Win-win: права женщин как финансовая инновация | Forbes Woman | Forbes.ru
$57.9
69.23
ММВБ2060.24
BRENT56.44
RTS1120.13
GOLD1297.20

Win-win: права женщин как финансовая инновация

читайте также
+425 просмотров за суткиВладимир Мау: экономика, достигнув дна, может не расти на протяжении четверти века +286 просмотров за суткиРоссийская стабильность: почему благосостояние страны трудно превратить в благополучие граждан +8 просмотров за суткиИнструмент капиталиста. Как журнал Forbes пришел в Россию +172 просмотров за суткиВот как это делается, дамы! История одного из первых бизнес-коучей для женщин +10 просмотров за суткиВремя упразднить НАСА. Как срываются попытки США стать лидером в космической гонке Правила Стива Форбса: как развивать медиабизнес в эпоху интернета +10 просмотров за сутки«Я, Берлускони». Как блестящий эгоист стал европейским медиамагнатом +3 просмотров за суткиВершители судеб: современники в списке самых влиятельных людей столетия по версии Forbes +3 просмотров за суткиЦена известности: Forbes составил список 100 самых влиятельных россиян столетия +1 просмотров за суткиСоветские генералы — Горбачеву: «Мы беззащитны!» +1 просмотров за суткиСеверная Корея: как крушение социализма сказывается на экономике тоталитарного государства +1 просмотров за суткиСистемный подход: почему лунный модуль в 15 раз дороже золота с таким же весом Теракты, заговоры и революции: шесть отелей с непростой историей Интервью с Рокфеллером: как Forbes заставляет влиятельных людей раскрывать карты +23 просмотров за суткиОт новой деревни к женщине-президенту: как менялось положение женщин в южнокорейской политике Если власть не уходит, она… модернизируется? Что общего у Путина, Франко и Салазара Вот это жизнь: лучшие автобиографии, написанные нашими современницами Между Хрущевым и Александром II. Россия на распутье Прямая трансляция лекции Дениса Драгунского «Словарь опасных слов с 1917 по 2017» Хлопок и нефть империи. Как Россия завоевывала Среднюю Азию и Закавказье Политический нарциссизм в России. Занавесить зеркало
Forbes Woman #история 22.03.2017 08:00

Win-win: права женщин как финансовая инновация

Фото Virginia Blaisdell / International Film Circuit
Как предоставление женщинам равных прав с мужчинами способствовало индустриализации и экономическому росту США.

Во второй половине XIX века феминистское движение достигло одной из своих величайших побед: в странах с общим правом (common law), таких как Англия, Америка, Канада и Австралия, замужние женщины получили права собственности. Таким образом были отменены экономические ограничение, накладываемые на замужних женщин доктриной так называемого сoverture – статуса замужней женщины или принципа общего права, согласно которому женщина попадала в полную зависимость от мужа с момента вступления в брак.

Сложно переоценить общественную значимость этой революции в экономических правах женщин — конкуренцию ей может составить разве что получение женщинами права голоса.

Для экономиста появление у женщин экономических прав – увлекательный кейс для изучения значимости имущественных прав. Именно они являются одним из центральных постулатов общего убеждения, что капитализм распределяет ресурсы эффективно. Взяв за основу исследования американские данные, мы обнаружили, что обеспечение экономических прав женщин и отмена сoverture значительно расширили финансовые рынки, увеличивая тем самым эффективность распределения ресурсов и стимулируя экономический рост.

Как работал старый закон о статусе замужней женщины? Собственность делилась на два типа. Частная (или движимая) собственность включала все, что можно было, в буквальном смысле, передвинуть: одежду, деньги, акции, облигации. Частная собственность при заключении брака незамедлительно переходила мужу. Реальная собственность — такая как здания и земля — сохранялась за женой. Муж мог арендовать эту  землю и получать доход от нее, но не мог продать участок без разрешения жены, а если брак заканчивался (как правило, из-за чьей-то смерти), земля оставалась в собственности ее семьи.

Какие неправильные стимулы создавало такое право? Для женщины было неосмотрительно класть деньги в банк или держать какие-либо активы кроме реальной собственности, так как их мог легко забрать ее будущий муж. Родители девушки, желающие сделать дочери подарок или сохранить за ней наследство, точно так же не захотели бы класть деньги в банк и выбирали недвижимость. Возможно, до индустриальной революции это не было проблемой: кому было дело до денег в банках, когда не было ни фабрик, ни железных дорог, нуждающихся в финансировании? Индустриальная революция, однако, сделала финансовые рынки критически важными.

Замужние женщины получали права собственности поочередно в разных штатах. Такой кейс — мечта любого экономиста. Различие во времени получения женщинами этих прав позволяет нам сравнивать результаты экономической деятельности  штатов, предоставивших женщинам соответствующие права, с одной стороны, и тех, которые этого не сделали, — с другой. Первым права собственности женщинам гарантировал штат Массачусетс в 1846 году. К 1920 году его примеру последовали все штаты, кроме четырех: Флорида сделала это в 1943 году, Аризона и Нью-Мексико – в 1973-м, и только в 1980 году примеру остальных последовала  Луизиана. О чем же говорят нам данные?

Во-первых, действительно изменились портфели домохозяйств: они стали больше инвестировать в частную собственность. Это можно измерить по американским опросам, в которых в 1860 и 1870 годах содержался пункт о владении реальной и частной собственностью. Показательно уже то, что этот вопрос вообще вошел в анкеты: это означает, что разница была важна. По нашим оценкам, частные активы выросли на 5-7,5% после предоставления экономических прав женщинам.

Сдвиг в сторону частной собственности говорит в основном не о том, что женщины и их родители стали покупать больше, условно говоря, одежды, а о том, что они увеличили свои депозиты в банках. Управление контролера денежного обращения (Office of the Comptroller of the Currency) – одно из федеральных агентств США, которое отвечает за мониторинг финансового сектора. Его отчет от 1920 года отражает объем депозитов и кредитов в портфелях национальных банков – по штатам и годам – начиная как минимум с 1865 года. После обеспечения экономических прав рост объема привлекаемых депозитов и выдаваемых займов ускорился. Соответствующие данные также указывают на то, что процентные ставки сократились примерно на 80 базисных пунктов. Что логично: если люди кладут в банки больше денег, банки должны снижать ставки по кредитам, чтобы выдавать гражданам взаймы дополнительную наличность.

Таким образом, новые имущественные права женщин действительно повлияли на финансовые рынки. Что же произошло с реальной экономикой? Данные говорят о том, что после возникновения этих прав ускорился переход фермеров с работы на земле к работе на фабриках. Действительно, в течение 20 лет с момента, когда штат вводил имущественные права для женщин, примерно на 10% росла занятость вне сельскохозяйственного сектора. Опять же, это логично. Если обеспечение женских прав приводило к росту количества денег в банках и снижению процентных ставок, предпринимателям становилось проще привлекать капитал для строительства фабрик и они нанимали бывших фермеров на работу. Более того, этот рост смещен в сторону секторов, которые характеризуются большим объемом капитала в расчете на одного рабочего (по оценке на основании опроса промышленников, проведенного в 1850 году): например, текстильной промышленности, производства транспорта, целлюлозно-бумажной и химической промышленности, то есть введение полноценных прав собственности для женщин стимулировало индустриализацию.

Сложно переоценить результаты отмены coverture и расширения прав женщин. Для того времени, возможно, оказалась неожиданной значимость этого нововведения для финансовых рынков и экономического роста. Сегодня в западных странах женщины имеют те же права собственности, что и мужчины, однако это утверждение не универсально для всех государств. Наши выводы, полученные по американским данным, могут стать предупреждением для тех мест в мире, где женщины и меньшинства все еще притесняются: изменения — больше чем моральная необходимость.

*Колонка написана на основе статьи профессора РЭШ Хосни Зоаби и экономистов Тель-Авивского университета Моше Хазана и Дэвид Вайса Women’s Liberation as a Financial Innovation (2017, готовится к публикации)