Из Forbes в Cartier: зачем победительнице Школы молодого миллиардера другие конкурсы

Марина Росс Фото Макса Новикова для Forbes
Впервые за десятилетнюю историю конкурса для женщин-предпринимателей Cartier Women’s Initiative Awards в число финалисток вошла участница из России. Ею стала победительница прошлогодней Школы молодого миллиардера Forbes. Всего выбрано 18 финалисток из 1900 заявок.

Марина Росс – CEO проекта Hydrop (ООО «Нанобарьер»), который она основала вместе с физиком Андреем Груниным в 2013 году. Hydrop производит защитные наноспреи для защиты обуви и одежды. В 2015 году партнеры подали заявку на конкурс стартапов Forbes и победили. До сих пор только две женщины-предпринимательницы занимали главный пьедестал Школы молодого миллиардера Forbes, и Росс – одна из них. Еще через год Росс решила попытать удачу в международном конкурсе бизнес-проектов Cartier Women’s Initiative Awards (CWIA), учрежденного по инициативе Дома Cartier, бизнес-школы INSEAD и компании McKinsey, и стала одной из 18 претенденток на главную награду (премия вручается предпринимательницам из шести регионов мира: Латинской Америки, Северной Америки, Европы, Африки южнее Сахары, Ближнего Востока и Северной Африки, Азиатско-Тихоокеанского региона).

По словам Росс, было три причины, по которым она решила участвовать в конкурсе. Во-первых, это редкая возможность заявить о себе на международном уровне. На многих американских и европейских конкурсах россиян видеть не хотят из-за политической ситуации, объясняет Росс. Даже инвесторы опасаются связываться с Россией из-за сопутствующих рисков. «Многие партнеры хотят работать с нами, но боятся, что «сегодня одни санкции, завтра другие», — рассказывает она.

Вторая причина – денежный грант, который сулит победа в Cartier Women’s Initiative Awards: лауреат программы в каждом из шести регионов получит $100 000. Часто конкурсы предоставляют либо символические призы, либо место в акселераторе, что для «Нанобарьера» неактуально: компании три года и, по словам Росс, они уже прошли этап, когда доказывали, что производят хороший продукт. «Мы на стадии роста, и нам нужны деньги для расширения производства», — говорит она.

Наконец, сыграл роль потенциальный пиар. Прошлый год Hydrop посвятила расширению линейки своих продуктов. Если на момент участия в конкурсе Forbes компания производила защитный спрей для обуви и одежды и «жидкий утюг», позволяющий избавиться от складок на одежде, то сейчас в список продуктов добавились, например, сухая чистка для обуви, световозвращающий спрей и спрей для замши и текстиля. В планах на 2017 год – привлечь финансирование и наращивать продажи, в том числе за счет зарубежных рынков. Компания провела разовые продажи в Великобритании и Германии, а сейчас готовится к первой крупной поставке в Германию и получает под нее необходимые сертификаты.

Для подачи заявки на CWIA существуют достаточно жесткие условия: это должна делать женщина, занимающая топовую должность и владеющая не менее 25% акций, а «возраст» самой компании на момент заполнения заявки не может превышать трех лет. «У меня ровно 25% в капитале, и нам оставалось два или три месяца до трехлетия, так что мы прямо «вписались» – это была последняя возможность податься на этот конкурс», — рассказывает Росс.

Даже первичная заявка – нелегкое испытание в CWIA. Она представляет собой 20-страничную анкету, заполнение которой отнимает много времени. При том что шанс на успех крайне низкий: по данным, которые приводит в своем пресс-релизе Cartier, на конкурс 2017 года поступило 1900 заявок из 120 стран мира – из них отобрали всего 18, то есть меньше 1%.

«Мне кажется, мне помогла честность», — делится впечатлениями руководитель Hydrop. В заявке она писала о двух проблемах российского бизнеса: с одной стороны, его нигде не ждут по политическим причинам, с другой — сами предприниматели часто не готовы идти на зарубежные рынки. Только сейчас уходит имидж российского предпринимателя как афериста из 1990-х, говорит Росс: «До сих пор есть скепсис. Вот мама моя не понимает моей работы, спрашивает, когда я выйду на нормальную. Говорит: «У тебя подруга в Минюсте, пойди к ней хоть помощником».

Кроме того, подчеркивает Росс, в России не хватает ролевых моделей: все менторы гораздо опытнее и в большинстве своем намного старше. «Мало девушек-предпринимателей, в технологическом бизнесе их еще меньше, а в среди тех, кто готов идти на международный рынок, – и того меньше, — говорит она. — Мне даже посоветоваться не с кем и, конечно, хочется расширить свою социальную сеть за счет тех, кто этот путь уже прошел».

Если заявка заинтересовала организаторов, они запрашивают документы: от свидетельства о регистрации компании до регистрации торговой марки – чтобы убедиться, что фирма действительно правообладатель бренда. Затем необходимо привести финансовые результаты за все годы существования и предоставить выписки из ФНС, а также, в случае Hydrop, который выпускает бытовую химию, — сертификаты безопасности и подтверждение экологичности продукции. Если кандидат проходит по формальным признакам CWIA, его приглашают на серию Skype-интервью. Если и этот этап пройден, то партнеры международного новостного агентства Agence France-Presse, которое сотрудничает с Cartier в рамках этого конкурса, проводят личное интервью. «Нас интервьюировали 3 часа, снимали наш офис и склад, смотрели нашу продукцию», — рассказывает Росс.

Европу среди финалисток, помимо Марины Росс, представляют еще две предпринимательницы. Кьяра Донлон из Ирландии занимается нижним бельем для женщин, прошедших через операции, в частности связанные с удалением опухолей при раке груди. Компания датчанки Лиз Папе производит обувные стельки и накладки, направленные на то, чтобы помочь страдающим болезнью Паркинсона лучше ходить и координировать движения.

По словам Марины Росс, оба проекта сильные, однако именно Папе вызывает у нее больше опасений как соперница: отец датской предпринимательницы болен Паркинсоном, в основе ее проекта лежит личная история. Плюс нет необходимости подробно объяснять, в чем именно заключается его социальная значимость (а для конкурса это важно): болезнь Паркинсона, по данным Parkinson’s Disease Foundation, диагностирована более чем у 10 млн человек во всем мире. Правда, потенциально у Hydrop есть шанс на победу, потому что он решает глобальную экологическую проблему, уверена Росс: их технология позволяет, с одной стороны, сократить затраты воды на стирку и уход за одеждой и обувью, а с другой — уменьшить количество выбрасываемой одежды и тем самым уменьшить отходы индустрии ее производства. А по оценке Danish Fashion Institute, по уровню загрязнения окружающей среды эта индустрия уступает только нефтяному сектору.

Следующий этап конкурса – защита бизнес-планов, он пройдет 5 марта 2017 года. К этому времени при поддержке эксперта из INSEAD необходимо составить подробный бизнес-план, включающий анализ текущей ситуации, финансовые прогнозы, стратегию развития компании. После того, как судьи проставят оценки на этой стадии (чтобы стать судьей конкурса, также необходимо пройти отбор), в середине апреля 2017 года в Сингапуре участницы наконец познакомятся друг с другом, пройдут тренировки по публичным выступлениям и представят 30 судьям финальные презентации своих проектов. Тогда и определятся лауреаты Cartier Women’s Initiative Awards от всех шести регионов мира, которые получат денежные гранты и места в INSEAD Executive Program.

Новости партнеров