«Это только первый шаг»

Анна Соколова Forbes Contributor
Дума одобрила поправки, смягчающие наказания по экономическим статьям. Юристы ждут продолжения

В пятницу Госдума единогласно приняла в первом чтении предложенные президентом Дмитрием Медведевым поправки в Уголовный кодекс. Они направлены на то, чтобы облегчить жизнь предпринимателей, обвиняемых по «экономическим» статьям, позволив им выйти из СИЗО под залог от 100 000 до 500 000 рублей.

Помогут ли поправки добиться поставленной цели?

Что происходит сейчас

В пояснительной записке к законопроекту говорится о том, что глава 22 Уголовного кодекса, описывающая преступления в сфере экономической деятельности, «страдает избыточной криминализацией». Что это значит? В прошлом году, по данным Судебного департамента, российские суды удовлетворили 194 399 ходатайств следователей о заключении подозреваемых под стражу (90% от их общего числа) и 216 762 ходатайств о продлении ареста (судьи согласились со следователями в 98% случаев). При этом примерно 70 000 заключенных следственных изоляторов ежегодно приговариваются к наказанию, не связанному с лишением свободы. Скорее всего, среди них немало фигурантов так называемых «экономических дел», которые после отсидки в СИЗО получают условные сроки или штрафы.

Многие уголовные дела в отношении предпринимателей так и не доходят до суда. По статистике МВД, в прошлом году милиционеры выявили 2531 факт незаконного предпринимательства и 8791 случай легализации преступных доходов, а в суд поступило 1030 и 1819 дел соответственно.

Некоторые из подозреваемых узнали о том, что их дела закрыты, находясь в СИЗО. Один из совладельцев банка «Фемили» Виктор Казаков известия не дождался. В апреле банкира и двух его младших братьев арестовали по подозрению в отмывании денег, а летом он умер в СИЗО при невыясненных обстоятельствах. Ответ на запросы родственников был один: съемка с камер наблюдения утеряна, поэтому установить причину смерти невозможно — в возбуждении уголовного дела отказано. Недавно дело, по которому проходил Казаков, следователи закрыли. И завели новое — двое его братьев по-прежнему находятся в СИЗО.

Поправки Дмитрия Медведева

Возможно, братья Казаковы смогут воспользоваться президентскими поправками в Уголовный кодекс, которые предусматривают для фигурантов экономических дел возможность выхода под залог от 100 000 до 500 000 рублей.

Поправки также увеличивают размер ущерба, который признается крупным или особо крупным в делах по отмыванию денег, невозвращению валюты из-за границы и уклонении от таможенных платежей.

Президент предлагает исключить из Уголовного кодекса статью «Нарушение лицензионных требований и условий», поскольку неопределенность ее формулировки приводит к расширительному толкованию и открывает возможности для злоупотреблений. Также он предлагает признать утратившей силу почти не применяемую статью «Лжепредпринимательство».

Чего не хватает в поправках: мнение адвоката

«Я надеюсь, что это только первый шаг, — говорит адвокат Андрей Рахмилович, управляющий партнер адвокатского бюро «Маргулян и Рахмилович». — Того, что сейчас внесено президентом, недостаточно, чтобы предприниматели были избавлены от незаконного уголовного преследования». Сейчас остается возможность возбуждения заказного дела против предпринимателя по другим экономическим статьям, не упомянутым в президентском пакете.

По мнению Рахмиловича, многие статьи стоило бы вообще исключить из Уголовного кодекса. Это касается, например, статьи 171 о незаконной предпринимательской деятельности, которая является не более чем административным правонарушением, но не преступлением. Стоит также убрать статью о незаконной банковской деятельности и полностью переделать статью об отмывании преступных доходов. В международной практике об отмывании речь заходит, когда дело касается денег, полученных от наркоторговли, торговли оружием, проституции. В России сфера применения этой статьи намного шире. Рахмилович также надеется, что вскоре будет изменена часть 1 статьи 188 (контрабанда). Сейчас по ней реальные сроки получают не контрабандисты, а те, кто всего лишь уклоняется от уплаты таможенных платежей.

Кроме того, президентские поправки совсем не затрагивают статью 159 (мошенничество). Из-за расплывчатых формулировок по этой статье при желании можно привлечь к ответственности практически любого бизнесмена. Юристы считают, что ее часто используют для заказных дел, когда нужно на время «закрыть» конкурента в СИЗО. Косвенным подтверждением тому является статистика МВД: в этому году милиционеры выявили 78 332 случая мошенничества, а до суда дошло всего 10 481 дело.

По словам Рахмиловича, определение этого вида преступлений было сформулировано еще в советские времена применительно к уличному мошенничеству — наперсточникам, уличным торговцам, которые расплачиваются «куклами» вместо денег. А сегодня она применяется к предпринимателям, на которых вообще не рассчитана. «Применение этой статьи должно быть ограничено сферами бытового мошенничества», — уверен юрист.

Рахмилович считает, что общие нормы закона о соучастии, о вине, об исполнении приказа или распоряжения применительно к экономическим преступлениям должны звучать несколько иначе. И эти изменения могут появиться достаточно скоро. «Президент понимает, что задача уголовного кодекса не в том, чтобы посадить предпринимателя в тюрьму или лишить его бизнеса, а в том, чтобы заставить его работать в рамках закона», — уверен адвокат.

Новости партнеров