03.12.2011 00:00

Рок-группа

«Акции падают, кризис — а ты начинаешь играть Хендрикса. И жить легче».

Евгений Парфенов, вокал, замначальника департамента «Открытие Премиум»

Максим Шеин, бас-гитара, главный инвестиционный стратег ФГ БКС

Сергей Пыльнов, гитара, начальник отдела специальных проектов ФГ БКС

Максим: Наша группа называется Sound Puzzle. Название отражает суть того, что достаточно разные люди, с разными музыкальными пристрастиями умудряются что-то делать вместе. Сейчас это целая группировка, ведь если посчитать всех участников, в ней наберется более десяти человек, хотя на сцене выступает всегда четыре-пять. Когда группа только создавалась, Пол Маккартни нам сразу порекомендовал сконцентрироваться на каверах… Шучу. Он сказал, чтобы свой материал тоже пытались делать. А так мы играем и рок-н-ролл, и танцевальную классику, и американский рок, и любимых всеми «Бременских музыкантов».

Евгений: Все началось с конкурсов в компании БКС, где мы все тогда работали, и постепенно у нас родилась идея подготовить музыкальную программу на день рождения компании и выйти на сцену на корпоративе в Новосибирске. Это было в 2006 году. С осени мы начали репетировать (надо было успеть к лету), в последний месяц играли каждый день. Все до сих пор говорят, что это был потрясающий концерт. Энергетика сумасшедшая, что компенсировало отсутствие мастерства. Мы играли на разогреве у профессиональной группы, а когда закончили, почти все зрители ушли за нами, группа выступала почти перед пустым залом. Теперь мы часто выступаем на корпоративах, на выездных конференциях, презентациях, финансовых тусовках, иногда даже в клубах. Кстати, у нас на барабанах периодически играет наша коллега Ольга Карельская — директор департамента внебиржевых операций. А женщина в ритм-секции — это редкость.

Сергей: Конечно, тех эмоций, которые были на том концерте, уже не добиться. Эмоций становится меньше, зато профессионализма больше. После первого концерта мы шли и не чувствовали земли. Нас даже начали спрашивать: «Вы когда выступаете уже?» — и просили играть побольше. Это самый кайф, когда нас просят выступить.

Евгений: А я помню, что плакал. Как в детстве, от счастья. Настолько это было сильное впечатление.

Сергей: Для нас творчество — это колоссальные положительные эмоции. И возможность прикоснуться к музыке. Может, мы и не станем великими профессионалами. Но когда сам играешь музыку, совсем по-другому начинаешь к ней относиться.

Евгений: Наверное, мы могли бы стать профессионалами, если бы захотели, но для этого надо в корне поменять жизнь. Пока этого никто не сделал, но я верю в чудо. И если бы я выступил на «Нашествии», считал бы, что миссия выполнена.

Максим: Каждый из нас в детстве играл на чем-то — на бас-гитаре, на классической гитаре, на гармошке. У нашего вокалиста Евгения очень громкий голос. Выяснилось это в пивной в Мюнхене. Тогда он начал петь: «Мне не хватает свободы», и после минутной паузы все стали аплодировать.

Евгений: За то время, что мы играем в группе, мы познакомились с большим количеством творческих людей. Оказывается, на рынке ценных бумаг, среди финансистов очень много музыкально одаренных людей и даже музыкальных групп. В итоге складывается особенная территория творчества. Даже в нашей сфере цифр и процентов. Человек, занимаясь музыкой, вспоминает, что он не машина и не офисный планктон.

Максим: И это помогает работать в команде. Нигде так, как в музыке, не чувствуешь свой вклад в общее дело, нигде ты не чувствуешь обратную связь так быстро. Обратная связь мгновенная, со скоростью звука.

Евгений: Работа становится домом в хорошем смысле. На работу, особенно в Москве, тратишь много времени. Но даже если в бизнесе все плохо, мы знаем, что есть место, наш подвал, и музыка. Акции падают, кризис — а ты начинаешь играть Хендрикса. И жить легче.

Сергей: Нельзя зацикливаться на прибыли, убытках, отчетах. Иначе можно подумать, что это и есть смысл жизни. А музыка возвращает в более теплую атмосферу, где не все такое колючее.

Евгений: И в музыке, и на фондовом рынке много эмоций, но в работе они связаны с жадностью, а в музыке — лишь с жадностью жить.

Максим: В музыке всего семь нот (12 с учетом половинок), но из них можно придумать гораздо больше мелодий и смыслов, чем из семи ликвидных акций, которые торгуются на фондовом рынке. Прагматичный безжалостный финансовый рынок и вседозволяющая, открытая для всех музыка — совершенно разные вещи. На фондовом рынке идет игра с нулевой суммой, а выигрыш одного — это проигрыш другого. В музыке выигрывают все.

Где услышать: 10 декабря в клубе «Трамплин»

Новости партнеров