«Мы с самого начала совпали в понимании жизненных приоритетов»

Йохим Хан о своей жене Вере Хан, генеральном директоре компании Bayer в Москве.

Мы женаты с 2006 года, но познакомились много раньше, еще в 1997 году. Я тогда только пришел работать в Bayer в отдел финансов, и меня направили к опытному сотруднику, который должен был познакомить меня с моими рабочими обязанностями. Так получилось, что этим человеком оказалась Вера. Я помню, как открыл дверь, увидел ее в первый раз и подумал: «Ого!» Что меня в ней сразу же привлекло? Это очень просто: Вера — очень привлекательная женщина.

Она чрезвычайно профессиональна, но при этом очень женственна. Это не так уж часто удается женщинам на топ-менеджерских позициях.

Мы были просто коллегами несколько лет. В какой-то момент я на три года уехал в Сингапур. И так получилось, что моя хорошая подруга одновременно оказалась подругой Веры и в офисе они сидели рядом. Поэтому Вера, как позднее выяснилось, узнавала все, что я сообщал подруге о своей сингапурской жизни. Так мы и общались — опосредованно.

Я вернулся в 2004 году, и мы сразу начали встречаться. Мне кажется, очень важно, что мы с самого начала совпали в понимании жизненных целей и приоритетов. Например, в том, что мы оба хотим семью и детей. Сейчас нашей дочке восемь лет, а сыну — шесть. Дочка внешне похожа на меня, а по характеру — вылитая Вера. А сын, наоборот, похож на Веру, а характер — мой.

Когда Вера забеременела, она, конечно, беспокоилась, как к этому отнесутся в компании. Но к ее удивлению, начальник не только не попрекнул ее, но, наоборот, очень обрадовался. Вера была в декрете год, но уже через шесть месяцев начала работать на полставки.

А через 9 месяцев после выхода из декрета, снова забеременев, Вера сказала: «Что же делать? Они так хорошо ко мне отнеслись, мне неудобно снова проситься в декрет!» Поэтому, родив сына, она была на работе через шесть недель. Няня привозила ребенка в офис на кормление.

Мы оба старались заниматься и семьей, и карьерой, соблюдая определенный баланс. Когда мне предложили хорошую работу в Дюссельдорфе, я стал меньше проводить времени с семьей и детьми и очень много — на работе. А потом настала очередь Веры, ей предложили поехать в Москву, и мы решили, что это будет полезно для ее карьеры: до того Вера занималась финансами, а в Москве должность предполагала более широкие полномочия, генеральный менеджмент.

Пока я работал, приезжал в Москву каждый второй уик-энд. А сейчас у меня перерыв между работами, академический отпуск, так сказать. Я дома, с детьми — играю с ними, готовлю, они счастливы.

В Москве мы живем в «Росинке», это поселок в Митино, там живет много экспатов. Вера шутила, что мы переехали в Диснейленд — такое там все искусственное, в том смысле, что ничем не напоминает московскую жизнь. Но это удобно и безопасно (школа, спорткомплекс — все на территории).

Вера встает очень рано, в 5:30 или в 6:00 (а она не ранняя пташка, надо сказать) — в 6:30 она уже в машине, едет в офис пораньше, чтобы избежать пробок. Зато и приехать домой старается пораньше, чтобы провести время с детьми.

Если мы о чем-то спорим, то, наверное, как и многие родители, о воспитании детей. Мне иногда кажется, что Вера не слишком последовательна, балует их, дарит слишком дорогие подарки. И это понятно: большинство бизнесвумен испытывают в той или иной степени чувство, что мало общаются с детьми, стараются это компенсировать. В целом, думаю, я более строгий родитель, чем Вера.

Я думаю, что хорошая семья невозможна без уважения друг к другу прежде всего. Не всякому мужчине нравятся карьерные амбиции жены, но мы с Верой с самого начала поняли, что успех каждого из нас будет радовать, а не раздражать другого.

Записала Ирина Михайловская

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться