Одна вокруг света: как мексиканцы оказались на плантации в Нигерии
Фото Ирины Сидоренко

Одна вокруг света: как мексиканцы оказались на плантации в Нигерии

Ирина Сидоренко Forbes Contributor
Фото Ирины Сидоренко
25-ая серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: Нигерия, мексиканские банановые плантации и онлайн-проводник из Москвы

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина и Грета оказались в плавучей деревне в Бенине и снова тестировала африканский автосервис.

В Нигерию стоило приехать хотя бы за тем, чтобы понять, что такое настоящее братство кругосветчиков. Как только я осталась одна со сломанной машиной, посреди дороги в незнакомой деревне, в поддержку подключились люди из Москвы, Кубы, Беларуси, Нигерии, Анголы и Камеруна. Было такое ощущение, что со мной рядом — целая команда, а меня передают бережно из рук в руки, помогая во всем и ведя по небезопасному маршруту. Это и информация, и контакты, и вовлечение местных жителей в поддержку, и одобряющие слова и действия. У меня будто крылья выросли, оставалось только быстро передвигать ногами. И колесами. В одиночку я не справилась бы совсем.

Выяснилось, что поломка была не в главном цилиндре, а в самой педали сцепления. Там износилось некое соединение, и предыдущий мастер подложил туда... тряпочку, чтобы держалось. В Африке это обычное дело, так что я не удивилась, когда эту «деталь» явили мне воочию. Джамиль, деревенский автомастер, соорудил железную конструкцию и заверил, что «до Намибии гоу вери гуд». Пока он ладил все, мы подружились с местным населением. После ремонта провожали меня, что называется, всей деревней.

Ремонт машины, автомастер и деревенские жители

До Бенин-Сити около 100 километров. Уже сумерки. Страшно. Несколько блок-постов на дороге, короткие остановки и вопросы полицейских: кто я, откуда и куда еду. Приветливо провожают и желают хорошей дороги. Спасибо.

В темноте не заметила яму, наехала на нее на скорости, пробила правое переднее колесо. Первая реакция — паника, что я буду делать на пустой дороге вечером? Оценив ситуацию, увидела свое паническое состояние. Моя Элантра будто сказала мне: или ты успокоишься, или в таком состоянии мы никуда не поедем. Физический труд делает человека человеком. Пока ставила запасное колесо, успокоилась, до гостиницы добралась без приключений.

Роман Алхименков из Федерации спортивного туризма Москвы подключил приложение, которое показывает подробный трек, и отслеживать мое передвижение по Нигерии стало возможным в онлайн-режиме. Он буквально взял меня за руку и вел всю дорогу, направляя.

— Завожусь.

— С Богом.

— Заправилась. Полный бак и 20 литров запас.

— Пиши чаще и скидывай точки, где ты находишься.

— Пробила колесо, ставлю запаску.

— Только без паники.

— Поменяла. Еду.

— Скоро пробка лютая, будь осторожней. Двери заблокированы?

— Пробку проскочила, я сейчас в Ониче.

— Вижу. Быстро уезжай из этого города.

— Уже еду.

— Трек включи.

— Включила.

— Поставь телефон на зарядку.

— Слушаюсь, всевидящее око!

Заехала на шиномонтаж с надеждой залечить порванное колесо. Надежды не оправдались, оно не подлежит ремонту. Мастер поставил внутрь покалеченной шины воздушную камеру: если проколется еще одно колесо, это можно использовать хотя-бы как докатку. Без запасного ехать по Нигерии нежелательно, до Калабара еще 140 километров, а дорога — кошмар.

Ремонт колеса

В небольшой деревне попала в странную пробку. Впереди тихо-тихо идет бульдозер. Объехать его невозможно — справа и слева сплошь ямы и рытвины, сзади поджимает большегруз. Нервничаю, тихо возмущаюсь, но плетусь потихоньку. Бульдозер приостанавливается — дорога впереди перегорожена бревнами, местная молодежь тормозит проходящие мимо машины и собирает дань за проезд по деревне. Только бульдозер большой и тяжелый, через баррикады все равно пройдет, а потому дорогу пришлось быстро освободить и пропустить с миром грозную технику.

Грузовик, следовавший за мной впритык, даже не успел притормозить. Мой маленький седан мог бы стать источником добычи «разбойников на дороге», но затесался между двумя великанами и проскочил мимо с ними заодно. Вот так едешь и не знаешь, где тебе бог соломку подстелет, а где на руки возьмет и пронесет через препятствие. Сиди и не бухти, говорю себе, вспоминая свое раздражение из-за идущего передо мной тихохода.

Нигерия поразила пограничным состоянием между суровостью и дружелюбием, будто едешь по краю каната, и нужно все время балансировать, чтобы не свалиться ни в ту, ни в другую сторону. Здесь много оружия. Часто останавливают люди в форме без опознавательных знаков, но с автоматами. Каждый второй — целится в Грету через стекло и делает вид, что стреляет. Шутит он так. Я, конечно, сдерживаю себя и миролюбиво объясняю, что «ит из май секьюрити», поэтому собака лает на незнакомых людей. Но сердце каждый раз сжимается и стучит сильнее. Кто знает, что на уме у человека с оружием?

Мне предстоит сделать крюк на юг страны, до Калабара, чтобы получить визу в Камерун. Примерно за 40 километров до этого города наблюдаю с обочины за прополкой банановых плантаций. Специально обученные люди в белых рубахах присматривают за специально обученными людьми в робах, машущих по траве острыми мачете. Плантация принадлежит мексиканской компании и люди в белых рубахах оказались ее служащими. Да, мексиканцы. Да, в Нигерии.

Банановые плантации

По моим подсчетам, учитывая многочисленные блок-посты и качество дорог, эти 40 километров я ехала бы еще часа три и должна была попасть в Калабар не раньше, чем после обеда, когда камерунское консульство уже прекращает прием документов на визу. Но пока я делала фотографии банановых плантаций, ко мне подошел тот самый мексиканец в белом. Калабар? Йес. Эмбаси Камерун? Йес. «Five minutes», — сказал он мне, и через эти пять минут я мчалась вслед за его Ниссаном, проезжая за ним след в след без остановки, сквозь полицейские посты и военных, синхронно объезжая ямы и буераки. Он довел меня до дверей посольства, и, протянув руку на прощание, сказал: «You — my friend». Это все, что я знаю про мексиканцев в Нигерии.

Успеваю получить визу в Камерун в тот же день. Радуюсь: это последняя виза, которая нужна мне для путешествия по Африке. Бесчисленные похождения по посольствам сильно выматывают и морально, и физически, и материально. Вся Западная Африка — а это 12 стран, которые я уже проехала, и еще пять по Центральной Африке, которые предстоят, — требуют визы. Они дорогостоящие — от 30 до 150 долларов каждая, и составляют большую долю бюджета.

Из Калабара я выехала на следующий день так же быстро, как и въехала в него. Во-первых, старт на рассвете, пока город спит. Во-вторых, меня ни разу не остановили на блок-постах, узнавая во мне участницу вчерашнего эскорта с мексиканцами. Йу камбэк? Олрайт! И приветственный взмах рукой.

По дороге от Калабара спидометр показал 40 000 километров с момента старта экспедиции из Москвы. Еду в сторону камерунской границы.

Дорога до Калабара

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться