Как стать владельцем огромной агропромышленной компании?

Надо устроиться туда на работу и доказать, что ты лучше основателей

В московском офисе трейдерской компании «ОГО» собралась группа соискателей. Гендиректор Аркадий Злочевский, которому предстояло отобрать новых сотрудников, собеседование проводил нетривиально: он разбил людей на группы и заставил спорить на отвлеченные темы, внимательно наблюдая за их поведением со стороны. После такого теста в штат был зачислен недоучившийся студент Института химического машиностроения Илья Карпов. Дело было весной 1993 года. Как показало время, «метод Злочевского» сработал: компания рекрутировала действительно неординарного человека. Сегодня Карпов — контролирующий акционер ОГО, агропромышленной группы с оборотом около 14 млрд рублей, входящей в тройку крупнейших производителей муки и комбикормов в России.

Компания ОГО (первоначально аббревиатура расшифровывалась как «обслуживание государственных организаций») появилась в 1988-м. Ее основатели Владимир Климов и Владимир Зубков, первый — выпускник Московского финансового института, второй — Института физкультуры, наладили торговлю постельным бельем и детскими кроватками. Аркадий Злочевский, дирижер по образованию, присоединился к бизнесу в 1991 году. Благодаря его усилиям к концу года фирма стала одной из ведущих брокерских контор страны: на нее приходилась половина оборота Российской товарно-сырьевой биржи (РТСБ). ОГО, кстати, была одним из ее учредителей.

Как-то для перепродажи подвернулась партия зерна. «Это натолкнуло нас на мысль, что свято место пусто, — вспоминает Злочевский, ныне президент Российского зернового союза. — Мы хорошо умели спекулировать. Так появилась зерновая тема». В 1993 году ОГО стала крупнейшей негосударственной зерновой компанией. Параллельно партнеры занялись торговлей нефтью и производными от нее — например, поставляли масло для танков по заказу Минобороны.

Илья Карпов начал карьеру в ОГО как раз в топливном департаменте. Его первым руководителем был впоследствии покинувший ОГО Игорь Янковский, племянник актера Олега Янковского и совладелец известной в 1990-е годы рекламной группы «Максима». Условия работы в департаменте были жесткие: трейдеры «сидели на проценте», а тех, кто не выполнял норматив по прибыли в течение двух месяцев, автоматически увольняли. При этом акционеров ОГО не интересовало, каким образом работал трейдер. «В ОГО никто не запрещал воровать. Как ты договариваешься с НПЗ, твое дело», — рассказывает Злочевский, руководивший в то время оперативной деятельностью фирмы.

Злочевский вспоминает, как после собеседования сказал Карпову, что у того все хорошо с мозгами, «но надо стать понаглее». И добавляет: «Он внял моему совету». К 1998 году Илья Карпов возглавил топливный департамент группы, годовой оборот которой перевалил за $800 млн.

Августовская девальвация больно ударила по ОГО, большая часть ее выручки приходилась тогда на поставки в Россию импортного соевого шрота, рыбной муки, глютена, присадок к маслам. Основное бремя переговоров с контрагентами и кредиторами легло на Карпова, который в 1999 году возглавил уже всю компанию. Злочевский через год покинул бизнес, поскольку был не согласен с решением других акционеров ОГО премировать смышленого менеджера акциями — на Карпова оформили 12,5% фирмы. «Меня не устроило решение отдать Илье акции, которые де-факто принадлежали мне», — говорит Злочевский.

Карпов тем временем действовал. Договорившись с кредиторами, он предложил акционерам максимально расширять присутствие на сельскохозяйственных рынках. «Нужно было на чем-то концентрироваться. В нефтянке у нас не было собственных средств производства, мы бы оставались трейдерами», — говорит бизнесмен в интервью Forbes. Группа стала скупать по бросовым ценам элеваторы, комбинаты хлебопродуктов, маслоэкстракционные заводы и птицефабрики. Охоту за дешевыми активами тогда вели многие нынешние сельскохозяйственные магнаты: создатель «Разгуляя» Игорь Потапенко, владелец «Настюши» Игорь Пинкевич, Вадим Мошкович из «Русагро».

Вскоре сформировалась стратегия: продавать не зерно, а готовый продукт. Как говорит Карпов: «Мы реализуем зерно в деньги через передел — хлеб, муку или мясо птицы». Купленные элеваторы для хранения зерна (у компании их дюжина) дополняли комбинатами хлебопродуктов (шесть штук), из муки компания сама выпекает хлеб (четыре хлебокомбината) либо выпускает комбикорма, которые затем скармливают птице на фабриках холдинга (четыре птицефабрики). Сегодня ОГО перерабатывает на своих комбинатах около 1 млн т зерна в год, еще около 500 000 т продает, в основном на внутреннем рынке.

Один из рецептов развития — не распыляться географически, скупая предприятия. Но эта стратегия имеет и минусы: осенью прошлого года, например, ФАС отказала в удовлетворении ходатайства компании о приобретении 100% акций Шекснинского комбината хлебопродуктов, опасаясь доминирующего положения фирмы на региональном рынке. Если бы сделка состоялась, доля ОГО на рынках муки и комбикормов Вологодской области увеличилась бы до 64% и 83% соответственно. «Мы всегда смотрели на долю рынка в данном регионе. Чем она выше, тем выше рентабельность», — говорит Карпов.

«У Карпова талант создавать ситуации, которые приносят доход», — говорит бывший топ-менеджер группы Алексей Дюмулен. Примеры? В начале 2000-х, когда подвернулась возможность с выгодой продать несколько маслоэкстракционных заводов на юге России, он тут же ею воспользовался. Бизнесмен Александр Курт отдал за них $45 млн. Часть вырученных денег пошла на модернизацию оставшихся предприятий. Дюмулен вспоминает, что после реконструкции комбикормовые заводы группы расширили продуктовую линейку в три раза.

Развивая бизнес, Карпов постепенно увеличивал и долю в нем. «Все финансовые потоки контролировались Ильей, а когда держишь все ниточки в руках, можно построить бизнес так, что акционеры не будут иметь ничего. Илья, видимо, сделал предложение, от которого они не смогли отказаться», — высказывает гипотезу один из участников рынка. К 2007 году Карпов полностью выкупил акции у партнеров. К этому времени они практически вышли из проекта. Владимир Климов занял пост министра экономики Калужской области, а ставшего акционером в 1994 году Илью Хайкина объявили в международный розыск по делу о мошенническом захвате 260 га подмосковной земли.

Сделавшись единоличным владельцем компании, Карпов начал готовить ее к IPO. Но этим планам помешал очередной кризис — выручка ОГО в 2009 году сократилась на 18%, котировки публичных агропромышленных компаний «Разгуляй» и «Черкизовский» в конце 2009-го были почти на 50% ниже докризисных. ОГО не смогла погасить облигации и обслуживать займы, увязнув в бесконечных судебных исках с кредиторами. Последний иск о признании компании банкротом подан месяц назад. Впрочем, не лучшие времена переживают и коллеги Карпова по цеху. Например, выручка «Настюши» упала в 3,6 раза, ее сеть элеваторов отошла за долги Россельхозбанку.

Карпов пока все предприятия удержал и уверен, что договорится с кредиторами. Этим летом стало известно, что у ОГО появился портфельный инвестор — 49% акций приобрела председатель совета директоров банка «Кремлевский» Лилия Саакова. Но Илья Карпов все еще намерен вывести старейший агрохолдинг страны на биржу — это лучший способ капитализировать 17 лет продвижения по карьерной лестнице.

Новости партнеров