Избирательная защита. Как ограничения по страхованию вкладов вредят российскому бизнесу
Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images

Избирательная защита. Как ограничения по страхованию вкладов вредят российскому бизнесу

Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
Страхование банковских вкладов в России — это прежде всего способ сохранить лояльность граждан, поэтому под гарантии государства попадают только вклады физических лиц. Прочие вкладчики, включая реальный бизнес, находятся в весьма незавидном положении

По состоянию на конец 2016 года (данные за 2017 год пока не раскрыты) объем застрахованных АСВ банковских обязательств составляет около 16,3 трлн рублей. При этом общий размер привлеченных банками денежных средств клиентов был на уровне 40,8 трлн рублей. Такая диспропорция вызвана тем, что в России под гарантии государства подпадают только вклады физических лиц. Справедливо ли страховать только треть привлеченных средств и обоснованы ли преференции, предоставленные физлицам?

Лекарство от митингов

Будем откровенны: страхование вкладов в России изначально появилось прежде всего как социальный инструмент. Обманутые вкладчики 1990-х годов для власти были синонимом нелояльных избирателей и постоянных митингов. В этой связи проблемные банки стали головной болью не только для экономистов, но и для политиков. Последние оказались достаточно дальновидны, чтобы создать систему страхования вкладов. Надо признать, что она оказалась эффективной. Вкладчики — физические лица в целом сейчас достаточно спокойно относятся к массовой зачистке банковского сектора — этот процесс не вызывает ни бегства капиталов, ни социальных протестов.

Главная цель системы страхования вкладов — переложить риск дефолта банка с его кредиторов на фонд страхования. Это должно стимулировать размещение в банках свободных денежных средств и одновременно предотвращать уход кредиторов при первых признаках нестабильности финансового учреждения. Но речь тут должна идти обо всех без исключения вкладчиках, и нет никаких оснований выделять часть кредиторов, предоставляя им особые привилегии. В России же система страхования вкладов получилась необоснованно однобокой.

Риск дефолта банков у нас переносится не столько на фонд страхования вкладов, сколько на тех кредиторов, чьи счета не подпадают под действие системы, то есть на корпоративных клиентов.

Как известно, гарантии распространяются на остатки по счетам физических лиц (включая индивидуальных предпринимателей) в размере до 1,4 млн рублей. Остатки, превышающие эту сумму, страховкой не защищены, но физические лица (не индивидуальные предприниматели) имеют преференции и тут — их требования по сверхлимитным суммам являются требованиями первой очереди. То есть гражданин, положивший деньги в банк, в случае краха получит от АСВ возмещение по вкладам до 1,4 млн рублей, а остаток ему будет возвращать уже сам банк в ходе процедуры банкротства. Выплаты физическим лицам производятся в первую очередь — перед расчетами с остальными кредиторами.

Более того, АСВ, произведя выплату страхового возмещения по вкладам какого-либо банка, также становится кредитором первой очереди. Это создает очень странную ситуацию, поскольку АСВ одновременно является и конкурсным управляющим этого же банка. Стоит ли удивляться, что агентство очень эффективно обеспечивает удовлетворение требований кредиторов первой очереди, а кредиторы третьей очереди уже почти ничего не получают?

Приоритетное удовлетворение требований физлиц и АСВ заложено в самой системе страхования вкладов. Выплаты всем остальным кредиторам осуществляются за счет оставшегося имущества, то есть обычно не осуществляются вообще. А «остальные кредиторы» в данном случае — это все юридические лица, корпоративные клиенты банка.

Госбанки в выигрыше

В отличие от физических лиц у компаний нет выбора, нести деньги в банк или нет, — они обязаны держать все свои средства в кредитных организациях и осуществлять операции через расчетный счет. В отличие от граждан для компаний основное значение имеет не процентная ставка по вкладу, а качество и цена обслуживания, с которыми приходится сталкиваться каждый день. Именно по соотношению цена-качество бизнес и должен выбирать себе банк для обслуживания.

Но в нашей реальности для компаний гораздо важнее надежность банка. Средний процент удовлетворения кредитными организациями требований кредиторов третьей очереди, по данным АСВ, составляет 13,7%. Очевидно, что риск утраты 86% всех имеющихся денежных средств весьма существенен для любого бизнеса.

После отзыва лицензий у банков из топ-20, а также санации крупнейших частных фининститутов приемлемыми для корпоративных клиентов остались только государственные банки и кредитные организации, входящие в международные финансовые группы. Но госбанки обслуживают бизнес плохо и дорого, а кредитных организаций с иностранными корнями на нашем рынке не так уж и много. На этом фоне часть компаний все же осталась в российских коммерческих банках и была вынуждена принять на себя существенные риски дефолта.

От сложившейся системы страхования вкладов страдает и реальный бизнес, и коммерческие банки, теряющие клиентскую базу. Негативный эффект тут очевиден. Но решение проблемы лежит на поверхности — это страхование счетов всех кредиторов банков.

Концепция системы гарантирования вкладов появилась не в России, и она создавалась не для одной категории кредиторов — система изначально рассчитана на всех, кто пользуется услугами банков. Нет ни одной объективной причины, препятствующей введению в России, как и в подавляющем большинстве других стран, системы страхования остатков по счетам всех кредиторов.

Разумеется, расширение системы страхования вкладов на остатки по счетам компаний увеличит и размер страховых взносов. Но это позволит клиентам выбирать банк не из ограниченного числа окологосударственных банков с плохим и дорогим обслуживанием, а из нескольких сотен кредитных организаций, еще сохранившихся на рынке.

Новости партнеров