На распутье. Что не так с новым законом о краудинвестинге
Фото Михаила Джарипадзе / ТАСС

На распутье. Что не так с новым законом о краудинвестинге

Фото Михаила Джарипадзе / ТАСС
В Госдуму внесен законопроект о регулировании краудинвестинга, однако участники рынка пока не понимают, пойдет ли он им на пользу в таком виде

В Госдуму внесен законопроект «Об альтернативных способах привлечения инвестиций». Площадкам, через которые инвесторы финансируют малый и средний бизнес, разрешат использовать номинальные счета, выступать налоговыми агентами по НДФЛ и, возможно, не платить НДС. Вопросы с лимитами и квалификацией инвесторов повисли в воздухе, хотя для участников рынка они являются ключевыми.

Сейчас рынок краудинвестинга не регулируется. У этого сегмента нет реестра операторов площадок, отсутствует процедура лицензирования, никто не следит за соблюдением требований Центробанка. Уже сейчас перспективы краудинвестинга в России очевидны. Первые площадки у нас появились в 2014 году — на пять лет позже, чем на Западе, и всего за три года объем вложений в сегменте краудинвестинга и p2b-инвестиций достиг 1,8 млрд рублей.

В 2017 году инвестиции получила 871 компания, а количество действующих инвесторов выросло в 11 раз, до 14 000 человек. Оборот отдельных площадок превысил 1 млрд рублей. Так что регулирующий эту отрасль закон нужен, но, чтобы рынок быстро развивался, регулирование не должно быть жестким.

В чем плюсы нового закона

Во-первых, все расчеты между инвесторами и компаниями должны будут вестись через номинальные счета. Площадки станут владельцами и управляющими счетами, но не смогут использовать размещенные на них средства в собственных интересах. В результате инвесторы будут защищены от потери денег в случае банкротства площадки или взыскания с нее долгов. Более того, номинальные счета снизят временные и денежные транзакционные издержки. Пока что такие проекты пользуются стандартной банковской инфраструктурой, где есть комиссии и задержки денежных переводов, что сильно замедляет работу сервисов.

Во-вторых, краудинвестинговые площадки будут выступать налоговыми агентами по НДФЛ. Конечно, на них ляжет дополнительная операционная нагрузка, но с другой стороны, это еще одна сервисная услуга, которая позволит привлекать большее число клиентов. Сейчас же бухгалтерии компаний, которые получают инвестиции, вынуждены выплачивать налоги за десятки и даже сотни инвесторов.

В-третьих, на сегодняшний момент существует неопределенность: законно ли рекламировать инвестиции в непубличные компании. Новый закон дает ответ: рекламировать можно, но без указания конкретных условий сделки. Это очень сбалансированный подход: площадки смогут заинтересовать широкий круг инвесторов, привлечь их к аккредитации, а затем объяснить риски и перспективы инвестиций в конкретную компанию. То есть закон проведет четкую, понятную регулятору и площадкам грань между допустимым и недопустимым содержанием рекламы.

И напоследок, уже сегодня существует множество площадок-мошенников, зарегистрированных в России и за рубежом. Они делают красивые сайты и декларируют краудинвестинг, но на самом деле обманывают людей. Новый закон существенно ограничит недобросовестную практику. С одной стороны, он позволяет площадкам самостоятельно устанавливать правила работы, а с другой — обязывает раскрывать эти правила регулятору. Также вводятся единые стандарты работы площадок с точки зрения раскрытия информации инвесторам и компаниям и предоставления обязательной отчетности регулятору.

Ограничение инвестиций

Еще в январе Центробанк и Минэкономразвития представили собственные законопроекты «Об альтернативных способах привлечения инвестиций», которые сильно разошлись в вопросе ограничения сумм инвестиций для неквалифицированных инвесторов.

ЦБ, обеспокоенный рисками граждан, настаивал на том, чтобы инвестор из числа обычных граждан мог в течение года инвестировать не более 500 000 рублей, из которых не более 50 000 рублей — в один проект. Минэкономразвития, в свою очередь, предлагало ограничить вложения суммой 1,4 млн рублей в течение одного года.

В редакции закона, отправленной в Госдуму, вопрос о предельных суммах инвестиций в проекты остается открытым. Как пояснили сообществу, отдельные положения документа, в том числе лимиты для инвесторов, еще будут обсуждаться. Но уже сейчас известно, что ЦБ предлагает установить объем инвестиций на уровне 600 000 рублей в год, отказываясь при этом от предложенного ранее лимита в один проект. Хорошо это или нет?

По оценкам аналитиков StartTrack, 600 000 рублей — очень далекая от реальной практики сумма. Средний объем вложений одного инвестора в год на крупнейших российских площадках в несколько раз выше — это порядка 2-4 млн рублей. Все это говорит о том, что если законопроект примут в нынешней редакции, компании не смогут привлекать финансирование в достаточном для развития объеме, так как инвесторы со свободным капиталом более 600 000 рублей не захотят тратить время на небольшие сделки. Поэтому наиболее приемлемым вариантом была бы сумма в 3 млн рублей.

Проблемы квалификации

Разработчики законопроекта считают, что ограничения не сильно усложнят жизнь инвесторов: те, кто хочет инвестировать больше, могут получить статус квалифицированного инвестора или зарегистрировать ИП. Но так ли просто получить квалификацию? Существует несколько требований, установленных ЦБ, к получению этого статуса на фондовом рынке. Общая стоимость ценных бумаг, которые предполагается купить, должна составлять не менее 6 млн рублей. Согласитесь, не у каждого гражданина найдется такая сумма свободных денег.

Можно, конечно, выбрать и другое требование — наличие экономического образования. Но и здесь есть сложность — диплом должен быть получен в конкретном вузе. Между тем уже давно понятно, что самые сильные экономисты и аналитики — это «технари», окончившие физико-математический или физико-технический факультеты.

Квалифицированным инвестором может также стать человек, стоимость имущества которого составляет не менее 6 млн рублей. Под «имуществом» понимаются счета и вклады в банках, «металлические» счета и ценные бумаги. Однако наличие средств само по себе не определяет квалификацию. К примеру, есть два человека, один с капиталом 100 млн рублей, а другой — с 3 млн рублей. Неужели потеря всего капитала для первого будет менее болезненной, чем для второго? Знание о том, что эти деньги можно потерять, и согласие пойти на риск — вот что важно.

Чтобы рынок краудинвестинга в России развивался и дальше, нужно много чего еще сделать. И, возможно, в одном законе всего не предусмотреть.

Новости партнеров