Беспокойный рынок: как динамика нефтяных цен повлияет на рубль
Фото Leonhard Foeger / Reuters

Беспокойный рынок: как динамика нефтяных цен повлияет на рубль

Денис Давыдов Forbes Contributor
Фото Leonhard Foeger / Reuters
Во второй половине года возросли риски коррекционного снижения цен на нефть. Что будет с нефтяными котировками и как они повлияют на рубль?

Подводя итоги первой половины года, можно отметить, что это время оказалось весьма успешным для нефтяного рынка, где наблюдалась преимущественно положительная ценовая динамика. За первые шесть месяцев стоимость нефтяных контрактов выросла на 20%, обновив максимумы за три с половиной года. Однако вторая половина года может оказаться менее удачной в условиях меняющейся конъюнктуры рынка.

После того как в конце июня стороны сделки ОПЕК+ пришли к соглашению об увеличении общего объема добычи нефти на 1 млн баррелей в сутки, неопределенность относительно дальнейших перспектив нефтяного рынка начала возрастать. В первой половине июля стоимость фьючерсов на смесь Brent демонстрировала снижение более чем 5%. Триггерами для коррекции цен на «черное золото» выступили сообщения о возобновлении ранее нарушенных поставок нефти из Ливии и эскалация напряженности в торговых отношениях между США и Китаем.

Однако большую обеспокоенность у рынка, на наш взгляд, вызвал ежемесячный отчет ОПЕК, в котором картель зафиксировал резкое повышение добычи Саудовской Аравией и указал на риски формирования избыточного предложения в 2019 году. На неделе c 16 по 22 июля коррекционное снижение цен продолжилось. Совокупные потери Brent по итогам пяти последних торговых сессий составили около 10%.

Именно вероятность значительного увеличения предложения нефти со стороны отдельных участников ОПЕК+ в течение следующих нескольких месяцев будет выступать основным фактором, вызывающим неопределенность и негативные ожидания в отношении баланса на рынке. Опасения по этому поводу накладываются на риски замедления глобальной экономики в связи с эскалацией американо-китайских торговых споров, а также возросшей активностью США на рынке энергоносителей.

Негативные факторы для нефтяных цен

Добыча нефти в США достигла исторических максимумов и сохраняет шансы на продолжение роста благодаря высоким ценам на «черное золото», поддерживающим разработку сланцевых месторождений. С начала года общий объем производства американской нефти вырос примерно на 1 млн барр./сутки, составив на текущий момент 10,9 млн барр./сутки.

Прогноз Минэнерго США остается весьма оптимистичным и предполагает рост добычи нефти до уровня 11,4 млн барр./сутки в конце текущего года и 12,1 млн барр./сутки в конце 2019 года. Таким образом, если эти ожидания подтвердятся, США станут лидером нефтяного рынка впервые более чем за 40 лет.

Оптимистичный прогноз по росту добычи подкрепляется данными о буровой активности в США. Число буровых установок продолжает расти и в настоящее время пребывает у максимума с марта 2015 года. По данным июльского отчета Международного энергетического агентства, основным драйвером роста добычи нефти вне стран ОПЕК в следующем году выступят именно США.

Доля сланцевой нефти в общем производстве США

График: Доля сланцевой нефти в общем производстве США

Угроза торговых войн. Пока влияние этого фактора лишь частично отражается в динамике нефтяных цен, которые демонстрируют негативную реакцию в периоды эскалации торговых противоречий между США и Китаем. Однако по мере того, как тема торговых войн все чаще будет выступать в качестве аргумента, объясняющего ухудшение перспектив глобального экономического роста, давление на нефтяные цены будет возрастать.

Более активное восстановление добычи нефти членами ОПЕК+. Соглашение об ограничении добычи нефти, действовавшее с конца 2016 года, выполнило свою основную задачу по балансировке рынка — излишки нефти были устранены. Благодаря тому, что за последние 10 месяцев средний уровень исполнения сделки превысил 130%, страны ОПЕК+ сократили добычу не на 1,8 млн барр./сутки, как это было предусмотрено соглашением, а на 2,8 барр./сутки.

В итоге в конце июня члены сделки ОПЕК+ приняли решение о необходимости вернуться к 100% уровню сокращения добычи. Основными инициаторами изменения действующего соглашения выступили Саудовская Аравия и Россия. Изначально рынок оценивал, что дополнительные объемы добычи нефти составят менее 1 барр./сутки в связи с тем, что ряд стран по техническим причинам не в состоянии вернуться к более высокому уровню производства.

Такое увеличение нефтедобычи не должно оказать влияние на установившийся баланс спроса и предложения на рынке. Однако уже июньские данные о добыче в ряде стран ОПЕК смогли внести сомнения в первоначальные ожидания рынка. Картель в своем ежемесячном докладе отчитался о существенном повышении добычи Саудовской Аравией по итогам месяца (+0,4 млн барр./сутки) и фактически указал на отсутствие рисков возникновения дефицита предложения на горизонте 2018-2019 годов.

В свою очередь Россия по итогам июня лишь незначительно увеличила свое производство, добавив на рынок 90 000 барр./сутки. Но за первые две недели июля добыча выросла еще на 160 000 барр./сутки. Таким образом, увеличение производства только за счет Саудовской Аравии и России уже составило 0,65 млн барр./сутки. На этом фоне рынок в ближайшее время продолжит весьма остро реагировать на сигналы об увеличении предложения от ключевых игроков.

Позитивные факторы для нефтяных цен

Сохранение сделки ОПЕК+ до конца 2018 года. Несмотря на то, что в соглашение ОПЕК+ были внесены корректировки, предполагающие повышение уровня производства нефти на 1 млн барр./сутки от текущих уровней, общая квота, ограничивающая объем добычи, сохранена. Таким образом, до конца года участники сделки ОПЕК+ обязались придерживаться ранее достигнутых договоренностей для поддержания баланса на рынке.

Невысокий уровень свободных резервных мощностей. Снижение уровня добычи в ряде стран ОПЕК (Венесуэла, Ангола, Ливия), а также возобновление санкций в отношении Ирана повышают значимость такого фактора, как уровень свободных резервных мощностей.

Сейчас этот показатель оценивается в размере 2,9 млн барр./сутки для стран ОПЕК. Однако, по оценке МЭА, резервные мощности по добыче нефти в обозримом будущем могут приблизиться к критическому уровню. Агентство не исключает дальнейшего снижения объемов добычи в Венесуэле до отметки 1 млн барр./сутки к концу текущего года (-0,4 млн барр./сутки от июньского уровня).

Одновременно сокращение экспорта нефти из Ирана может составить более 1,2 млн барр./сутки — подобное снижение наблюдалось во время предыдущего раунда международных санкций. В итоге возможности ОПЕК для восполнения выпадающих объемов предложения становятся крайне ограниченными. Традиционно снижение свободных резервных мощностей оказывает поддержку нефтяным ценам. Рост премии за риски, связанные с возможными перебоями в поставках, увеличивает стоимость фьючерсных контрактов.

Уровень свободных мощностей ОПЕК

График: Уровень свободных мощностей ОПЕК

Сокращение экспорта из Венесуэлы и Ирана. Добыча нефти в Венесуэле продолжает снижаться, обновляя многолетние минимумы. По итогам июня нефтедобыча в стране сократилась на 60 000 барр./сутки и составила менее 1,4 млн барр./сутки, что является самым низким уровнем за последние более чем 50 лет, исключая остановку отрасли, вызванную акцией «нефтяного неповиновения» в 2002–2003 годах.

Действующие американские санкции, недостаток инвестиций в отрасль, сокращение числа действующих буровых установок, частичный арест активов государственной нефтяной компании PDVSA наряду с затяжным экономическим кризисом приводят к неуклонному снижению добычи сырья в стране. По оценке МЭА, снижение добычи в текущем году может составить еще 0,4 млн барр./сутки.

Не менее острым для рынка остается и «иранский вопрос». После того как в начале мая США объявили о выходе из ядерной сделки и возобновлении санкций против Ирана, обеспокоенность инвесторов в отношении перспектив предложения на рынке возросла.

В настоящее время производство нефти в Иране остается относительно стабильным, на протяжении последних полутора лет оно составляло около 3,8 млн барр./сутки. Такой уровень близок к среднему объему добычи нефти, сложившемуся с начала 1990-х годов до санкций 2012–2015 годов. Экспортный потенциал республики оценивается в 2,5 млн барр./сутки. Две трети поставок приходится на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона, оставшаяся часть — на европейский рынок.

Несмотря на то, что ограничения к иранскому энергетическому сектору начнут применяться лишь с 4 ноября, угроза экстерриториальных санкций и давление со стороны администрации президента США уже приводят к сокращению объемов иранского экспорта нефти. По итогам июня поставки нефти из Ирана сократились на 200 000 барр./сутки.

Наибольшее снижение пришлось на страны ЕС, в то время как азиатские потребители сохраняют объемы импорта. После того как ограничительные меры против Ирана вступят в полную силу, сокращение экспорта нефти может достичь 1,2 млн барр./сутки, учитывая предыдущий раунд санкций. При этом необходимо отметить, что успех американских санкций будет зависеть от того, насколько сократят закупки Китай и Индия. Таким образом, дальнейшее снижение экспорта нефти из Венесуэлы и Ирана может привести к сокращению объемов предложения на рынке в размере до 1,6 млн барр./сутки на горизонте до конца 2018 года.

Влияние на рубль

Резюмируя перечисленное, мы отмечаем возросшие риски коррекционного снижения нефтяных цен. В дальнейшем многое будет зависеть от того, удастся ли участникам сделки ОПЕК+ поддержать баланс спроса и предложения и не перейти к неконтролируемому росту производства. Ориентирами для стоимости Brent на вторую половину года выступят отметки $65-75 за баррель.

Повышение неопределенности и рост коррекционных настроений на нефтяном рынке формируют дополнительные вызовы для рубля. Текущее снижение нефтяных цен пока не привело к ощутимому росту давления на российской валюты.

Такая реакция рубля, а точнее ее отсутствие, может объясняться предыдущей «перекупленностью» нефти против рубля (рост нефтяных котировок, наблюдаемый в третьей декаде июня, практически не находил отражения в динамике национальной валюты). Однако этот фактор поддержки рубля сойдет на нет в случае усиления коррекционного снижения нефтяных котировок. Приближение стоимости Brent к отметкам $70 за баррель и ниже будет приводить к ослаблению рубля по направлению к отметке 64 рубля за доллар США.

Впрочем, цены на нефть — далеко не единственный фактор, определяющий стоимость рубля. В ближайшие месяцы динамика российской валюты продолжит определяться общими настроениями в отношении активов развивающихся рынков и сезонной спецификой.

Мы ожидаем, что понижательное давление на активы и валюты развивающихся рынков сохранится на горизонте ближайших месяцев. Дальнейшее ужесточение денежно-кредитной политики основными мировыми регуляторами и опасения, вызываемые темой торговых войн, сохранят низкий уровень риск-аппетита на глобальных площадках.

Последовавшие после саммита лидеров США и России заявления американских политиков о готовности рассмотреть новые санкции в отношении России посылают очередной негативный сигнал. Ситуация рискует развиваться по сценарию лета 2017 года, когда Дональд Трамп был поставлен американскими законодателями перед выбором: ввести новые санкции в отношении России или, воспротивившись этому решению, фактически признать причастность российской стороны к исходу президентских выборов 2016 года. Текущие попытки сближения двух стран могут обернуться аналогичной реакцией.

К сезонным факторам, оказывающим давление на российскую валюту, относятся снижение сальдо платежного баланса и вторая фаза дивидендного периода, когда происходит конвертация рублевых дивидендов в валюту. Как правило, влияние этого фактора наиболее выражено в августе.

Таким образом, мы приходим к заключению, что на горизонте ближайших трех месяцев баланс рисков смещается в сторону сдержанного ослабления российской валюты.

Новости партнеров