Существование в долг. Почему моногорода лидируют по просрочке кредитов
Фото Антона Новодережкина / ТАСС

Существование в долг. Почему моногорода лидируют по просрочке кредитов

Ольга Мазурова Forbes Contributor
Фото Антона Новодережкина / ТАСС
Российские моногорода стали главным источником «плохих» долгов и основным поставщиком работы для коллекторов. Как так получилось и есть ли шанс исправить ситуацию?

Задавались ли вы вопросом, какую сумму граждане нашей страны должны банкам? Эта цифра составляет порядка 12 трлн рублей. При этом свыше 84 млн россиян затянуты в долговой омут, а некоторые — не по одному разу.

Проведя анализ долгового портфеля нашего агентства, мы отметили, что самая высокая долговая нагрузка приходится на регионы с наибольшим количеством депрессивных моногородов. Как правило, низкий уровень жизни в этих городах обеспечивает высокую долю вышедших на просрочку кредитов.

Кредитный бум

Вернемся в 2007 год: Дмитрий Медведев готовится стать президентом, а Владимир Путин — премьер-министром, сборная по футболу только проходит отбор на чемпионат Европы, который станет для нас самым успешным за последние годы, а в Сочи с трепетом ожидают результатов голосования за право принимать Олимпийские игры.

В тот год страну накрыла первая волна розничного кредитования. Банки смело развернули деятельность в этом направлении в самых далеких регионах, кратно наращивая свои портфели.

Кредиты одобряли почти всем: риск-аппетит был максимально высоким, рынок вел себя как неопытный, но амбициозный водитель, набираясь знаний через негативный опыт. И если в крупных городах люди еще справлялись со взятыми на себя обязательствами, то в регионах с более низким уровнем дохода (Сибирь, Урал и отчасти Поволжье) большая часть рискнувших кошельком должников быстро ушли в просрочку.

Еще через пять лет, в 2012 году, банки запустили вторую волну кредитования физлиц, которая как цунами накрыла в первую очередь самые нестабильные в экономическом плане регионы.

Взять кредит на 300 000 рублей и организовать исполнение своих давних желаний, имея при этом низкий уровень дохода и обходясь без надлежащих проверок заемщиков банками — перед этим искушением не устояли десятки тысяч человек: от воспитателей в детском саду до водителей такси. Кто-то поддался этому искушению многократно.

Сейчас в работе коллекторских агентств находятся сотни тысяч должников и первой, и второй волны кредитования — это люди, взявшие деньги у банков в 2007 и 2012 годах. При этом порядка 25% этих должников имеют долговую нагрузку в два и более кредита.

Как при разводе супружеской пары, в сложившейся ситуации виноваты обе стороны: те, кто умело искушал, и те, кто этому искушению поддался.

Большинство регионов накапливали долги годами. Мы сравнили список территорий, на которых проживает большая часть самых проблемных должников, со списком депрессивных моногородов — и совпадение вышло практически стопроцентным.

Моногородской долг

В среднем на каждого неплательщика в моногороде приходится по полтора кредита, зачастую они взяты в разных банках. Нередки ситуации, когда банку должен не только один конкретный человек, но и его ближайшие родственники.

Как справляться с долговыми обязательствами в таких условиях? Как можно жить в ожидании заработной платы на одном более или менее стабильном предприятии в городе, которое, как и множество его аналогов в индустрии, с учетом экономических реалий не застраховано от потенциальной оптимизации бюджета и следующего за этим сокращения? Как кормить семью, заправлять автомобиль, как вносить коммунальные платежи при растущих тарифах, на что покупать одежду детям? Мы, как взыскатели, часто слышим подобные вопросы от граждан.

На совместных с судебными приставами-исполнителями выездах к должникам наши сотрудники неоднократно сталкивались с ситуацией, когда приставы, приходя в квартиру злостного неплательщика с целью ареста имущества по решению суда, понимали, что арестовывать нечего. Вот реальный пример — семья из небольшого города Первоуральска Свердловской области: у матери и отца по одному просроченному кредиту, квартира больше напоминает дачный гараж, в котором живут дети. Когда-то там явно что-то было, но сейчас, кроме старого телевизора, никакого ценного имущества в этой квартире нет. И это совсем не уникальный случай.

Анализируя данные Национального бюро кредитных историй (НБКИ), можно сделать вывод, что в среднем в моногородах не менее 13% заемщиков, взявших кредиты на покупку потребительских товаров, выходят потом на просрочку 90+ (не вносят три и более платежа по графику).

В некоторых зонах доля просрочки по потребительским кредитам составляет 16% от объема всех выданных займов. Происходит это по вполне объективным причинам: уровень дохода населения в моногороде существенно ниже общероссийского, а процентная ставка по кредитам для всех одна. Взяв один кредит (к примеру, на ремонт), люди не справляются с обязательствами, берут еще один, чтобы частично погасить первый, и попадают в долговой круговорот. И все это на фоне — будем честны — не самой высокой финансовой грамотности.

Где хуже всего

Очень сложная ситуация в Свердловской области (в частности, в Первоуральске и Каменск-Уральском). Всего на регион, где особняком стоит только Екатеринбург, приходится 17 монопрофильных образований. По данным НБКИ, Свердловская область занимает 4-е место в ТОП-30 самых закредитованных регионов страны.

На сегодняшний момент в моногородах Свердловской области зарегистрировано 3169 должников, находящихся в работе нашего агентства. Объем просроченной задолженности по их договорам с банками-партнерами перевалил за 200 млн рублей.

Рекордно высокий показатель концентрации населения в моногородах (60,2%) имеет Кемеровская область. На ее территории расположено 24 монопрофильных образования, в которых зарегистрировано 6290 должников из наших кейсов.

На сегодняшний момент объем задолженности этих граждан составил почти 400 млн рублей. На примере Кемерово можно говорить не просто о тяжелой экономической ситуации в моногородах, но и о назревании острого социально-экономического кризиса вокруг целых моносубъектов РФ.

Челябинская область, по аналогии с вышеуказанными регионами, увязла в долговой яме. И предпосылок к выходу из сложившейся ситуации пока нет. В настоящий момент наше агентство пытается взыскать долги с 8486 жителей моногородов области, общий объем задолженности которых приблизился к 634 млн рублей.

Можно ли исправить ситуацию

В первую очередь хотелось бы, чтобы информация о тяжести ситуации была услышана банками — владельцами долгов: во всех упомянутых регионах живут нормальные люди, которые допустили частично обусловленные низким качеством жизни финансовые ошибки, превратившиеся затем в серьезные последствия.

Оттого что граждане физически не могут возвращать долги, растет социальное недовольство и усиливается негатив по отношению к взыскателям. Должник, возможно, и понимает, что требовать с него исполнения обязательств — наша работа, но изменить стереотип восприятия не готов.

Кредитование не может быть дорогой с односторонним движением. Предложение взять большой кредит с минимальной верификацией породило спрос. Быть может, пора появиться продукту, который будет подходить именно жителям моногородов?

Это станет поводом для изменений: индивидуальные программы кредитования в экономически сложных зонах, максимально точное прогнозирование платежного поведения заемщиков с учетом вводных по рынку труда, уровню средней заработной платы, трендов экономического развития конкретного региона.

Необходимо предусмотреть гибкие условия кредитного договора в случаях, когда заемщики попадают в сложное финансовое положение по определенным причинам, а также адекватно отрегулировать ставки по кредитам для клиентов из моногородов.

Для тех, кто уже не справился с долговой нагрузкой, коллекторы, со своей стороны, готовы предлагать оптимальные пути решения ситуации с задолженностью. Прежде всего это максимально посильный для жителей моногородов график платежей, рассрочка, реструктуризация долга либо дисконт с возможностью списания от 10% до 40% долга.

Важно, чтобы и сами заемщики понимали ответственность, которая на них ложится после подписания кредитного договора, и не избегали взаимодействия с кредитором и его представителем после выхода на просрочку. Лучше поднимать трубку и разговаривать о проблеме, чем игнорировать звонок и масштабировать ее.

Новости партнеров