Попытка номер два: как Анатолий Мотылев вновь похоронил свой банк

Forbes
Петр Руденко Forbes Contributor, Антон Вержбицкий Forbes Staff
Фото Морозов Алексей для Forbes
Причины разрушения банковской империи оказались такими же, как в 2008 году

Осенью 2008 года в кабинете на Лубянке сотрудники Федеральной службы безопасности беседовали с владельцем банка "Глобэкс" Анатолием Мотылевым. Тогда им удалось убедить его, что с банком лучше расстаться за символические 5000 рублей. Санация "Глобэкса" Внешэкономбанком обошлась государству в 87 млрд рублей. В четверг, по словам источника, на комитете банковского надзора с Мотылевым беседовали сотрудники ЦБ, но уже на следующий день Банк России за высокорискованную кредитную политику и предоставление недостоверной отчетности лишил лицензий банк «Российский кредит» (26,7% акций которого владеет Мотылев), а также "АМБ Банк" и "М Банк". В банке «Тульский промышленник» введена временная администрация, его дальнейшая судьба станет ясна после проверки. Мотылев создал прецедент на российском банковском рынке и за последние восемь лет потерял второй банк входящий в число пятидесяти крупнейших в стране.

Как говорит знакомый банкира, Мотылев считал стратегически важным войти в список 50 крупнейших банков, чтобы получать средства госкорпораций, а также ностальгировал по прошлому и хотел вернуть активы, которые принадлежали ему до 2008 года, например "Новинский пассаж". «Власти ведут политику укрупнения банковского сектора, и только крупные игроки выживают. Ожидается, что рано или поздно в России останется 200 банков», - объясняли люди в окружении Мотылева. «Мы попали в топ-50, но какой ценой», - добавляет сотрудник «Российского кредита».

Еще в начале года регулятор требовал от банка повышать капитал. О проверках в банке сообщала газета «Ведомости». Однако в банке уверяли, что проверки носят рядовой характер, хвалились финансовой стабильностью группы. На рынке даже появились слухи об интересе Мотылева к покупке банка «Уралсиб». Внутри ситуация была не такой безоблачной. «С начала 2015 года регулятор требовал привести в соответствие структуру активов, провести дорезервирование. Рассматривалось три варианта – продажа, докапитализация и санация, - рассказывает сотрудник банка. - Надеялись на санацию, поэтому отзыв лицензии стал неожиданностью». Не только для сотрудников, но и для акционеров. Так, второй крупнейший акционер «Российского кредита», президент группы «Ланит» Георгий Генс сообщил Forbes, что об отзыве лицензии и причинах этого решения узнал из СМИ.

Зампред Банка России Михаил Сухов заявил, что экономического смысла в санации банка регулятор не увидел. Оказалось, что активы четырех банков общей величиной 186 млрд рублей могут быть обесценены на сумму свыше 76 млрд рублей. Дыра в балансе четырех банков составляет не менее 50 млрд рублей. На оздоровление банка потребовалась бы сумма, превышающая страховую ответственность Агентства по страхованию вкладов по вкладам населения - около 57 млрд рублей. Кроме того, активы банков не интересны для санаторов с рынка – из 186 млрд рублей активов только 17 млрд приносят деньги.

В 2008 году банк «Глобэкс» Мотылева привлекал депозиты и размещал в собственных проектах. Практически то же самое произошло и в этот раз.

Отличие лишь в том, что банк вдобавок массированно использовал средства негосударственных пенсионных фондов.

Поскольку законодательство в сфере пенсионного регулирования было слабым, то Мотылев, как и другие участники этого рынка, старались его использовать в рамках закона, уверяет знакомый банкира.

В последние несколько лет Мотылев вместе с группой "Открытие" и БИН был одним из главных покупателей НПФ. Официально Мотылев объявлял себя владельцем лишь фонда «Солнце. Жизнь. Пенсии» и «Сберфонд солнечный берег», но участники рынка связывали с ним такие фонды, как “Адекта-пенсия», «Солнечное время», «Защита будущего», «Сберегательный», "Уралвагонзаводский”. Общий объем пенсионных накоплений фондов составлял более 60 млрд рублей (более 1 млн человек).

Аккумулированные средства инвестировались в недвижимость. Проекты финансировались через долговые инструменты и ипотечные сертификаты участия — ценные бумаги, обеспеченные ипотечными кредитами. На конец 2014 года около 30% активов фондов были вложены в сертификаты. По словам источника, знакомого с бизнесом Мотылева, у него есть недвижимость и земля в Новой Москве, на Николиной Горе и на Рублево-Успенском шоссе. Был построен жилой комплекс в подмосковных Котельниках.

Но в этот раз банкир вкладывал и в промышленные объекты. В 2014 году “Российский кредит” с участием средств фонда «Солнце. Жизнь. Пенсии» выкупил шахту «Анжерская-Южная». На момент покупки шахта остановила добычу, несколько раз кредиторы пытались признать ее несостоятельной. Мотылев восстановил добычу. В прошлом году банк инвестировал в нее 370 млн рублей, а в этом планировал еще 450 млн.

Кроме шахты, Мотылев взялся за восстановление Ефремовской птицефабрики в Тульской области, находившейся на грани банкротства. Нельзя исключать, что вложения в такие неликвидные объекты и привели к тому, что в июне подконтрольные банкиру НПФ стали задерживать перевод средств в другие пенсионные фонды.

В начале июля Банк России запретил управляющей компании «Интерфин Капитал», управляющей 99% средств пенсионных фондов Мотылева, проводить любые операции. По мнению участников рынка, эта компания была связана с банкиром. «Фонды передали деньги в доверительное управление управляющей компании, которая купила на них активы, возможно, напрямую не связанные с банками, но контролируемые Мотылевым.

Конечные активы не ликвидны и переоценены - в итоге денег нет нигде.

Формально ответственность лежит на управляющей компании, но фонды не осуществляли контроль за инвестированием», - комментирует представитель пенсионного рынка, знакомый с ситуацией. Банк России заявил, что пенсионеры от этой ситуации не пострадают. «В случае невозможности исполнения обязательств со стороны НПФ, а также в случае отзыва у фонда лицензии сумма взносов будет компенсирована за счет средств Банка России», - сообщил регулятор.

Новости партнеров