«Долговая нагрузка «Интеко» пугает, но это бизнес, а в любом бизнесе есть риск» | Forbes.ru
$58.44
69.06
ММВБ2160.16
BRENT63.31
RTS1159.11
GOLD1291.01

«Долговая нагрузка «Интеко» пугает, но это бизнес, а в любом бизнесе есть риск»

читайте также
+57 просмотров за суткиБез катастрофы: спасение «Открытия» и Бинбанка помогло избежать эффекта домино +36 просмотров за суткиСпасать или топить: трудный выбор Центрального банка +24 просмотров за суткиЧужое добро: ЦБ собирает активы для приватизации +13 просмотров за суткиЧерная метка: более ста владельцам и менеджерам «ФК Открытие» запретят банковскую деятельность +16 просмотров за суткиГде и чему московские миллиардеры учат своих детей +12 просмотров за суткиРиэлторы поневоле. Бинбанк просит девелоперов помочь ему в продаже непрофильных активов +4 просмотров за суткиЗдоровая конкуренция. «Зачистка» ЦБ вдвое сократит число банков в России +3 просмотров за суткиСубъективный идеализм: почему ЦБ нужно признать ошибки в надзоре +5 просмотров за суткиСекрет «Роста»: банк Шишханова вкладывал средства в проекты Михаила Гуцериева +3 просмотров за суткиРегулятор рынка недвижимости: Шишханов отдаст ЦБ «Интеко» и А101 +2 просмотров за суткиКонсерваторы и пессимисты. Шишханов поспорил с ЦБ о сумме на спасение Бинбанка +9 просмотров за суткиСпасение «Атлантов»: станет ли санация Бинбанка и «Открытия» началом банковского кризиса +6 просмотров за суткиПоддержка регулятора: ЦБ взял на себя финансовую устойчивость Бинбанка +2 просмотров за суткиМиллиардерам нужна помощь: Шишханов и Гуцериев просят ЦБ о санации Бинбанка +653 просмотров за суткиНесбывшиеся преемники. Кто будет следующим правителем России? +18 просмотров за суткиПринцип Тараса Бульбы: как государство воспитало и убило частный банк +1 просмотров за суткиСергей Гордеев выкупит акции ПИК у Мамута и Шишханова +21 просмотров за суткиВ поиске лучшего: эксперты составили рейтинг интернет-банков +34 просмотров за суткиВ долг кредитору: стоит ли покупать банковские облигации? +1 просмотров за суткиПериод волатильности: какие активы могут огорчить инвестора? Вышел январский номер Forbes
Новости #Интеко 09.09.2011 17:42

«Долговая нагрузка «Интеко» пугает, но это бизнес, а в любом бизнесе есть риск»

Микаил Шишханов рассказал Forbes о том, что он собирается делать с приобретенной у Елены Батуриной компанией

В России появился новый крупный девелопер — владелец Бинбанка Микаил Шишханов, купивший в партнерстве с «дочкой» Сбербанка главный российский актив Елены Батуриной, «Интеко». Как родилась идея? Сколько шли переговоры и были ли другие претенденты? Как дальше развивать «Интеко», нужен ли ей ребрендинг, что делать с ее долгами и другими проблемами? Шишханов ответил на вопросы Forbes.

Не могли бы вы поподробнее рассказать, чем вас заинтересовала «Интеко»?

— Меня вообще интересуют активы, связанные со строительством и девелопментом. Я этот рынок хорошо понимаю, у меня есть серьезный опыт по финансированию таких проектов, я верю в этот сегмент экономики, особенно если речь идет о Москве. «Интеко», безусловно, одна из самых интересных компаний в секторе. Надо отдать должное бывшей владелице — она сумела создать интегрированную компанию, где все процессы четко выстроены, собрать высокопрофессиональную команду. По моему мнению, там работают одни из самых ярких профессионалов данного рынка.

Не могу точно сказать, откуда и как пришла идея покупки. Но когда она родилась, я начал над ней работать, связался с партнерами в Сбербанке, предложил, чтобы они поучаствовали. Сбербанк сегодня довольно сильно поменялся, начал интересоваться инвестициями и уже выступает серьезным солидным партнером во многих проектах. Сбербанк в ходе длительного сотрудничества с «Интеко» убедился, что это надежный партнер, всегда четко исполняющий свои обязательства, а также в том, что бизнес «Интеко» — действительно эффективный и перспективный. 

 От кого исходила инициатива? От Батуриной?

— Нет, я сам вышел на нее и предложил.

 Как долго готовилась сделка?

— Мы начали работу где-то в конце марта. Переговоры шли довольно активно. Все лето мы проводили due diligence силами Бинбанка. В случае необходимости привлекали иностранных специалистов. Делали все тихо и аккуратно, чтобы ничего в прессу не просочилось.

 Переговоры велись в Лондоне?

— Мы и в Лондон летали, и в Вену.

 А где подписание оферты проходило?

— В Вене, в офисе Елены Николаевны. Были [гендиректор «Сбербанк Инвестиции»] Андрей Доценко, я и наши топ-менеджеры.

 Она осталась довольна?

— Очень надеюсь, что да.

 Ваш друг Сулейман Керимов каким-либо образом в переговорах участвовал?

— Нет. Он действительно мой друг, но в этой ситуации ни в переговорах, ни в чем не участвовал.

 А в будущем он может появиться?

— Как дальше жизнь сложится, не знаю, но на данный момент ни каких-то разговоров, ни какого-либо участия не было.

 Кто-нибудь еще вел переговоры о покупке «Интеко»?

— Я не могу это комментировать. Когда мы занимались сделкой, насколько мне известно, параллельно с нами никто не вел переговоров с Еленой Николаевной.

 Вы рассчитывали на дисконт, понимая, что Батуриной ничего не остается, как продать «Интеко?

— Так говорить нельзя. Сделка абсолютно рыночная. Я услышал, что этот актив в принципе готовы продать. Мы на рыночных условиях выставили параметры цены, согласовали их и договорились.

 Насколько серьезной была торговля со стороны Батуриной?

— Несоответствие было где-то 3-5%. Цифры были изначально более или менее адекватные. Вопрос в основном был в оценке долгов.

 До вас «Интеко» интересовался Василий Анисимов. Говорят, он предлагал Батуриной $400 млн…

— Никак не могу прокомментировать. С Еленой Николаевной никогда не обсуждал никаких сторонних предложений.

 Когда говорится про рыночную оценку «Интеко» в $1,2 млрд, долги учитываются или нет?

— Ну конечно, долг всегда учитывается. Не скажу, из какой суммы нужно вычесть долг, но вычесть его нужно.

 Это были ваши деньги? Вы не брали кредит на покупку?

— Нет, не брал.

 Почему вы покупаете «Интеко» на себя, а не на свой Бинбанк? 

— Бинбанк — это мой основной проект, моя основная работа. «Интеко» — другой проект, в котором я постараюсь заработать деньги, для того чтобы вложить их в капитал Бинбанка. У меня одна идея — сделать из Бинбанка один из крупнейших банков.

 В самых крупных девелоперских проектах «Интеко» после смены мэра возникли проблемы:  что-то заморожено, где-то идут суды. «Сетунь-Хиллс» распоряжением Собянина вообще запретили строить… 

— Безусловно, там много проблем. Мы потихоньку будем их разрешать. Там, где идет судебное производство, будем разбираться. Очень надеюсь, что эти проблемы будут разрешены. С другой стороны, часть проблем — это не проблемы «Интеко». Тот же «Сетунь-Хиллс» — это личный актив Елены Николаевны, он в сделке не участвует. Все ее личные активы в России и заграничные проекты в сделку не вошли. Цементный бизнес тоже в сделку не вошел — это отдельная тема. Мы покупаем только «Интеко», компанию, которая занимается  девелопментом, и субхолдинг, который занимается региональным строительством.

 Что стало с проектами, в которых частично участвовала «Интеко», а частично лично Батурина?

— Совместных проектов с Еленой Николаевной у «Интеко» больше нет. Все, что входит в «Интеко», принадлежит компании на 100%.

 Почему вы решили 5% «Интеко» отдать Сбербанку?

— Быть рядом с таким партнером,  даже просто с имиджевой точки зрения, очень полезно. Кроме того, Сбербанк сам делал оценку, его специалисты наряду с нашими все смотрели. Для меня это дополнительный контроль, дополнительное подтверждение того, что я на правильном пути. Их участие в компании для меня огромный плюс. Сбербанк входит портфельным инвестором, он, как любой коммерческий банк, хочет заработать денег.

 Планируете в будущем провести IPO?

— Обязательно. Я планирую эту компанию капитализировать, выстроить по всем западным стандартам, вывести на биржу, сделав ее публичной. Сейчас нужно все закончить, во всем разобраться, выстроить правильную стратегию.

 Когда «Интеко» может стать публичной?

— Горизонт планирования от 5-7 до 10 лет.

 Что вы думаете относительно ребрендинга?

— Здесь палка о двух концах: с одной стороны, «Интеко» — это сильный бренд, с другой стороны, существуют нюансы, которые всегда будут довлеть над брендом. В голове есть мысль провести ребрендинг, но вероятность того, что это произойдет, 50:50.

 Почему все-таки у Сбербанка такой маленький процент?

— Сбербанк сам принимал решение. Наверное, чтобы минимизировать свой риск.

 Сбербанк получил акции в счет погашения части долга «Интеко»? 

— Нет, это абсолютно нормальная стандартная коммерческая сделка.

 То есть кредиты в Сбербанке как были, так и остаются?

— Все кредиты пока остаются.

 Вас сейчас не пугает долговая нагрузка «Интеко»?

— Конечно, пугает, но это бизнес, а в любом бизнесе есть риск. Я бы не стал ничего затевать без уверенности, что я все это вытяну. Есть очень много вариантов, как правильно рефинансироваться.

 В Банке Москвы вам все рассказали про необеспеченные кредиты?  

— Да нет, там у «Интеко» нормальные, обеспеченные кредиты, все в порядке.  Летом, когда мы проводили due diligence, я встречался с руководством Банка Москвы, объяснял ситуацию. Я просто предупредил банк. Не хотелось, чтобы крупнейший кредитор узнал о предстоящей сделке из газет, это было бы неэтично. Что касается реструктуризации долгов и прочего, это уже рутинная работа, к которой мы приступим после завершения сделки. Надеюсь, что мы найдем разумное решение.

 Со Сбербанком у вас уже  был совместный  проект «Рублево-Архангельское», который был полностью заложен в банке по кредиту $5 млрд. Какие перспективы у этого проекта?

— У нас заключено соглашение со Сбербанком, в рамках которого мы выполняем все необходимые действия. Здесь мажоритарным акционером в итоге станет Сбербанк. Я очень доволен тем, как ведет себя Сбербанк в этой ситуации, благодарен его руководителям. 

 Включать «Рублево-Архангельское» в «Интеко» не планируете?

— На данном этапе это даже не обсуждается. Если встанет тема, будем обсуждать.

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться