Китайский маршрут: что грозит банкам при переходе под крыло государства
Фото Brent Lewin / Bloomberg via Getty Images

Китайский маршрут: что грозит банкам при переходе под крыло государства

Фото Brent Lewin / Bloomberg via Getty Images
Российская банковская система приобретает китайские черты не из-за целенаправленной политики в финансовом секторе, а из-за поощрения правительством перехода частных активов в госсобственность

Банковская зачистка имени Эльвиры Набиуллиной, запущенная Центробанком в 2013 году, снижает темпы. Если до 2017 года ЦБ отзывал по сотне банковских лицензий в год, то в прошлом году отозвал около пятидесяти. Результатом стало сокращение частного банковского сектора и укрепление позиций госбанков. Активы государственных банков составляют 70%, в то время как в странах Европы эта доля не превышает 20%.

В десятку крупнейших по активам банков России вошло только три частных, более 80% прибыли банковского сектора за 2017 год приходится на Сбербанк, он же занимает 50% рынка ипотеки, 40% на рынке карт. Ключевую роль в росте доли государства на банковском рынке сыграло решение ЦБ санировать через Фонд консолидации банковского сектора частные банки «Открытие», Бинбанк и Промсвязьбанк. С 2008 года под крыло госструктур перешло несколько десятков частных банков. Доля частного банковского сектора в России едва ли достигает 1% ВВП, в масштабах страны она почти незаметна.

У государственной банковской системы есть преимущества и недостатки. Бывший первый зампред ЦБ, председатель совета директоров «Сафмар Финансовые инвестиции» Олег Вьюгин считает, что переход частных банков под крыло государства имеет много минусов: исчезает конкурентная борьба, креативность и инновационность. Директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин говорит, что повышение роли государства может оказать сдерживающее влияние на улучшение банковских услуг.

Типичный аргумент в пользу госбанков — потенциально более высокая процентная маржа. «Госбанки обычно тратят меньше средств на привлечение клиентов, им дешевле обходится фондирование, также таким банкам не нужно держать большую «подушку ликвидности», — говорит управляющий директор НРА Павел Самиев. Но даже при этих базовых преимуществах многие госбанки требуют постоянной финансовой подпитки. С 2013 года она обошлась государству в 4,7 трлн рублей. По данным Fitch, бюджет и государственные фонды выделили 2 трлн рублей госбанкам: ВТБ, Газпромбанку, Россельхозбанку и Внешэкономбанку. Рентабельность капитала в госбанках зачастую ниже средних по сектору 8%.

В последние годы в России началось отраслевое разделение госбанков. Правительство решило, что ранее санированный банк «Российский капитал» будет заниматься ипотекой и строительным сектором, а Промсвязьбанк — кредитовать компании ВПК. Также в собственности государства остается Россельхозбанк. Эти перемены напоминают возврат к советской системе спецбанков для модернизации экономики Советского Союза. Тогда были созданы Внешэкономбанк, Банк жилищно-коммунального хозяйства и социального развития, Промстройбанк, Агропромышленный банк и Сбербанк.

Похожую попытку предпринял Китай: в его банковской системе доминирует четверка госбанков, крупнейших по активам в мире (данные S&P на 2017 год), — Industrial & Commercial Bank of China, China Construction Bank, Bank of China и Agricultural Bank of China. Результат госполитики Китая выглядит впечатляющим: финансовые активы банков Поднебесной составляют 470% от ВВП.

России до мирового господства далеко. Вьюгин отмечает, что российская банковская система стала похожей на китайскую не из-за целенаправленной политики в финансовом секторе, а из-за поощрения правительством перехода частных активов в госсобственность. Переход российского банковского сектора под контроль государства может иметь риски, схожие с теми, которые грозят китайским банкам. Их описал Всемирный банк: директивное принятие решений, рост трат на финансирование госбанков для выполнения госзадач (рост ВВП, сокращение занятости), кредитование нежизнеспособных компаний, рост скрытых гарантий и теневого финансового сектора экономики.

Государство может загнать себя в угол. Старший директор АКРА Кирилл Лукашук говорит, что финансовым властям приходится предоставлять поддержку госбанкам, поскольку прецедент неоказания помощи будет иметь как прямой эффект финансовой дестабилизации, так и косвенный — переоценку парадигмы устойчивости госбанков. Прогнозы по доходам банковского сектора не выглядят радужными. На фоне снижения инфляции будет снижаться процентная маржа всего сектора, а значит, банки ждет очередная проверка на прочность — им придется брать на себя повышенные риски.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться