Бремя спасения. Почему процедура банкротства физлиц не работает в регионах

Дмитрий Янин Forbes Contributor
Фото REUTERS / Brendan McDermid
Спасти жителей неблагополучных регионов от кредитного рабства может только процедура банкротства. Но сейчас она недоступна для большинства заемщиков

По информации Объединенного кредитного бюро, в настоящее время в России число должников с просрочкой больше трех месяцев составляет 7,1 млн. человек. Все эти люди — потенциальные банкроты, и их количество только увеличивается. Исходя из сведений Национального бюро кредитных историй, граждан с просрочкой более 90 дней, имеющих долги свыше 500 000 рублей, сейчас 799 500, а еще в феврале их было на 110 800 человек меньше.

При этом за два года с момента вступления в силу закона о банкротстве этой процедурой попытались воспользоваться всего 63 500 россиян. Почему? Ведь если человек не может возвращать долги, то банкротство — это единственный способ для него растопить снежный ком из пени и штрафов, остановить кредитный жернов, законно разорвав отношения с кредитором.

Все дело в высокой стоимости и сложности процедуры банкротства.

Сейчас стоимость банкротства составляет в среднем от 60 000 до 100 000 рублей. В эту сумму входит, в частности, оплата услуг арбитражного управляющего и обязательная публикация объявления в газете «Коммерсант» (только одно размещение здесь стоит 10 000 рублей), стоимость госпошлины, публикация сообщений в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве.

Между тем cредняя зарплата, например, в Пермском крае, по данным Росстата, составляет около 29 000 рублей. При этом, по той же официальной статистике, у 14,8% жителей края доходы ниже прожиточного минимума. Людям на еду хватает с трудом, не то что на банкротство, хотя необходимость в нем у заемщиков просто огромная.

Реальные истории

Пермская семья с тремя детьми, живет в небольшой ипотечной квартире, муж не работает. Он вообще находится под домашним арестом — за то, что избивал жену, с которой сейчас продолжает делить жилплощадь, поскольку жить ему больше негде. Женщина работала до момента рождения последнего ребенка. Сейчас она в декрете. Денег с трудом хватает даже на еду. Заемщица не платит банку уже несколько месяцев. Поскольку есть еще долги, то даже после продажи квартиры она останется должна кредитной организации.

Хорошим выходом было бы стать банкротом. Но на какие деньги?

«Ситуация безвыходная. У женщины нет никакого имущества, кроме ипотечной квартиры, нет драгоценностей, которые можно продать», — комментирует президент Пермской общественной организации «Территория семьи» Анна Зуева.

Еще одна история — про то, как одинокая мать с тремя детьми оказалась в долговой яме. У нее был кредит на 50 000 рублей. Сумма большая, но посильная. А потом случилась беда: сгорел дом, где они жили, а от пожара пострадал еще и соседский дом. Соседи обратились в суд, который обязал погорельцев выплатить 3 млн рублей.

Так они остались без жилья и с долгами. Сейчас живут вместе с семьей сестры в ее однокомнатной квартире. Денег на банкротство нет — женщина получает всего 11 000 рублей. Быстро накопить на процедуру тоже нереально. Пока она будет откладывать по копейке, сумма штрафов и пени продолжит расти.

«Не всегда люди, которые попали в такую ситуацию, — мошенники. Часто это благополучные семьи, не алкоголики и не наркоманы. Просто они в силу разных причин оказались в безвыходном положении. Эти семьи обратились к нам за помощью. Пока мы не знаем, как им помочь. Люди ходят по обрыву», — говорит Анна Зуева.

Рост числа банкротов в бедных регионах

Закредитованность — проблема не только отдельного заемщика и его семьи: отсутствие у людей возможности выйти из кредитной кабалы на фоне падения доходов может привести к снижению потребления (и как следствие, стагнации экономики), а также росту преступности.

В настоящее время ситуация продолжает усугубляться.

Мы сравнили данные Росстата с выводами кредитного бюро. Как выяснилось, количество банкротов растет в регионах, которые являются самыми бедными. Например, в Калмыкии, где средние доходы составляют 14 758 рублей и которая занимает в статистике Росстата последнее 84-е место среди российских регионов, с февраля по сентябрь 2017 года число банкротов выросло на 9%. Отметим, что здесь речь идет только о людях с долгами от 500 000 рублей. Неплатежеспособных заемщиков, задолжавших менее крупные суммы, в разы больше.

В Ингушетии (83-е место в рейтинге Росстата, средние доходы 15 106 рублей) число банкротов за полгода выросло на 19,3%. Среди жителей Кемеровской области, зарабатывающих в среднем 21 000 рублей, потенциальных банкротов почти столько же — 20 737 человек!

Насколько выросло количество банкротов в бедных регионах России

Самые бедные регионы России

Средний доход, руб.

Рост числа потенциальных банкротов с февраля по сентябрь 2017 г., %

84 Республика Калмыкия

14 758

9

83 Республика Ингушетия

15 106

19,3

82 Карачаево-Черкесская Респ.

16 937

10,8

81 Республика Алтай

17 230

26,1

80 Чувашская Республика

17 747

16,5

79 Республика Мордовия

17 774

16,3

78 Республика Марий Эл

18 243

10,5

76 Саратовская область

19 434

16,3

75 Кабардино-Балкарская Респ.

20 487

12,8

74 Курганская область

20 621

14,3

73 Кировская область

21 202

13,7

72 Кемеровская область

21 208

14,4

71 Алтайский край

21220

21,3

70 Республика Хакасия

21 392

31,1

Данные Росстата и НБКИ

Как видно из таблицы, во всех регионах, занимающих последние места по уровню доходов населения, количество потенциальных банкротов выросло.

Самыми закредитованными оказались работники социальной сферы. По данным НБКИ, за полгода (с апреля по октябрь 2017 года) наиболее существенно уровень долговой нагрузки увеличился у сотрудников охранных предприятий (+32,8%), социальной сферы (+31,6%) и медучреждений (+30,3%). Это значит, что от кредитного бремени в первую очередь страдают люди с низкими или нестабильными заработками. Среди потенциальных банкротов больше всего заемщиков в возрастной категории от 30 до 50 лет (63%). Это люди активного возраста, которые не в состоянии расплатиться с долгами.

Согласно статистике НБКИ, больше всего потенциальных банкротов среди заемщиков в сегменте необеспеченного кредитования, получивших кредиты на покупку потребительских товаров (66,9%) и кредитные карты (8,1%). Эта проблема только усугубляется — банки продолжают наращивать объемы кредитования в этих сегментах, активно работая в неблагополучных по уровню доходов регионах.

Так, по информации НБКИ, за 8 месяцев этого года в Алтайском крае объемы выдачи кредитных карт увеличились на 58,3%, в Саратовской области — на 47,9%. Рост выдач потребительских кредитов в той же Саратовской области составил 42,1%, в Кировской — 28,1%, в Кемеровской — 27,7%, в Алтайском крае — 34%.

Как запустить механизм банкротства

В ситуации роста закредитованности заемщиков, в том числе с низкими и нестабильными доходами, проживающими в проблемных регионах, использование процедуры банкротства представляется единственно возможным выходом из ситуации. Чтобы этот механизм реально заработал, считаем необходимым предпринять следующие шаги:

  • удешевить процедуру банкротства, в частности отменить необходимость публикации в газете «Коммерсант». Публиковать объявление о банкротстве можно бесплатно на профильных интернет-ресурсах. Также предлагаем сделать найм арбитражных управляющих необязательным, а добровольным;
  • максимально упростить процедуру банкротства физических лиц для малоимущих и социально-уязвимых слоев населения; граждан, чьи доходы с учетом иждивенцев не превышают трехкратного уровня от размера прожиточного минимума в регионе; чей размер задолженности не превышает 900 000 рублей.

В качестве дополнительных мер можно предложить:

  • предоставлять субсидии на оплату процедуры банкротства для малоимущих и социально-уязвимых категорий граждан с детьми;
  • создать условия для обеспечения многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг (МФЦ) оказания населению консультаций по вопросам банкротства физлиц;
  • обеспечить вовлечение специалистов организаций, осуществляющих социальное обслуживание, в деятельность по консультированию по вопросам банкротства физических лиц;
  • повысить информированность заемщиков о механизмах банкротства. Это можно делать, например, в рамках дней финграмотности, которые должны проводиться в первую очередь в проблемных с точки зрения закредитованности регионах, с предварительным широким анонсированием мероприятия;
  • дополнить памятки заемщика информацией о банкротстве, где вся процедура будет изложена просто и пошагово. В ней также можно опубликовать образец заявления в суд. Разместить ее на сайтах ведомств, занимающихся защитой прав потребителей, на информационных стендах банков и МФО;
  • сократить сроки рассмотрения дел о банкротстве, которые сейчас занимают около полугода.
Новости партнеров