Fitch видит угрозу в банковском секторе на 3,5 трлн рублей

Фото Matt Lloyd / Bloomberg via Getty Images
Fitch оценило потенциальные проблемы российских банков в 3,5 трлн рублей. К ним относятся обесцененные кредиты, фонд плохих долгов и предстоящие отзывы лицензий. Так как прибыль среди игроков распределяется неравномерно, кому-то может потребоваться докапитализация, считают эксперты

Рейтинговое агентство Fitch оценило потенциальный проблемы в банковском секторе в 3,5 трлн рублей и назвало такой большой объем проблем одним из рисков банковского сектора, следует из презентации компании (есть у Forbes).

Банки могут самостоятельно работать с довольно большим объемом этих проблем, так как дорезервная прибыль сектора составляет около 2 трлн рублей в год, указывают в агентстве Fitch. Это достаточно высокая цифра, но прибыль среди игроков распределяется неравномерно и может приходиться на те банки, у которых проблем меньше всего, говорит Данилов. Например, по итогам 2017 года банковский сектор заработал 790 млрд рублей, прибыль в 1,6 трлн рублей показали 420 банков, из этой прибыли только 674 млрд рублей приходится на Сбербанк.

Три проблемы

Большая часть потенциальных проблем, на которую приходится около 2 трлн рублей, вызвана кредитами третьей категории качества, которые не покрыты резервами. Эти данные Fitch взял из международной отчетности банков на основе статьи МСФО 9. В эту категорию попадают корпоративные и розничные кредиты с просрочкой свыше 90 дней, а также иные займы, где есть существенные признаки обесценения. Это может вызвать необходимость существенной реструктуризации или списания части задолженности, банкротство заемщика и так далее, поясняет старший директор группы по анализу финансовых организаций агентства Fitch Александр Данилов.

МСФО 9 — это стандарт международной финансовой отчетности, который был создан для предотвращения кризиса 2008 года, когда банки медлили с признанием токсичных активов. Этот стандарт обязует банки отражать не только случившиеся потери, но и возможные, по которым кредитным организациям придется создать резерв на весь срок жизни займа. На новый стандарт по признанию рисков российская банковская система перешла с 1 января 2018 года, и эффект от его начального введения был отражен в отчетности за первый квартал этого года.

Вторая проблема — это отрицательный капитал банка плохих долгов в объеме 800 млрд рублей, которые Fitch оценил, подсчитав отрицательные капиталы банков, на базе которых будет создан фонд проблемных активов. ЦБ и не собирается его рекапитализировать, но поскольку он выступает основным кредитором фонда, то под вопросом находится возвратность этих средств, говорит Данилов.

Третья проблема — это расходы на расчистку банковского сектора. Отзывы лицензий продолжаются, и если с рынка уйдет еще около 150 банков с суммарной рыночной долей в 2% и средней «дырой» в активах в 40%, то на это потребуется еще около 600 млрд рублей, подсчитали в Fitch. В конечном счете расплата с вкладчиками упавших банков происходит за счет кредитов от ЦБ в случае нехватки средств фонда, отмечает Данилов.

В среднем от перехода на МСФО 9 банки потеряли порядка 4% капитала, подсчитало агентство Fitch на основе данных отчетности за первый квартал. Но у пяти банков негативный эффект был существенно выше рынка. Рекордсмен по потерям — «Абсолют Банк» потерял 65% капитала, после чего его акционерам пришлось проводить вливание на 6 млрд рублей. Более 40% капитала потерял Россельхозбанк, более 20% утратили банки «Зенит», «Тинькофф» и «Восточный».

Как отмечает Fitch, у большинства банков покрытие резервами третьей стадии кредитов по МСФО 9 составляет в медиане 66%, но у отдельных кредитных организаций оно ниже среднего — это «Альфа-Банк», ВТБ, МКБ, ГПБ.

С грузом активов

В пресс-релизе ЦБ говорится: «У банков еще сохранился груз активов сомнительного качества, сформировавшийся в кризисные периоды. Именно эти активы и могут в дальнейшем способствовать увеличению стоимости риска. Кроме того, дополнительное резервирование может потребоваться по кредитам, выданным связанным с банком сторонам — как показывает практика, качество таких кредитов может завышаться».

Для 100% покрытия проблемных и безнадежных кредитов, если предположить, что стоимость залога равна нулю, потребовалось бы 2,7 трлн рублей, подсчитал на основе данных Банка России на 1 июля старший аналитик по финансовым рынкам Райффайзенбанка Денис Порывай.

«Это примерно двухлетняя прибыль всей банковской системы, что составляет 28,5% от собственных средств. Разовое резервирование привело бы к снижению достаточности капитала (показателя Н1.0) по системе с 12,2% до 7,86%, что ниже минимально допустимого уровня в 8%», — говорит Порывай. Иными словами, некоторым банкам потребовалась бы докапитализация.

Докапитализация проходит постепенно. Ежемесячно на резервы уходит 100-150 млрд рублей, такую же сумму составляет и чистая прибыль банков, отмечает Порывай. Из этого следует, что для резервирования проблем банков потребуется около трех лет, учитывая, что прибыль банковского сектора составляет в год примерно 0,8-1 трлн рублей. «Но банки обычно не направляют всю прибыль на резервы — часть средств уходит на развитие бизнеса. Поэтому резервирование проблемы может затянуться на период до пяти лет», — считает Порывай.

Проблемы из разных плоскостей

По мнению руководителя департамента финансовых рейтингов НРА Карины Артемьевой, перечисленные Fitch проблемы относятся к разным плоскостям. Самая насущная проблема — это резервирование плохих кредитов и капитал банковской системы, соглашается Артемьева. «Помимо того, что с января 2018 года банки перешли на МСФО 9, по российской отчетности у банков постоянно увеличивается буфер капитала на 0,675 в год уже третий год подряд. Тут можно сказать, что проблема резервирования и потери капитала для некоторых игроков может вылиться в отзыв лицензии, если акционеры откажут им в помощи или капитал не будет прирастать за счет прибыли», — констатирует Артемьева.

Банк плохих долгов стоит относить к проблемной задолженности, на резервирование которой не нужен моментальный капитал, считает она. «С точки зрения регулирования никаких требований о срочной докапитализации для них нет — можно вспомнить пример с банком плохих долгов, сформированном на базе Банка Москвы», — отмечает Артемьева.

Что касается отзыва лицензий, то АСВ давно не публикует достаточность собственных средств фонда страхования, но известно, что ЦБ выдает кредиты АСВ на деятельность по работе с обанкротившимися банками, заключает Артемьева.

Новости партнеров