-то поддержать команду, российский футбол. Конечно, они могли купить контракт не за $18 млн, а за $8 млн. И мы бы согласились. Но вы смотрите однобоко, есть ведь и другие факторы. Для «Сибнефти» это был хороший пиар-шаг. Весь мир заговорил: «Сибнефть», «Сибнефть». Что, мало других нефтяных компаний? А тогда о «Сибнефти» все узнали. 

— Можете подтвердить информацию, что контракт с «Башнефтью» в 2010 году стоил $7 млн?

— Похоже. Не назову с ходу точную сумму в долларах, так как контракт в рублях. После продления контракт был увеличен.

— И какая сумма в этом году?

— Это конфиденциальная информация по соглашению с «Башнефтью».

— Кроме спонсоров еще один источник доходов для футбольных клубов — продажа прав на трансляции матчей. Российские клубы не согласны с оценкой стоимости телеправ, которую предлагают российские телеканалы. Какую сумму вы считате справедливой?

— Смотрите, телеправа английской Премьер-лиги стоят £1 млрд. У нас — $40 млн ($60 млн за 1,5-годовой сезон. — Forbes). Мы слабее их в 25 раз? $40 млн — это просто нереальная цифра. Наш чемпионат, конечно, не стоит $1 млрд или $500 млн, но я считаю, что телеправа российского чемпионата можно оценить в $150-200 млн.

— Такую сумму «НТВ-плюс» будет трудно отбить.

— В моем понимании «НТВ-плюс» — элитное телевидение, а должно быть народным. Бесплатно поставили тарелку, декодер. Плати, например, 100-200 рублей в месяц и смотри весь футбол. А суммы от 9000 до 15 000 рублей за оборудование и установку простой человек не может потянуть. Поэтому наше правительство говорит, что футбол должен быть на открытом телевидении. Поверьте мне, иностранные ТВ-компании оценивают российский чемпионат в ту сумму, которую я назвал. 

— Премьер-лига учредила собственную компанию «Лига-ТВ», которая должна повысить доходы клубов от телевидения. Что будет делать эта телекомпания, если «НТВ-плюс» опять предложит не устраивающую вас сумму?

— Будем сами продавать.

— А кому? Кабельным сетям? Ведь спутник весь по сути принадлежит «Газпром-медиа», акционеру «НТВ-плюс».

— Мы найдем способ, как доставить. Главное — расширить число абонентов. Уверен, что мы можем расчитывать на 5-7 млн абонентов. А это совсем другие деньги. Понимаете, бизнес и спорт очень близки. Если у вас есть 17 футболистов и нет конкуренции, то понятно, что они будут то играть, то дурака валять. Есть конкуренция — каждый постарается себя проявить. Сегодня у «НТВ-плюс» нет конкуренции, они диктуют нам условия. Завтра у них появится конкурент, и они сами начнут работать так, чтобы зарабатывать на футболе больше. Конечно, интересно смотреть Уимблдон, баскетбол, но футбол — спорт номер один в мире, поэтому спортивное телевидение всегда будет бороться за право показывать футбол.

— Допустим, вы нашли каналы доставки. «Лига-ТВ» готова к тому, что придется инвестировать в производство телевизионной картинки?

— Предположим, что мы заработаем $100 млн в первый год. Почему не отдать на производство $10 млн? Сейчас теоретически называю цифры. Мы же понимаем, что это инвестиции в развитие. Не вижу в этом ничего страшного.

— Хорошо. Я — представитель телеканала, который хочет купить права, и начинаю с вами торговаться. Показываю низкие рейтинги футбольных трансляций и говорю: согласен на условные $50 млн, а не $100 млн. Что ответите?

— Я не соглашаюсь, так как вы не назовете рейтинги трансляций на Первом канале или «Россия-2», а я их знаю. У вас ведь данные TNS. Теперь ответьте на мой вопрос: вы их коробочку себе поставите?

— Нет.

— А кому они ее поставят? Алкоголику?

— Кстати, возможно.

— Зачем? Он же ее продаст завтра. В основном эти коробочки ставят бабушкам, платят им условные 500 рублей в месяц. И на основании этих бабушек делаются рейтинги. А что они смотрят? Ну, наверное, «Санта-Барбару» или какие-то наши плачевные сериалы. Кто-то из них, наверное, и футбол посмотрит. Но есть другие рейтинги — телефонные. Телеканалы сами обзванивают, у них более точные данные. Могу сказать, что хороший футбол до 30 единиц набирал на Первом канале.

— Хороший футбол — это что? Сборная?

— Нет, нет, матчи Премьер-лиги. Конечно, играли ЦСКА — «Спартак» или ЦСКА — «Зенит», то есть матчи лидеров. Но я думаю, что и рейтинги матчей вроде West Ham — Stoke City, опять же теоретически беру команды, вряд ли побили рекорды трансляций.

— Возможно, но включаешь английский футбол, матчи середняков или аутсайдеров, и видишь: может, и не очень красивая игра, но игроки бегают до конца, борются, а не ходят по полю.

— Думаю, что это самообман. Это правильная и умелая съемка. У них, допустим, 20 камер. Вот и впечатление складывается, что игроки больше бегают, больше борются. А у нас, предположим, снимается пятью камерами. Непонятно, есть офсайд или его нет. А серьезные матчи у нас тоже снимают 20 камерами, и посмотрите, какая картинка. Если вы пойдете и своими глазами посмотрите матчи не суперклубов во Франции, Италии и Германии, то особого удовольствия не получите. Это нормально, не может быть иначе. Мы все время на себя смотрим и говорим: вот там хорошо. Когда люди уезжают, то понимают: там точно так же, как и у нас, ничего другого нет, все одинаковое.

— Все же не станете отрицать, что часть российских болельщиков смотрит только английский или испанский чемпионаты, болеет за Chelsea или Barcelona. И таких болельщиков становится все больше. Не боитесь, что пока в российском футболе будут строить нормальные стадионы, налаживать ТВ-картинку, вы просто потеряете аудиторию? 

— Не боюсь. Я уверен, что количество болельщиков ЦСКА не снижается, а увеличивается. Другое дело, что да, нужны комфортные стадионы, чтобы люди быстро могли прийти, провести время, быстро уйти. Чтобы приходили семьями и не думали, что их зажгут или бросят в них петарду. Очень важно развитие нашего государства само по себе, чтобы люди имели деньги для похода на футбол. Когда мы построим собственный стадион, то, надеюсь, 22 000-25 000 болельщиков будут регулярно приходить на матчи.

— Вы упомянули петарды. Сейчас популярная тема — отношения с фанатами. Что нужно делать с ними, точнее с их радикальной частью? Запрещать им ходить на матчи, как в Англии?

— Считаю, что жестокость закона не влияет на людей. У меня очень хорошие отношения с болельщиками, очень люблю их и уважаю. Есть, наверное, не только у нас, но и везде группа оголтелых людей, назовем их хулиганы, которые присутствуют на стадионе или на Манежной площади только ради одной цели — показать себя. Если этих болельщиков, точнее это не болельщики, не знаю, как их назвать...

— Хулиганы.

— Возможно, они не хулиганы. А просто с комплексом каким-то. Если им запретить ходить на стадион, то на их места придут десятки-сотни других. Но закон о болельщиках ни в коем случае не должен означать, что у нас будет как в Японии или Корее: пришли, сели, положили руки на колени, когда им сказали — они похлопали или вскочили. Нет, на футболе должен быть выплеск эмоций. Знаете, вот говорят, что у нас мат на трибунах. Но если бы мы все понимали по-английски, то на английских стадионах услышали бы все то же самое. Там также ругаются матом. Это выплеск эмоций.

— С Англией нас объединяет не только мат на трибунах или проблемы с фанатами, но и отрицательное трансферное сальдо. Как-то можно объяснить, почему мы дорого покупаем, а продаем дешево?

— Неэффективная работа. Руководство не до конца смотрит, как используется бюджет. Это мое мнение, а так — тяжело сказать, для этого надо быть внутри других клубов. Если брать ЦСКА, то доходы от продажи Жо, Красича, Дуду, Жиркова, и добавьте еще кого-нибудь, превысили трансферные расходы за весь период.

— Покупка-продажа Жо, пожалуй, самая успешная сделка ЦСКА. Как вам удавалось обходить другие клубы на бразильском рынке?

— Мы никого не обходили. Я никогда не ставил себе задачу кого-то обойти. Только если в турнирной таблице. А бороться финансово мы не хотим. Вы спрашиваете, как подписали Жо или Вагнера Лава? Но ведь там очередь не выстраивалась. Увидели, просмотрели, договорились. Есть масса игроков, с которыми у нас не получалось. Беседовали, например, с Нани, с Андерсоном: они отказали, так как ждали предложения от суперклубов (эти футболисты играют за Manchester United. — Forbes). У нас была договоренность с Кака, но его взял Milan. Обойти на трансферном рынке невозможно, а платить дороже — это глупость, и никто этого делать не будет, во всяком случае в ЦСКА.

— Вы сказали, что у ЦСКА положительное трансферное сальдо. Но оно могло быть еще больше, продай вы вовремя Вагнера Лава и Карвальо. 

— По Вагнеру Лаву у нас было предложение, которое устраивало всех: и нас, и игрока. Но его семейные обстоятельства не давали ему уехать никуда, кроме как в Бразилию. Какие семейные обстоятельства? Это наше внутреннее дело, и оно никого абсолютно не касается. При других условиях он, конечно, перешел бы. С Карвальо — другая история. Отыграл сезон очень хорошо — да, за ним более внимательно стали следить суперклубы. Но вы поймите, клубы никогда так не поступают: ой, посмотрите, как игрок сыграл, надо срочно бежать и брать. Отыграл бы на таком уровне еще сезон или два — его бы купили. Но еда его замучила, не позволила продолжить карьеру на высоком уровне.

— А что было за предложение по Вагнеру Лаву?

— €20 млн предлагали. Клуб из немецкого чемпионата.

— И название клуба?

— Stuttgart.

— Как бы вы описали бизнес-модель ЦСКА? Вот у Real Madrid стратегия направлена на скупку супервезд, определенный имидж у клуба.

— ЦСКА не может равняться на Real Madrid. Даже если ЦСКА или другой российский клуб имел бы деньги на суперзвезд, то они все равно бы не поехали в Россию. У нас другая система. Мы покупаем молодых игроков, которые на несколько лет приходят в клуб и делают хорошие спортивные результаты, плюс растим своих ребят в школе. Мне в этом плане больше нравится Barcelona, у которой игровая философия закладывается с детской школы, а в команде большая часть игроков, которых они сами вырастили. Это идеальный пример для ЦСКА.

Другие посты блога

Все комментарии (3)

От редакции

В связи с обострением общественно-политической обстановки в России и резким увеличением попыток оставить на сайте Forbes.ru комментарии, которые могут быть расценены как экстремистские, редакция Forbes приняла решение временно закрыть пользователям возможность комментировать редакционные материалы на сайте Forbes.ru и скрыть все уже опубликованные комментарии. Эти функции будут восстановлены после нормализации обстановки.

Редакция Forbes приносит читателям свои извинения.

26 октября, воскресенье
Самое читаемое
Опрос
Ощущаете ли вы на себе ухудшение ситуации в российской экономике?
Проголосовало 15818 человек
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.