Афера на $1,5 млрд. Кто пытался украсть Михайловский ГОК - Новости
$56.55
62.94
ММВБ1940.77
BRENT52.11
RTS1085.75
GOLD1268.57

Афера на $1,5 млрд. Кто пытался украсть Михайловский ГОК

читайте также
+396 просмотров за суткиАлло, мы ищем таланты: Усманов раздаст iPhone 7Plus за «творчество» по мотивам его обращений +96 просмотров за суткиСлово «изнасилование» в решениях судов не упоминается: представители Усманова ответили Навальному +49 просмотров за суткиПодарок для миллиардера: самые дорогие яхты на продажу +48 просмотров за сутки«Тьфу на тебя еще раз»: Усманов записал второе видеообращение к Навальному +19 просмотров за суткиСерийные яхтовладельцы: как растут амбиции и лодки миллиардеров +12 просмотров за суткиКремль промолчал, МИД прокомментировал: первая реакция на обращение Усманова к Навальному +9 просмотров за сутки«Ты бы, Лёш, поглубже расследовал»: Алишер Усманов записал видеообращение к Навальному +15 просмотров за суткиИм не страшна национализация: 10 миллиардеров с наибольшими активами за рубежом +10 просмотров за суткиМечта налогоплательщика: как Алишеру Усманову удается быть резидентом РФ и Швейцарии +19 просмотров за суткиКлуб 33 миллиардеров: кто контролирует более 50% капитала участников списка Forbes +30 просмотров за сутки25 богатейших бизнесменов России — 2017 +7 просмотров за суткиСкелеты «Ренессанса»: в дело Магнитского втягивают компанию Михаила Прохорова +36 просмотров за суткиСхема с Росрезервом? ДНР и ЛНР смогут получать руду для металлургов из России +4 просмотров за суткиУсманов подал в суд на Навального и Фонд борьбы с коррупцией +9 просмотров за сутки Алишер Усманов: «Все личные налоги я плачу здесь» +17 просмотров за суткиМиллиардер Алишер Усманов подает в суд на политика Алексея Навального +5 просмотров за суткиАлишер Усманов: рынок технологических компаний «перегрет», пришло время сырьевых +7 просмотров за суткиПрезидент Италии наградил миллиардера Усманова орденом «За заслуги» +17 просмотров за суткиЗемля с историей: Юшваев, Усманов и «однокурсник Медведева» +3 просмотров за суткиАлишер Усманов мог приобрести один из крупнейших яхтенных причалов в мире +2 просмотров за суткиАкционеры «Мегафона» одобрили выкуп контроля в Mail.ru у USM Усманова

Афера на $1,5 млрд. Кто пытался украсть Михайловский ГОК

Попытка сорвать сделку по продаже ГОКа стала самым громким корпоративным скандалом середины десятилетия. Forbes выяснил, как развивались события

На прокуренной кухне убогой московской квартиры нарастало напряжение — два брата из-за пустяка устроили пьяную ссору. Не найдя аргументов, один ткнул другого подвернувшимся под руку ножом. Врачи «скорой» оказались бессильны.

Сложностей для следователей в этом деле не было, и пару месяцев спустя братоубийца отправился в колонию. А еще через четыре месяца зарезанный и тихо похороненный московский выпивоха Сергей Сенькин «продал» багамскому офшору Михайловский горно-обогатительный комбинат (ГОК) — одно из крупнейших российских предприятий стоимостью более полутора миллиардов долларов. «Сделка» состоялась в ноябре 2004 года. По документам Сенькин значился генеральным директором ООО «Шимлен», выступившего продавцом ГОКа.

Как такое могло случиться? Однажды Сенькин потерял паспорт — так, по крайней мере, рассказала позже его жена следователям. Вскоре по этому паспорту кто-то зарегистрировал фирму, которой суждено было сыграть ключевую роль в одном из самых громких корпоративных скандалов России. Его активными участниками оказались несколько предпринимателей из «Золотой сотни» Forbes. Миллиардные сделки в этой истории совершались по поддельным паспортам и фальшивым доверенностям. Непосредственный исполнитель операции вскоре после ее завершения умер при подозрительных обстоятельствах. А председателю совета директоров крупнейшей в России инвестиционной компании ИГ «Ренессанс Капитал» Олегу Киселеву скандал стоил репутации и вынудил его на два года уехать в эмиграцию.

***

В 2004 году в российской металлургии начинался взлет, оборванный кризисом 2008-го. На фоне экономического подъема мировое производство стали росло, впервые в истории перевалив отметку в миллиард тонн. Мощностей производителей металла из развитых стран не хватало, чтобы удовлетворить растущий спрос, и российские металлурги получили свой кусок пирога: почти все виды стали и проката в течение 2004 года подорожали в 1,5–2 раза. По итогам 2004-го чистая прибыль Магнитогорского металлургического комбината (ММК) выросла на 90%, «Северстали» — на 127%, Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) — на 170%.

Вслед за ростом цен на чугун и сталь начало дорожать сырье для их выплавки — кокс и железная руда. Металлурги, не скупясь, бросились приобретать горно-обогатительные комбинаты. Одна из крупнейших компаний в отрасли «ЕвразХолдинг» заплатила Уральской горно-металлургической компании (УГМК) $244 млн за 85,6% акций Качканарского ГОКа, НЛМК купил за $650 млн Стойленский ГОК (пятый и третий по величине производители железорудного сырья в России соответственно). Но самым желанным для российских металлургов оставался Михайловский ГОК, второй в стране производитель железной руды, разрабатывающий месторождения почти неисчерпаемой Курской магнитной аномалии. Это был не просто большой ГОК — про этот ГОК было точно известно, что он продается.

Владелец Михайловского ГОКа Борис Иванишвили в 1990-е считался одним из наиболее влиятельных российских бизнесменов. Принадлежавший ему банк «Российский кредит» перед кризисом 1998 года был третьим в стране по активам среди частных банков. Иванишвили владел крупным пакетом акций Красноярского алюминиевого завода и долями еще в нескольких металлургических предприятиях. Сам Иванишвили предпочитал держаться в тени, на публике бизнес группы представлял его младший партнер — Виталий Малкин, входивший в состав знаменитой «семибанкирщины».

Но с ельцинских времен многое изменилось. «Российский кредит» сильно пострадал от кризиса 1998 года, и, чтобы погасить долги банка, Иванишвили постепенно распродавал имущество. К 2004 году подошла очередь Михайловского ГОКа. Как рассказывал сам Иванишвили, переговоры о судьбе предприятия он вел с хозяевами всех крупнейших металлургических холдингов страны — Владимиром Лисиным (НЛМК), Виктором Рашниковым (ММК), Алексеем Мордашовым («Северсталь»). Но дальше всего, признавался бизнесмен, зашли переговоры с Александром Абрамовым, совладельцем «ЕвразХолдинга». «У нас уже были готовы к подписанию документы, но тут мне поступило предложение от моего давнего друга Василия Анисимова и Алишера Усманова», — рассказывал Иванишвили «Ведомостям». Усманов и Анисимов как раз собирали металлургические активы в холдинг «Металлоинвест».

Возможно, Иванишвили принял предложение Анисимова, своего бывшего партнера, вместе с которым он в начале 1990-х занимался металлургией в Красноярске, из соображений безопасности: борьба за ГОК развернулась нешуточная, и его владельцу уже намекали, что он может лишиться комбината и не получить денег. Тем более что в 2004 году Иванишвили большую часть времени проводил во Франции и не рассматривался как серьезный игрок, способный дать отпор в случае наезда. С «давним другом» Анисимовым ему было комфортно — и стороны ударили по рукам. Внешторгбанк выдал под залог акций ГОКа $1 млрд, и эти деньги ушли на счета компаний Иванишвили. Судьба комбината решена? Ничего подобного. Слишком многим серьезным претендентам была необходима руда Михайловского ГОКа. «Вокруг стали виться разные люди. То чекисты придут, то бандиты», — говорит один из давних знакомых Иванишвили. Что-то должно было произойти.

***

Двенадцатого января 2005 года, сразу после новогодних каникул, в здание «ING Bank Евразия» в Москве явилась делегация из 11 человек во главе с судебным приставом. Посетители предъявили документы, позволяющие арестовать 96% акций ОАО «Михайловский ГОК», номинальным держателем которых числился ING (это распространенная практика — передавать акции на хранение специализированным подразделениям крупнейших банков). Все формальности были соблюдены, и банкирам ничего не оставалось, кроме как согласиться с требованиями. Был составлен акт описи и ареста ценных бумаг. Все свершилось буквально за полчаса. «Гости» вышли из здания банка, погрузились в припаркованный рядом с подъездом микроавтобус и отбыли. Сотрудники банка бросились звонить представителям настоящих собственников.

Особую пикантность ситуации придавало то, что эти акции уже были оплачены покупателем. «Деньги ушли, а акций нет. Они арестованы. И у людей (Алишера Усманова и его партнеров. — Forbes) сложилось впечатление, что кто-то хочет украсть акции», — рассказывает непосредственный участник тех событий. Как оказалось позже, операция, нарушившая планы одного из самых влиятельных бизнесменов страны Алишера Усманова, была подготовлена всего за пару месяцев, а несколько ее ключевых участников наняты чуть ли не с улицы за копейки. Вот как развивалась эта история.

В октябре 2004 года группа «Ренессанс Капитал» организовала для своих VIP-клиентов и партнеров увеселительную поездку в Австрию. Среди прочих поохотиться в Альпы прилетели президент «Ренессанса» Олег Киселев и предприниматель Дмитрий Клюев. Киселев был широко известен в деловом сообществе: еще в 1989 году он вместе с будущим олигархом Михаилом Фридманом учредил кооператив «Альфа-фото». Потом занимался собственным бизнесом, успел поработать в руководстве нескольких крупных компаний, принадлежавших Иванишвили, был одним из учредителей недолго просуществовавшего телеканала ТВС (позднее туда перебралась команда журналистов разгромленного НТВ). Киселев входил — и до сих пор входит — в правление Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) и в этом качестве неоднократно бывал на встречах президента Владимира Путина с представителями крупного бизнеса. Пост председателя совета директоров ИГ «Ренессанс Капитал» он занял в январе 2004 года.

Клюев был известен гораздо меньше. Ему принадлежало несколько юридических и бухгалтерских фирм и небольшой Универсальный банк сбережений. Клюев помогал своим клиентам утрясать налоговые вопросы, регистрировал и ликвидировал компании, выстраивал схемы владения бизнесом. Киселев и Клюев уже были шапочно знакомы, но близко сошлись именно на той охоте в Альпах.

Позднее, на допросе у следователя, Дмитрий Клюев так описал одну из встреч с Киселевым: «В декабре 2004 года ко мне обратился мой знакомый Киселев Олег Владимирович с просьбой каким-либо образом арестовать акции ОАО «Михайловский ГОК»… Для чего Киселеву потребовалось арестовать акции ГОКа, он не пояснил». За эту операцию Клюеву, как следует из показаний, был обещан миллион долларов.

Сценарий был выбран незамысловатый. Одна компания, будто бы владеющая акциями Михайловского ГОКа, продает эти акции другой компании. Договор фиктивный, поскольку прав на ценные бумаги у «продавца» нет. «Покупатель» акций не получает и обращается в суд с требованием арестовать спорный пакет. Абсурд? Российские арбитражные суды удовлетворяют такие иски, если компания-покупатель предоставляет банковскую гарантию в размере стоимости арестованных ценных бумаг. Гарантию выдал принадлежащий Клюеву Универсальный банк сбережений. Для верности помощники Клюева подали сразу два иска — в Ростове и Иркутске.

Схема была разработана в спешке (заказчик, как утверждал в своих показаниях Клюев, ставил жесткие сроки). Компании, которые подручные Клюева задействовали в операции (в их числе и ООО «Шимлен» покойного Сергея Сенькина), имели фальшивые регистрационные данные. Например, зарегистрированная на Багамах компания Colchecter была ликвидирована еще в 2001 году. Ее представитель, бывший в числе посетителей банка ING, действовал по поддельной доверенности, под чужой фамилией и использовал паспорт с переклеенной фотографией; за работу он получил $500. Участвовавший в операции судебный пристав не имел права этого делать, поскольку уже был переведен в другое подразделение. Тем не менее все прошло как по маслу. Клюев, вернувшийся после новогодних праздников в Москву, получил на руки бумагу ценой миллион долларов — протокол наложения ареста на акции ГОКа. Но вскоре пожалел, что ввязался в это дело.

***

«Про попытку арестовать акции я могу сказать только одно: если кто-то читал Киплинга, то среди наших металлургов есть такие персонажи, сродни шакалу Табаки при Шерхане. Мы знаем, кто это, а следствие нам поможет узнать, кто им помогал в этом», — через пару дней после ареста акций Михайловского ГОКа Алишер Усманов в интервью Forbes взвешивал каждое слово.

Ни Киселев, ни тем более Клюев не могли быть конечными заказчиками операции. А кто мог? Усманов говорил намеками. «По-моему, он в вашем списке. Не в первой десятке, но и не последний. Да, кстати, я догадываюсь, что он не один», — туманно рассуждал бизнесмен. В материалах обвинительного приговора по делу об аресте акций на этот счет имеется более конкретная информация.

«В двадцатых числах декабря 2004 года от Дмитрия Клюева мне поступило поручение проконтролировать перечисление денежных средств в размере около $1 млн от председателя совета директоров «Ренессанс Капитала» Олега Киселева», — показала на допросе Елена Кудинова, главбух фирмы Клюева «Консалтинговый центр «Сателлит». Связавшись с помощницей Киселева Юлией Лисицыной, Кудинова поинтересовалась, когда будут перечислены деньги, и попросила продиктовать ей реквизиты платежа. Лисицына ответила, что средства уже, скорее всего, перечислены, однако реквизиты платежа она сказать не может: деньги, мол, «должны были быть перечислены не от Олега Киселева, а от вице-президента «ЕвразХолдинга» [Александра] Фролова». Это одно из двух имеющихся в обвинительном приговоре упоминаний «ЕвразХолдинга» — компании, которой Борис Иванишвили чуть было не продал ГОК, в последний момент предпочтя Усманова и Анисимова. В «Евразе» на вопросы Forbes, заданные при подготовке этой статьи, не ответили.

Между тем Усманов быстро развернул контрнаступление. На следующий день после ареста акций первый зампред ВТБ Вадим Левин (банк, напомним, финансировал сделку) уведомил главу Федеральной службы судебных приставов о мошенничестве. В Ростов и Иркутск вылетели юристы Усманова, которые предоставили документы о реальных собственниках акций ГОКа. Уже 31 января 2005 года арест, наложенный Клюевым, был снят.

«Усманов решил выжать из ситуации не 100%, а все 150%», — говорит участник событий. Была задействована тяжелая артиллерия — федеральные телеканалы. На канале «Россия» в передаче «Честный детектив» вышел сюжет о попытке захвата ГОКа, где, в частности, были показаны кадры с камер видеонаблюдения банка, на которых явно различимы лица участников операции.

«От знакомых я узнал, что по поводу ареста акций по телевизору вышла передача, где была показана в числе прочих и моя фотография», — сказал позже на допросе у следователя некто Алексей Печкин. Именно он, используя паспорт с переклеенной фотографией, подавал в суды иски от имени фиктивного покупателя акций Михайловского ГОКа. Печкин понял, что дело принимает серьезный оборот. Он был одним из немногих свидетелей всего произошедшего и, опасаясь за свою жизнь, уехал к родственникам в Оренбургскую область, где скрывался около полугода. (Позднее Печкин как соучастник преступления был осужден и получил 1 год и 8 месяцев в колонии-поселении.)

Скрылся от следствия и другой фигурант дела — помощник Клюева Сергей Албаев, который по поручению начальника «собрал схему» — людей и компании, а затем в качестве понятого присутствовал при аресте акций банка. Уже 22 февраля его вызвали на допрос к следователю. Албаев попытался хитрить: мол, случайно оказался рядом с офисом ING, к нему подошел незнакомец и предложил за $100 поучаствовать в наложении ареста на акции в «каком-то банке». Через неделю Албаев, ни слова не сказав жене, исчез. Через пару месяцев его жене позвонил неизвестный и сообщил, что Сергей умер.

Албаев весил 140 кг, много курил. Поэтому диагноз — смерть от острой сердечной недостаточности — выглядел правдоподобно. Однако чем занимался Албаев в последние месяцы жизни и почему его труп был обнаружен в гостинице одного из райцентров Ростовской области, так и осталось неизвестным.

Следствие кропотливо распутывало цепочку связей. В июне 2005 года в очередной передаче «Честный детектив», посвященной неудавшейся попытке ареста акций Михайловского ГОКа, был назван «заказчик преступления» — Дмитрий Клюев. Клюев понял, что дело зашло слишком далеко. Он явился к следователю и во всех подробностях описал события декабря  2004 года, в том числе роль в них Олег Киселева, фактически переложив всю вину на топ-менеджера «Ренессанса».

В восемь часов вечера 10 августа 2005 года оперативники нагрянули в офис ИГ «Ренессанс Капитал», и в кабинете Киселева начался обыск. Из шкафа рядом с рабочим столом председателя совета директоров инвесткомпании старший лейтенант Дмитрий Прохоров выудил большой бумажный пакет с надписью «Администрация президента Российской Федерации. Правительственное». Внутри вскрытого в присутствии понятых конверта обнаружились акт описи и ареста акций Михайловского ГОКа, выписки из реестра акций предприятия, распечатанный на листе бумаги план по аресту акций комбината и несколько паспортов. Киселев, прибывший спустя полчаса после начала обыска, заявил, что не знает, каким образом пакет оказался в его шкафу.

Позже на допросе президент «Ренессанса» признал знакомство с Клюевым, подтвердил, что обсуждал возможную сделку по продаже Михайловского ГОКа. Но приписываемую ему роль заказчика ареста акций категорически отверг. А вскоре Киселеву, который все еще оставался в статусе свидетеля, удалось выехать за границу. Клюеву предъявили обвинение в попытке хищения акций и взяли подписку о невыезде.

***

Что же произошло? По словам источника Forbes, представителем «Евраза» на переговорах с Иванишвили были топ-менеджеры инвестиционной компании «Ренессанс Капитал». Киселев в таком случае мог всего лишь выполнять пожелание крупного клиента. Во всяком случае, утверждает в интервью Forbes один из участников событий, умысла красть акции у Киселева не было. Кому-то нужно было лишь задержать сделку и как можно быстрее «вклиниться в разговор». О том, что переговоры между Иванишвили и Усмановым зашли так далеко, Киселев мог просто не знать. Он мог полагать, что владельцем акций ГОКа еще остается Иванишвили. Это была первая большая ошибка Киселева, говорит собеседник Forbes. А вторая ошибка заключалась в том, что, поручив притормозить процесс, Киселев дальнейшие события не проконтролировал.

Иными словами, Киселев стал жертвой собственной неосторожности: передал Клюеву просьбу притормозить переговоры Иванишвили с другими покупателями, а тот «напортачил». Это лишь одна из версий. Есть и другие.

Представители «Ренессанса» всегда утверждали, что компания не причастна к махинациям с акциями Михайловского ГОКа. Эту позицию «Ренессанс» отстаивал в общении не только с журналистами, но и со следствием. «Примерно в конце января 2005 года ко мне в кабинет пришел заместитель директора [по экономической безопасности] Юрий Сагайдак, — показал на допросе у следователя Стивен Дженнингс, основной акционер «Ренессанс Капитала» и председатель совета директоров компании. — Сагайдак сообщил, что имеются подозрения насчет того, что Киселев имеет отношение к каким-то незаконным действиям в отношении акций Михайловского ГОКа, и, по имеющимся слухам, к этому конфликту имеет какое-то отношение «ЕвразХолдинг». После разговора с начальником службы безопасности Дженнингс вызвал к себе Киселева и потребовал объяснений. Киселев, как следует из показаний Дженнингса, заверил, что к афере не причастен. Сам «Ренессанс» никогда не являлся объектом расследования, отметил Дженнингс, отказываясь комментировать эту историю для Forbes.

Каким образом глава службы безопасности «Ренессанса» узнал об аресте акций Михайловского ГОКа? Об этом, как следует из материалов суда, Юрию Сагайдаку рассказал непосредственный организатор аферы Дмитрий Клюев. Клюев и Сагайдак были знакомы уже несколько лет и поддерживали дружеские отношения. Именно Сагайдак впервые представил Клюева Киселеву и отрекомендовал его как большого специалиста по корпоративному праву. Получается, что Олег Киселев попросту был назначен «крайним», когда запахло жареным?

***

Кто бы ни был заказчиком ареста акций, операция не удалась. Но покупатель ГОКа не был расположен простить обидчиков. «Честь должна быть. Это как в шахматах: если ты проигрываешь, то что, надо бить шахматной доской по голове, что ли?» — философствовал в интервью Forbes Василий Анисимов. Однако источник Forbes, участник тех событий, считает, что Усманова и его партнеров толкали на обострение ситуации другие соображения. «Если бы [Усманов] смог доказать, что все это было сделано по заданию Абрамова и Фролова, то появлялся бы мощный рычаг воздействия на «Евраз», — говорит источник. А уж конвертировать этот «ресурс» во что-то осязаемое — дело техники.

Однако, несмотря на все усилия следователей, группа «Евраз» упоминается в деле лишь вскользь — в частности, в показаниях Елены Кудиновой, бухгалтера Клюева. Ее собеседница, секретарша Киселева, ничего из сказанного Кудиновой не подтвердила. Надежно привязать «Евраз» к скандалу так и не удалось, и следователи довели до конца только дела исполнителей.

Дело Олега Киселева было выделено в отдельное производство. Будучи в Лондоне, Киселев несколько раз встречался со следователями и давал показания. Его адвокаты настаивали, что пакет с надписью «Администрация президента Российской Федерации» был добыт с процессуальными нарушениями — в частности, в ходе обыска отсутствовал представитель «Ренессанс Капитала», собственника помещения. В итоге дело Киселева развалилось, он вернулся в Россию и работает финансовым директором государственной корпорации «Роснано». «Вопросы журнала Forbes мне были заданы представителями прокуратуры, и я на них подробно ответил. Не вижу смысла поднимать эту историю еще раз», передал Киселев через пресс-службу.

Дмитрий Клюев и несколько его подельников все же предстали перед судом. Прокурор требовал для Клюева шесть лет колонии, однако суд ограничился тремя годами условно. Найти Дмитрия Клюева Forbes так и не удалось. Компания «Консалтинговый центр «Сателлит», директором которой числился Клюев, в июне 2008 года была ликвидирована. В это же время владельцы Универсального банка сбережений приняли решение о добровольной ликвидации.

Кто-то позаботился даже о том, чтобы информацию о Клюеве было невозможно собрать в интернете. Если в «Яндексе» набрать «Клюев Дмитрий Владиславович», то первые 20 ссылок ведут на форумы и доски объявлений, где опубликован один и тот же текст. Вот он: «Клюев Дмитрий Владиславович — это уже не просто человек, это действительно прекрасный помощник в добрых делах».