03.07.2010 00:00

Географические открытия

Какие книги о путешествиях лучше всего брать в отпуск

Александр Иличевский Перс. ACT, 2010

Лучшая и самая удобная форма для лауреата «Русского Букера» Александра Иличевского — малая. И даже роман «Матисс», за который он и получил премию, ростом с вышедший из берегов рассказ. Рассказы Иличевского, собранные в сборники «Пение известняка», «Ослиная челюсть», «Пловец», — фиксация взгляда, фотография, стихотворение, ростом с одно переживание. А темой романов, таких как самые известные его книги «Матисс» и «Ай-Петри», становится путешествие, движение. Но от рассказов они почти не отличаются. Как в фотовыставке по мотивам поездок в дальние страны: частное не затмевает общее, напротив, ради частного все и затеяно. Не романы — альбомы.

Новый роман «Перс» берет размером. Читатель уже выучил, что «великий русский роман» обязательно должно означать «не маленький». Но «Перс» при этом продолжает линию рассказов-путешествий. Героя, преуспевающего нефтяника, мотает из Амстердама в Лос-Анджелес, из Лос-Анджелеса в Москву. Пока наконец он не возвращается на Каспий, в места своего детства. Он кочевник по рождению, лишенный привязанности к месту: «вся моя родня — скитальцы или ссыльные». Именно поэтому он не чувствует привязанности к месту, всякое место становится для него временной родиной. И пустота Амстердама, и суета Москвы, «сердца моей неведомой родины». И дом, обретенный в Азербайджане, быт и нравы которого описаны с такими любовными и часто страшными подробностями.

«Перс» — роман о географии. Прозой Иличевского равно владеют три чувства: чувство слова, чувство времени и чувство пространства. В то время как литературная география сузилась до Москвы, Иличевский как будто пришивает к ней обратно потерянные части. «Призрак империи страдает фантомной болью, — пишет он. — Боль эта взаимная, и оторванные ударом истории колонии тоскуют по целости».

Джереми Кларксон

Вокруг света с Кларксоном. Особенности национальной езды

Есть особенный шарм в англичанах, пишущих о путешествиях. Эта нация вообще предпочитает не выезжать из дома, а если уж отправляется в путь, берет все английское с собой. Далее англичанин бесконечно ворчит на окрестности, всюду требует свой ужасный английский завтрак и всякий встреченный иностранец кажется ему инопланетянином — невероятно к тому же смешным. У ведущего знаменитого Top Gear врожденный английский юмор сочетается с приобретенным безжалостным юмором журналистским, поэтому все это его брюзжание невероятно, гомерически смешно.

Питер Мейл

Еще один год в Провансе

Причина безумной популярности книг Питера Мейла о легкой жизни в прекрасном Провансе в том, что его воздушная солнечная Франция с ее вином и гастрономическими радостями воплощает собой всеобщую мечту об идеальном месте отдыха. Там живут прекрасные дружелюбные люди и все, чего мы так ждем от серых городских будней, обязательно случается. Ради этого стоит бросить скучную офисную службу и начать новую жизнь. Особенно хорошо читать Мейла, когда твой собственный отпуск по каким-то причинам откладывается: он способен восполнить дефицит солнца и счастья.

Видиадхар Найпол

Средний путь. Карибское путешествие

Нобелевский лауреат Видиадхар Найпол родился в Тринидаде, подростком уехал в Англию и, по собственным уверениям, еще долгие годы просыпался от кошмаров — ему снилось возвращение домой. Через много лет он приехал в Тринидад туристом, и записки об этом путешествии составили, возможно, лучший в мире тревелог. Найпол наблюдателен и безжалостен, местных жителей, копирующих образ жизни и стиль англичан, он называет «обезьянами, мечтающими об эволюции». У него нет иллюзий по отношению к этой экзотической стране, но именно поэтому его рассказ так интересен.

Новости партнеров