Мария Комарова, вице-президент ИД «КоммерсантЪ», главный редактор «Ъ-ФМ» | Forbes.ru
$58.94
69.37
ММВБ2148.6
BRENT64.70
RTS1144.35
GOLD1242.77

Мария Комарова, вице-президент ИД «КоммерсантЪ», главный редактор «Ъ-ФМ»

читайте также
Аэрофлот признан лидирующим авиационным брендом в мире Одна вокруг света: как не погибнуть во время мятежа, найти русских на окраине континента и почему знание иностранного языка не спасает На автовокзале Нью-Йорка произошел взрыв самодельной бомбы Владимир Путин заявил о готовности восстановить авиасообщение с Египтом Сдали норматив. Зачем МКБ привлекал финансирование этой осенью Кина не будет: Александр Мамут не успевает в срок отремонтировать кинотеатр «Художественный» Праздничный переполох: новогодний базар, полезные мастер-классы и новый бутик Dior в ЦУМе Бизнес для чайников: о чем не должен забывать начинающий предприниматель Сила доллара: какую политику выберет ставленник Трампа Война в ретейле. Миллионер Костыгин пригрозил партнеру по «Юлмарту» банкротством Мышление ларечника: почему нужно выходить на зарубежные рынки Миллиардер Рональд Перельман рассказал, как обогнать конкурентов Битва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры Путин заявил о выводе российских войск из Сирии Код столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1975–2017 годы Зажгли звезды: 17 ресторанов Бангкока вошли в гид Michelin Структура «Ростеха» оспаривает в суде санкции ЕС из-за крымских турбин Криптовалютная лихорадка. Фьючерсы на биткоин взлетели на 25% в первый день торгов Сложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA Доктор на час. Как американская медицина освоила новые правила игры Мария Комарова: «Что касается власти, она в нашу жизнь не вмешивается»
#Мария Комарова 03.11.2014 00:00

Мария Комарова, вице-президент ИД «КоммерсантЪ», главный редактор «Ъ-ФМ»

Обычно люди идут из журналистики в пресс-секретари, у вас же все наоборот. 

Мария Комарова: Начинала я действительно не журналистом, но моя карьера сразу была связана с медиа. Еще студенткой в конце 1990-х я попала в медиахолдинг «Элеком». Развивала себя как менеджер, первым проектом была массовая рекламная газета, потом холдинг стал создавать другие СМИ. Например, я руководила женской газетой, довольно популярной в то время в Саратове. Потом была газета «Руководитель». Бизнес-издание в таком классическом виде, освещало деловую жизнь города. В нем я тоже работала. 

Через несколько лет я возглавила появившуюся в холдинге радиостанцию, потом был телеканал ТВЦ-Саратов — общественно-политический.  Всего в «Элекоме» я проработала более 10 лет. А потом, в 2005 году, в Саратове появился новый губернатор Павел Леонидович Ипатов, и меня пригласили возглавить пресс-службу.

Саратовские журналисты рассказывают, что вы были довольно жестким пресс-секретарем, не допускали их прямого общения с начальством. 

М. К. «Жесткий» или «нежесткий», не знаю. Мне не кажется, что я кого-то куда-то не пускала. Здесь, понимаете, какая история. Ипатов, до того как стать губернатором, возглавлял Балаковскую атомную электростанцию. Там был совершенно другой подход к работе с прессой — закрытый, очень официальный, что называется, застегнутый на все пуговицы. И Павлу Леонидовичу от практически полной закрытости нужно было развернуться на 180 градусов — перейти к публичности, понять важность общения с журналистами. Моя работа и состояла, в частности, в том, чтобы их подружить.

Как вы попали на «КоммерсантъFM»?

М. К. В 2007 году в связи с новой работой мужа  мы всей семьей переехали в Москву. И как только мы как-то освоились здесь, наладили быт, я встретила своих старинных товарищей по Саратову. Они позвали в компанию «Выбери радио» под руководством Ивана Таврина.  Карьера Таврина развивалась, бизнес рос. И когда Иван возглавил совет директоров ИД «Коммерсантъ», он позвал туда и меня, предложив сохранить за собой управление «Выбери радио». Так что весной 2013 года я стала вице-президентом издательского дома по радио, а потом  совместила это с должностью главного редактора. 

В прессе писали, что вы хорошо знакомы с замглавы президентской администрации Вячеславом Володиным. Играл ли он какую-то роль в вашем назначении? Вы сейчас общаетесь? 

М. К. Нет, не играл. Мы знакомы, конечно, потому что он родом из Саратова. Когда я работала в медиа, он был вице-губернатором, взаимодействие со СМИ входило в его зону ответственности. Тогда мы много общались. Сейчас я не могу сказать, что у нас есть какая-то отдельная коммуникация.

Вы не обсуждаете с ним редакционную политику?

М. К. Нет, конечно. Я обсуждаю редакционную политику и все вопросы радиостанции с руководством издательского дома — с президентом Владимиром Желонкиным, с редакционным директором Михаилом Михайлиным, с Иваном Тавриным.

Вы ходите на летучки в Кремль?

М. К. Что вы подразумеваете под летучками? Когда собрали и сказали: «Вот вам информационная повестка»? На самом деле, есть такой формат в журналистике — закрытые брифинги. Это совершенно нормальный и общепринятый формат, который полезен тем, что ты имеешь возможность от первоисточника услышать мотивы принимаемых решений или оценку ситуации, природу каких-то процессов. В каких-то встречах принимают участие главные редакторы, в том числе и я, в каких-то — профильные журналисты. 

А руководство ИД «Коммерсантъ» вмешивается в деятельность радиостанции?

М. К. Я думаю, что не очень правильно так говорить — «вмешивается». Мы единый холдинг, у нас один редакционный директор и общая редакционная политика. Подразделения холдинга друг друга дополняют  — например, журналисты печатных изданий регулярно бывают у нас в эфире, как эксперты комментируют важные темы из информационной повестки.  А мы в онлайн-режиме отрабатываем новостную картину дня .

Как часто вы общаетесь с владельцем ИД Алишером Усмановым?

М. К. Мы знакомы, но общаемся крайне редко. Когда я заступала в должность, он обозначил свое видение и пожелания относительно работы подразделения в целом. Это была, кстати, общая встреча. Были все руководители издательского дома. Мы там просто обсуждали текущие планы на тот момент. Я была представлена, мы познакомились. Пожалуй, после этого мы встречались несколько раз. Все.

За последние два года на радиостанции сменилось четыре главных редактора. Это довольно большая текучка. 

М. К. Во-первых, я не считаю, что это большая текучка. Все было гармонично. Во-вторых, в каждом конкретном случае была своя причина и об этом говорили публично. Мне бы не хотелось комментировать уход Дмитрия Солопова и Алексея Воробьева — я не была ни непосредственным участником, ни свидетелем событий. Это все было до меня. А в расставании с Константином Эггертом не было никаких подводных камней. Просто с моим появлением получилось так, что мы во многом дублировали функции друг друга. Костя принял решение сосредоточиться на других проектах, он прежде всего журналист. Я с большим уважением отношусь к его профессионализму, мы сотрудничаем в разных проектах, он по большому счету остался членом нашей команды. До сих пор ведет у нас колонки, кроме того, у него теперь будет большая информационная программа с Анатолием Кузичевым, нашим генпродюсером. 

Насколько активно вы участвуете в обсуждении и редактуре контента радиостанции? Или вы скорее про бизнес?

Я про все. По сути выполняемых мной функций я скорее генеральный директор. Отвечаю за все направления — за контент, за новости, продюсерский блок. Если я что-то слышу в эфире, что я хочу скорректировать, или понимаю, каких спикеров нужно позвать, я тут же говорю об этом. Еще контролирую работу технических служб и отдела маркетинга, ну и вообще отвечаю за интеграцию коммерческой службы с эфиром. Занимаюсь региональным развитием радиостанции — вот недавно мы начали вещать не только в Москве, но и в Нижнем Новгороде. 

Какое радио вы делаете? Как вы сами определяете концепцию «Ъ-FM»?

М. К. «КоммерсантъFM» — радио новостей.  В любой момент времени, включив станцию,  наш слушатель может получить все последние новости и главные темы дня. У нас очень много разговорных радиостанций, больше, чем в других европейских странах. В таких условиях важно понимать свои конкурентные преимущества. Наши — в том, что слушатель очень быстро получает от нас полную информационную картину дня. Плюс комментарии, плюс разные точки зрения, что позволяет глубже раскрывать новости. Другие радиостанции больше сосредоточены на разговорном жанре, на подробном обсуждении тем, у нас же новости идут сплошным потоком. Хотя у нас есть большое вечернее шоу для вдумчивого обсуждения самых важных тем дня. Слушатели ценят, что у нас в эфире звучат самые разные точки зрения — в нашей базе тысячи экспертов. У нас нет уклона ни в прогосударственную, ни в оппозиционную повестку.

Обсуждаете ли вы с редакцией, как освещать Украину?

М. К. Обсуждаем. На планерках редакция обсуждает всю актуальную новостную повестку. Когда я считаю нужным, я подключаюсь к этим обсуждениям. В целом люди, которые формируют здесь редакционную политику, понимают общий вектор. Мы хотим быть радиостанцией, которая дает возможность представлять разные и аргументированные точки зрения, исключая маргинальные. 

Несколько месяцев назад нам пришлось отказаться от нескольких спикеров по Украине. Страсти были накалены, и мы столкнулись с тем, что эксперты, которые в прежние месяцы и годы были абсолютно адекватны, вдруг начинали в прямом эфире сыпать пропагандистскими лозунгами. В основном проукраинскими. Они кричали об агрессорах, о режиме, о чем угодно, вместо того чтобы обсудить конкретное событие. Мы же радиостанция для думающих людей, мы не навязываем слушателю свою позицию. 

Журналисты с этим согласны?

М. К. Согласны, но, конечно, это всегда предмет для обсуждения. Мы принимаем коллегиальное решение, потом, мы не задвигаем кого-то навечно. Мы просто решаем, что какое-то время не будем звонить этому товарищу или будем его использовать в записи. 

Пару месяцев назад на сайте «Ъ-FM» появился материал, в котором обсуждалось, что на украинского олигарха Игоря Коломойского наложили проклятие черные маги. Такие темы вам не кажутся маргинальными?

М. К. Этот формат называется у нас «специальный репортаж». Мы даем нашему слушателю информационный продукт, упаковывая его в современную форму, используя самый разный инструментарий.  Это концепция инфотеймента — развлекаем новостями.  Мы не просто стремимся дать новости, но стремимся к тому, чтобы слушателя увлекал наш продукт. Мы строим наш эфир, используя в том числе легкие формы, юмор, цитаты из песен, чтобы это не были новости со звериной серьезностью. В любом случае я сейчас, честно говоря, не очень помню подробности этого материала. Я уверена, что там была доля иронии со стороны автора.

Есть ли какие-то темы в стоп-листах? По слухам, по поводу развода Владимира Путина звучал только официальный комментарий Дмитрия Пескова, а на станции был запрет на экспертов и любое обсуждение новости. Говорят, внутри радиостанции был большой скандал. 

М. К. Да нет, по-моему, у нас были комментарии разных людей на эту тему. В том числе я помню колонку Виктора Лошака на эту тему, были справки о подобных прецедентах в мировой практике. И я сейчас не готова это прокомментировать. Никакого скандала я не помню. А вообще что касается тем в стоп-листах, надо понимать, что мы федеральная радиостанция и есть много тем, которые не попадают в наш эфир просто по формату.

Какой сейчас слоган у радиостанции? Слоган «Новости без цензуры» сменился на «Новости с характером» уже при вас?

М. К. Да, «Новости с характером» как раз отражал идею, что мы хотим упаковать наши новости в живую форму, с элементами развлечения. «Новости без цензуры» был слоганом на злобу дня, в свое время он отлично отвечал маркетинговой стратегии радиостанции. Он просто отработал свое. Сейчас мы запускаем новую рекламную кампанию и новый слоган, который я пока не могу назвать. Мы хотим сделать акцент на плюрализме мнений.

Из «Ъ» в последние два года ушла серьезная часть старой команды. Издательский дом переживает не лучшие времена? 

М. К.  Не могу согласиться. Одни ушли, другие пришли. Максим Ковальский, например, уже почти год работает в издательском доме. Кстати, очень помогает нам с запуском новых проектов. Или вот  на радио не так давно вернулся Юрий Мацарский. Во-вторых, мне не с чем сравнивать. Я работаю здесь полтора года и приняла то, что есть. Большинство людей, с кем я общаюсь в ИД, — люди, которые работают здесь годами, а некоторые даже десятилетиями! Безусловно, «Коммерсантъ» — это бренд. Вся сила бренда и весь интеллектуальный потенциал команды, которая этот бренд создавала, у меня вызывают глубокое уважение. И, на мой взгляд, «Коммерсантъ» — это лучший информационный медиаресурс на этом рынке. 

Как вам видится будущее российских медиа? Настоящее выглядит так — главных редакторов увольняют, СМИ закрывают, новые законопроекты собираются ограничить иностранцев в СМИ.

М. К. Я думаю, что изменения в законодательстве, касающиеся СМИ, идут в русле общих изменений, но я не расцениваю их как фатальные. На мой взгляд, самый большой вызов для медиа сейчас связан с замедлением экономического роста, с ослаблением рекламного рынка. Что касается власти, она в нашу жизнь не вмешивается. Я вообще считаю, что потребитель в нашей стране может получать всю информацию, которую хочет, слышать абсолютно разные точки зрения, в том числе и маргинальные, если ему это интересно. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться