Глава IBM в России: «Не пытайтесь стать тем, кем вас хотят видеть окружающие»

Фото DR
Новый генеральный директор IBM в России и странах СНГ Ирис Джеба рассказала Forbes Woman о том, как построить карьеру в международной компании и почему для этого необходимо чувство юмора

На шестом этаже одной из башен Москва-Сити находится офис международной ИТ-компании IBM. Все как всегда: офисные сотрудники работают в огромном опен-спейс, рабочий день начинаетcя в 9:30. Новоиспеченный генеральный директор в России и странах СНГ (она вступила в должность 1 ноября 2018 года) Ирис Джеба, сербка по происхождению, сидит в своем небольшом кабинете-аквариуме с прозрачными стенами и окнами от потолка до пола. Когда видишь эту женщину впервые, невольно подпадаешь под ее обаяние. Длинные волосы цвета вороного крыла с легкой проседью, выразительные зелено-карие глаза, на руках массивные браслеты и кольца, черное платье подчеркивает стройную фигуру. Ирис Джеба посвятила свою жизнь карьере и говорит, что счастлива от того, что занимается любимым делом. О том, как война изменила ее жизнь, почему выгоднее развиваться в одной компании и почему Россия — лучшее место для работы, глава IBM в России и СНГ рассказала в интервью.

Вы говорили, что родители хотели, чтобы вы стали врачом. Как вы пришли в сферу информационных технологий?

Мой отец — врач. Ну а мне с самого детства нравились точные науки. Я училась в специальной математической школе, участвовала в разных олимпиадах. Помню, по ночам решала математические задачки, и это несказанное удовольствие, которое ты получаешь, когда решение найдено. В то же время меня всегда занимали вопросы вселенной. Мне очень нравилась идея освоения космоса. Я представляла, что мы полетим к далеким звездам, мечтала о космических путешествиях и еще — о беспроводной связи. В подростковом возрасте я также стала интересоваться генетикой. Мечтала, как с помощью модификации генов мы можем помочь человечеству. Уже поступая в университет, я думала о двух направлениях: радиоэлектронике и медицине. Но выбирать, по сути, даже не пришлось: душой и сердцем я проголосовала за инженерную науку. Ну а переход дальше, в информационные технологии, определила сама жизнь.

Много ли девушек было на вашем направлении?

В математической школе девушки были в меньшинстве. На факультете радиотехники Баня-Лукского университета (Босния) я вообще была одна из 100 человек на курсе. Также и в работе в ИТ было на первых этапах карьеры — ты входишь в офис, и кругом одни мужчины. Ведь до того, как прийти в IBM, я 10 лет проработала в банковском секторе, женщин там в ИТ было совсем не много. Я к этому уже привыкла, для меня это норма.

Для вас это скорее плюс или минус?

Ни то, ни другое. Но я не хочу, чтобы меня выбирали, потому что я женщина, я хочу, чтобы меня выбирали, потому что я лучшая для этой работы. Кстати, в моей российской команде менеджеров с гендерным равенством все более чем в порядке: за многие направления, включая практически все бизнес- и сервисные подразделения, отвечают женщины.

Вы всегда хотели работать в корпорации?

После окончания бакалавриата с отличием я планировала стать ассистентом профессора и собиралась преподавать. Но потом в Боснии началась война (прим. ред.: серия вооруженных конфликтов с весны 1992 по 14 декабря 1995 на территории бывшей Югославии), и весь цивилизованный мир просто начал рушиться вокруг. Не было ни воды, ни электричества, никаких денег. Что-то достать можно было только по бартеру.

В 1992 году, когда все это началось, мне было немногим больше 20 лет. Было ощущение, что ты стал героем какого-то голливудского блокбастера. Вот ты растешь, все вокруг стабильно, веришь в какую-то систему, цивилизацию, а потом как бы оказываешься в фильме. Врагу бы не пожелала пройти такое, но это очень укрепляет характер. Начинаешь по-настоящему понимать, как важно, чтобы все были здоровы, и чтобы был мир на земле. Это основа всего. И это во многом объясняет мой позитивный взгляд на вещи. Если я уж прошла через такое, чем еще меня можно удивить? Разве что инопланетян увидеть.

Вы же грезили космосом!

Да, раз я не отправилась к другим цивилизациям, надеюсь, хоть они сами прилетят. В тот тяжелый период я переехала в Сербию к моей бабушке. Была вакансия в одном крупном холдинге, я подала резюме, меня взяли на работу. И мой жизненный путь стал складываться иначе.

Вам удалось поработать не только в Сербии, но и в Китае, например. Как опыт работы в разных странах помогает в России? И помогает ли он?

Да, безусловно помогает. Во-первых, ты изучаешь разные культурные модели, как устроено общество, его масштабы. Во-вторых, работа в разных странах позволяет объединять людей идеями и ценностями. Очень здорово ощущать и понимать, что международная команда живет одними целями, и сердца у них бьются синхронно. И третье — на уровне личностного развития растет уверенность в себе.

Работая в глобальной корпорации, ты понимаешь, что на самом деле никаких особых различий нет, работа везде примерно одинаковая. Ты можешь сидеть за одним столом с людьми разных национальностей, будь то итальянцы, китайцы или бразильцы, и говорить на одном языке. Это и есть язык бизнеса. Если у тебя лежит душа и сердце к международной карьере, то ей и надо заниматься. Я все время говорю, что нужно принимать решения, руководствуясь умом и сердцем. Нужно любить то, что ты делаешь.

В какой стране интереснее всего работать?

Конечно же здесь. Мы в Сербии ласково называем вашу страну «Мајка Русија» — Россия-матушка.

Когда я росла, Москва представлялась какой-то сказкой. С 2012 года у меня в IBM было несколько региональных ролей, в том числе я отвечала за территорию России. Поэтому можно сказать, что я давно занимаюсь российским рынком. Мне нравится атмосфера, темперамент людей, ведь наши страны очень близки по духу, религии. Я здесь чувствую себя как дома, только здесь жизнь и бизнес намного насыщеннее.

До этого я жила в Сербии, но летала в командировки каждую неделю. Когда у тебя работа на несколько стран, ты все время путешествуешь. В понедельник у тебя рейс из страны, в пятницу — обратно, в лучшем случае ты проведешь выходные дома. Когда меня спрашивали, где меня можно найти, я всегда отшучивалась, что мое любимое место — сидение 7F, а в Сербии я просто плачу налоги.

Рекрутеры отмечают, что молодые люди стали чаще менять место работы. Что делать, если ты хочешь строить карьеру в корпорации?

Прежде всего, компания должна вознаграждать лояльность сотрудников. Если вы решили пойти работать в большую корпорацию, то не надо стесняться, а стоит заявлять о себе, настраиваться позитивно и четко давать знать, чего вы хотите добиться. Всегда найдется такой человек, который поможет и даст совет. Я всегда за то, чтобы развиваться в одной компании. Если ты меняешь компании, каждый раз ты вновь должен нарабатывать себе репутацию и начинать сначала. При этом я не говорю, что изменения — это плохо. Но если вы на начальном этапе становления своей карьеры начинаете прыгать с места на место, то не сможете уловить саму суть работы в той или иной компании.

Просто многие не могут понять, чем же хотят заниматься...

Да, это проблема. Меня часто спрашивают совета. Я всегда говорю, подумайте хорошенько, куда вы хотите идти, это лучшая инвестиция вашего времени. Не надо пытаться стать кем-то, кем хотят тебя видеть окружающие. Найдите свою страсть, огонь. Универсального способа, конечно, нет. Плюсы работы в такой большой корпорации как в IBM заключаются в том, что каждые два-три года при желании можно кардинально менять свою работу, переходя из одного направления в другое. Поэтому пробуйте силы в больших компаниях. Еще мой совет — всегда проактивно занимайтесь своей карьерой. Не ждите у моря погоды. Ничего не получится, если вы будете просто сидеть и ждать. Пусть ваше руководство и наставники будут в курсе того, чего вы хотите.

Наставничество и коучинг — очень важные вещи для продвижения в крупных компаниях. Помочь человеку можно двумя путями: либо ему сказать, что надо делать, либо его направить на путь. Люди больше ценят второй вариант.

Кто ваш ментор?

Мой наставник совсем недавно ушел на пенсию. В данный момент я принимаю участие в корпоративной программе развития для менеджеров и работаю, в ее рамках, с профессиональным коучем — сотрудницей из США.

Как проходит работа с ментором?

Это обычно телефонный звонок или конференц-связь, которая длится около часа. Если твой будущий наставник тебя пока не знает, то ты должен о себе рассказать: кто ты, какие у тебя цели. Периодичность общения после знакомства — где-то раз в месяц. Кстати, порой такое общение переходит в форму обратного и взаимного наставничества, что у нас очень ценится. Менторы, работающие на макрорегиональном уровне, могут, например, получить очень много полезных сведений об опыте работы на конкретном направлении в отдельно взятой стране.

Опишите свой типичный рабочий день. Сколько часов вы проводите на работе?

Я живу рядом с офисом и не трачу время на дорогу. Каждый день у меня много звонков, встреч. Вообще в плане распорядка дня я не советую брать с меня пример, так как прихожу на работу рано утром и могу остаться до позднего вечера. Отчасти это происходит потому, что мне приходится общаться со штаб-квартирой, которая находится в США, и здесь надо учитывать разницу во времени. Но главная причина заключается в том, что я люблю свою работу. Хотя, если бы у меня была возможность, я бы ложилась спать в 4 часа ночи и вставала в 11 утра.

Вы много работаете. Где вы находите силы?

Блеск в глазах коллег, то, как они вдохновляются какими-то идеями, очень меня заряжает и помогает мне восстановить силы. Я люблю шутить, если ситуация в дискуссиях накаляется, сама пытаюсь разрядить обстановку. Ведь даже если случается что-то серьезное: какой-то кризис или проблема, лучше не паниковать. А вообще, наверное, надо спросить моих родителей, откуда у меня внутри небольшая атомная электростанция.

Как вы сохраняете баланс между работой и личной жизнью?

Когда меня спрашивают об этом, я всегда шучу в ответ: «Между работой и чем?» Я привыкла все делать по максимуму, в какой-то этап своей жизни я, возможно, что-то не успела сделать на личном фронте, а потом уже полностью была погружена в работу. Но даже если бы мне пришлось все заново начать, я бы сделала все ровно так же. Когда я росла, моим примером для подражания была бабушка, которая говорила, что все всегда надо планировать, если хочешь чего-то добиться в жизни. Надо быть готовым к тому, что в любой момент все может поменяться, пойти не так. Но что бы ни происходило, все к лучшему. Когда ты в начале своего пути, ты думаешь, что тебе нужно налево, а направо — это не твой путь. Но проходит время, ты приобретаешь опыт и оказывается, что это «лево» возможно уже не совсем то, что тебе сейчас нужно, и ты корректируешь свою траекторию.

Есть ли у вас какая-то мечта, которую вы никак не можете осуществить?

Я хочу написать книгу, и коллеги спрашивают меня, почему бы мне не написать автобиографию, ведь, по их мнению, у меня должен быть огромный международный опыт и целый вагон анекдотических ситуаций. К слову, я бы легко могла написать гид по аэропортам мира.

Расскажите какой-нибудь забавный случай, связанный с работой.

Это была моя первая поездка в штаб-квартиру IBM. Город Армонк, в котором она находится, это небольшой населенный пункт в штате Нью-Йорк, больше похожий на природный парк. Только прилетев из Европы, я села в такси, и мы поехали в учебный центр, расположенный в кампусе штаб-квартиры. Таксист не знал точного пути, и мы ездили кругами. Вдруг, перед нами из леса выбежал олень и пересек дорогу. Таксист остановил машину и сказал: «Слушайте, что это за компания такая, IBM?» Я попыталась объяснить в нескольких словах, на что он ответил: «Не знаю, что там за компьютеры, но я прекрасно знаю, что такое дикие животные. И я не собираюсь дальше кататься тут». В итоге мы добрались до учебного центра только после того, как водитель первой попавшейся встречной машины подсказал нам дорогу. А я до сих пор с улыбкой вспоминаю того таксиста.

Новости партнеров