«Женщины в состоянии сами продвигаться в карьере» | Forbes.ru
$58.33
69.1
ММВБ2149.46
BRENT63.10
RTS1160.84
GOLD1292.35

«Женщины в состоянии сами продвигаться в карьере»

читайте также
+1291 просмотров за суткиОпасная зона: 10 признаков необходимости сменить работу +219 просмотров за суткиБез блокчейна и Big Data. Банк «ФК Открытие» покинули ключевые специалисты по инновациям +365 просмотров за суткиСемейный альбом: как изменился портрет российского домохозяйства с середины 1990-х годов +225 просмотров за суткиТеория хаоса: почему безопасная среда не так уж полезна для детей +30 просмотров за суткиЗакат дискриминации. Почему секретарей и ассистентов все реже выбирают по внешности +22 просмотров за суткиЛожный выбор. Стоит ли бежать из корпоративного рабства в собственный бизнес +41 просмотров за суткиУеду жить в Портленд. Forbes составил рейтинг лучших городов для карьеры и бизнеса в США +37 просмотров за суткиКазус Мединского: нужна ли научная степень чиновнику +228 просмотров за суткиУдачно спроектированная жизнь: понять, кто вы есть на самом деле и чего хотите +12 просмотров за суткиГейтс, Брин и Маск: три незаменимых персонажа в вашем совете директоров +14 просмотров за суткиЖенщин обижать не рекомендуется: как одна сексистская фраза погубила мужскую карьеру +59 просмотров за суткиМодная профессия. Как бухгалтеры стали востребованными на рынке труда +147 просмотров за суткиЛюбовь с ограничениями: что делать с ипотекой в гражданском браке. Рекомендации юриста +15 просмотров за суткиУйти, чтобы вернуться: что делать с отношениями, переставшими приносить удовлетворение +14 просмотров за сутки(Не)Безусловное принятие: почему в любящих семьях вырастают несчастные дети +54 просмотров за суткиВот как это делается, дамы! История одного из первых бизнес-коучей для женщин +1 просмотров за суткиРазвод по дружбе: почему Абрамович и Жукова не пойдут в суд +6 просмотров за суткиРуководитель-прокрастинатор: как не ввергнуть себя и компанию в пучину отложенных дел +10 просмотров за суткиИм нечего больше хотеть: как воспитать ребенка в условиях материального изобилия +5 просмотров за суткиПуть эволюции: как топ-менеджеру стать членом совета директоров +8 просмотров за суткиЦена вопроса: как узнать свою стоимость на рынке труда

«Женщины в состоянии сами продвигаться в карьере»

Ирина Телицына Forbes Contributor
Яна Михайлова, глава Nestle Purina Petcare в России и на Украине, о том, как делать карьеру, не изменяя себе

«А историю?» — спрашивает пятилетний Семен, выходя из машины возле детского сада. Есть вещи, которые не меняются, — каждый день Яна Михайлова, член совета директоров Nestle Purina Petcare, второго в Европе по величине производителя кормов для животных, рассказывает сыну историю собственного сочинения. И этот момент в ее жизни не менее важен, чем участие в работе совета директоров в швейцарской Лозанне.

Как строить карьеру без ущерба для семьи? Почему женщин среди руководителей мало? Что нужно для успеха в западной компании? Об этом мы и беседуем с Яной.

— Вы окончили школу в новосибирском Академгородке и планировали научную карьеру. Это как-то помогает в работе?

— Стоит сказать, что в то время Академгородок был уникальным местом с высочайшей концентрацией умных людей на квадратный метр. По окончании университета я планировала работать молекулярным генетиком. Занятия наукой предполагают умение собирать и осмысливать факты, на основании которых можно выдвинуть ту или иную гипотезу. Я люблю работать с фактами — иначе не создать верной стратегии. Так что подходы к решению задач схожи в науке и бизнесе.

— Что помогало вам строить карьеру?

— Я уже 15 лет в компании. Это много по любым меркам, тем более по российским. Почему так получилось? Мне близка эта компания, мне здесь хорошо работать. Человек должен жить в согласии со своими ценностями. Я ценю доверие, профессионализм, порядочность. И это удачным образом совпало с ценностями Nestle. Для того чтобы долго работать в одной компании, мне нужна возможность себя реализовывать. На разных этапах я занималась разными направлениями — маркетингом, продажами, разными продуктовыми категориями и проектами. Мне интересно решать разноплановые задачи.

Я верю, что когда люди профессиональны и им нравится делать то, что они делают, у них полно энергии и они могут с легкостью ее отдавать. И поэтому я вокруг себя стараюсь собирать людей, которые ценят и любят то, что они делают. Тогда результаты у команды намного лучше.

— Какое из ваших решений дало самый ощутимый результат?

В 1990-е, когда я защитила диплом, ситуация в науке начала меняться, ученые уезжали на Запад. Поскольку у меня еще не было имени в науке, мне пришлось поменять сферу деятельности. В то время в моем социуме второе высшее образование было почти у всех, и я пошла учиться в НГУ на спецфакультет психологии.

— Что вам дает знание психологии?

— Сама специфика профессии предполагает определенный личностный рост — так был построен процесс обучения на факультете. Плюс много вещей, которые полезны руководителю. Например, понимание законов групповой динамики. Руководитель строит бизнес не один, а вместе с коллективом профессионалов, который работает на решение одной задачи. По моим наблюдениям, чем ценнее люди как эксперты, тем ярче они как личности. Когда все эти неординарные личности начинают работать как одна команда, получаются замечательные результаты. Но такая команда может и не сработаться, остаться группой талантливых личностей и не более.

— Есть ли какие-то правила, когда команда сработает, когда нет?

— Нужна ясность целей и стратегии. Видение, амбиции тоже важны. Ценностей никто не отменял — правила игры внутри команды должны быть прозрачны. Распределение ролей: кто за что отвечает. И конечно, результаты. Людям нравиться быть частью успеха.

— Вы пришли в Nestle в 1996 году региональным менеджером по продажам в Западной Сибири, продажи росли, и вскоре вас позвали в Москву. Сразу решились уехать?

— Не сразу, сначала выяснила, как отнесутся к этому мои тылы, моя семья. Женщине легче строить свою карьеру, если у нее в семье есть поддержка. Потому что в любом случае она не только сотрудник, директор и руководитель, но прежде всего жена, мама, дочь. К счастью, моя семья меня поддержала. А поскольку, что бы у женщины ни происходило на работе, семья должна жить спокойно и комфортно, мы решили, что сначала я перееду одна, а муж с дочерью (Маше было 8 лет) присоединятся ко мне позже. В начале августа 1998 года я дала согласие на переезд, в начале сентября должна была начать работать.

— Это тот самый кризис 1998 года. Трудно было формировать команду на новом месте в новых условиях?

— Кризис учил быстро адаптироваться к любым изменениям — кто не смог, ушел с рынка. Это было время быстрых решений, желательно правильных. Разные компании по-разному реагировали на дефолт, и я тогда еще раз оценила Nestle, которая не жила сегодняшним днем, а пришла в Россию всерьез и надолго. Была понятная стратегия развития бизнеса в кризисный период. Кроме того, компания подтвердила делом, что люди являются ценностью, и не уволила ни одного человека. Все это принесло результаты.

Кризис — хорошее время для того, чтобы убрать все неэффективности из бизнес-процессов, из взаимоотношений, из головы — просто перестаешь делать то, что в данный момент неважно.

— Для вас дилеммы: семья или карьера — не существует?

— Здесь не может быть trade off ситуации, что-то взамен чего-то.

— Можете рассказать, как строится типичный день?

— Точно могу сказать, что встану в 6:30. И часа полтора потрачу на сборы. Пока сын (Семен, пять лет. — Forbes Woman) спит — мое время, проснулся — наше. Точно знаю, что в восемь с небольшим выйду из дома и хотя бы одну историю успею рассказать ему по дороге в детский сад. Я, когда в Москве, отвожу его с садик сама и с удовольствием. Общение с детьми дает мне много энергии, дорога до садика — та же возможность пообщаться. К тому же чем больше опыт такого взаимодействия, встреч и расставаний, тем меньше стресса и у ребенка, и у мамы. Я по своему опыту с дочкой, которой сейчас 21 год, помню. Она недолго ходила в садик, у меня редко получалось ее туда отводить, и каждый раз прощание в саду было испытанием для обеих. Хорошо, когда встреч и расставаний много, тогда меньше острота каждого переживания. Потом еду в офис, а дальше день на день не похож.

— Вы сына сами спать укладываете?

— Да, и в 19:30 я хочу быть дома. Дорога домой занимает минут двадцать: живу близко от офиса. Мне надо успеть почитать и рассказать ему еще одну историю.

— Как вы их придумываете?

— Могу поделиться жизненным опытом или рассказать, например, что металлы к магниту притягиваются, а картон нет. Или из жизни семьи что-то. Долго слушать про семейные ценности в пять лет неинтересно, а вот в форме истории — легко. У нас есть постоянный герой — пес Макс (у меня в детстве была собака Макс). В моих историях Макс всегда помогает друзьям, слушается взрослых — скажут ему возле магазина сидеть — сидит, чтобы не потеряться, найдет потерянный кошелек — всегда отдаст. У каждой мамы, наверное, есть свои приемы, как объяснить, что хорошо и что плохо, без лишнего морализаторства. Мой ребенок любит истории.

— Дома работаете?

— Вечером могу поработать, но стараюсь не работать в выходные. Если уж я с семьей, то получаю удовольствие от общения с близкими. Заранее выходные не планирую — в этом случае я за спонтанность. Вероятнее всего, схожу с малышом в бассейн. Займусь верховой ездой. Буду читать. Вполне возможно, приедет кто-то из друзей. Точно могу сказать, что готовить не буду — муж это делает гораздо лучше. Вот кашу могу отлично сварить на завтрак.

— Я правильно понимаю, что для того, чтобы в 19:30 быть дома, надо все дела хорошо планировать?

— Желательно. Если вы спросите, что я буду делать через 6 или 8 месяцев, я вам расскажу. И с большой вероятностью так оно и будет. Бизнес всегда движется определенными циклами — можно заранее спланировать, когда будет обсуждение стратегии, а когда подведение итогов. Планирование очень помогает жить. Не только мне, но и людям вокруг меня.

— На день тоже все тщательно планируете?

— Продумываю с вечера. Силы надо распределять адекватно. Если у меня много совещаний и встреч, спланирую заранее, в какой промежуток смогу ответить на почту или сделать нужные звонки.

Стараюсь всегда встречаться в офисе или очень близко от него. Очень хорошо отношусь к решению вопросов через телеконференции. Чем больше людей в Москве начнут пользоваться новыми технологиями общения, тем меньше времени все будут проводить в пробках.

На обед время не трачу — мне обед приносят в кабинет, так быстрее. Выхожу куда-то пообедать в редких случаях, когда надо встретиться с кем-то.

— Когда я в 2005 году перешла с должности директора по маркетингу кондитерских изделий в Purina, все корма импортировали из Европы, причем был целый список заводов, откуда их возили. Это была затратная и негибкая бизнес-модель — рынок менялся, важно было находиться рядом с потребителем. Я рада, что удалось быстро наладить производство в России, наш бизнес теперь растет быстрее рынка в том числе и благодаря локализации производства.

— Что вы сделали, чтобы это случилось?

— Мне посчастливилось работать с умными и талантливыми боссами, которые умеют слушать, слышать и поддерживать перспективные проекты. Моя задача была донести до руководства идею, что нужно бизнесу для роста и развития.

— А вы подчиненных слушаете? Они не боятся вам докладывать о проблемах?

— Хочется думать, что у меня доверительные взаимоотношения с коллегами. И я это доверие очень ценю. Я знаю, что не ошибается тот, кто ничего не делает. Важно, чтобы люди делали выводы, тогда в будущем ошибок будет меньше. Обучаемость — хорошее качество, особенно для российского рынка, где все так быстро меняется. Как сказал Льюис Кэрролл, «надо очень быстро бежать, чтобы оставаться на месте».

— Почему женщин на топовых позициях меньше, чем мужчин?

— Талантливых мальчиков и девочек в компанию приходит одинаковое количество, и все становятся экспертами в какой-то области. А вот среди руководителей мужчин явно больше — тут уже важен лидерский аспект. Думаю, это связано с тем, что женщины на определенном этапе выбирают другие приоритеты и меньше фокусируются на развитии лидерских компетенций. Но если есть желание, возможности для роста есть.

— Вы участвовали в тренингах для женщин?

— В нашей компании, чтобы увеличить количество руководителей женщин, на глобальном уровне запускали программу менторинга. Большое внимание уделялось подбору ментора. Я так для себя определила одну из задач тренинга: понять, в чем цели и задачи нетворкинга, в чем польза для личного и профессионального развития, для решения бизнес-задач. И в ходе дискуссий с ментором я для себя прояснила, что важно общаться с как можно большим кругом коллег по одной простой причине: ты создаешь вокруг себя группу профессионалов, которые могут привнести свою экспертизу в решение конкретной задачи. И уровень этой экспертизы может быть очень высоким. К тому же выяснилось, что довольно много людей заинтересовано в том, чтобы узнать больше о проектах, которыми мы занимаемся, — коллеги в других сферах бизнеса и других странах, бывает, решают схожие задачи.

— Сразу после тренинга что-то изменилось?

— Изменилось отношение к обмену информацией и построению эффективных коммуникаций, расстановка акцентов — я поняла, что на это стоит потратить время. Я работаю в европейском бизнесе, так что чем больше мои коллеги в совете директоров будут знать, что происходит здесь, тем большую поддержку получит наш бизнес-проект.

— Есть ли что-то, о чем жалеете, что считаете своей ошибкой?

— Сильно сожалеть не о чем. Всегда возникают мысли, что что-то можно было сделать лучше. Но я стараюсь смотреть вперед и не пережевывать пройденное. Выучил урок, получил «пять» или «два», и двигаемся дальше. Иногда думаю, что что-то можно было бы не сказать или сказать иначе. Но я такой человек, что если мне нужно донести свою мысль до собеседника, я это сделаю. Возможно, человек быстрее принял бы эту мысль, будь она выражена в другой форме, помягче. С другой стороны, проще договориться, когда люди говорят прямо, — сила в правде. Бывает за красивой упаковкой не видна суть слов.

— В совете директоров европейского подразделения Nestle Purina вы единственная женщина. Как коллеги вас воспринимают?

— Не единственная, нас двое, и я этому рада. Про восприятие не могу ничего сказать, надо спрашивать коллег.

Я думаю, что если топовую позицию смогла занять женщина, то с большой долей вероятности она будет даже сильнее в профессиональном плане, чем коллеги-мужчины. Я противник «гендерных» квот и позитивной дискриминации. Каждый следующий шаг в профессиональном и карьерном росте должен быть связан с приобретением больших знаний, компетенций и опыта.

А вот помощь женщинам действительно нужна, потому что никто не снимает с нас ответственности за детей, за работу, за родителей. Тот же свободный график для мотивированных сотрудниц мог бы дать возможность получать удовольствие от работы без стресса для семьи.

— А лично вам что дало избрание в совет директоров?

— Доступ к ресурсам, влияние на принятие решений и возможность работать вместе с сильными и опытными управленцами. Карьера не самоцель. Но смысл двигаться вверх есть: там больше ресурсов, больше возможностей для воплощения планов и задумок в жизнь.

Это как в горах на перевал поднимаешься (мои родители — геологи, благодаря им я знаю, что такое горы, не понаслышке) для того, чтобы расширить горизонт и увидеть более широкую перспективу. Чем выше — тем лучше видно, где оптимальный путь вперед и куда точно идти не стоит (оценка рисков).

— Вам было трудно в мужском совете директоров или наоборот?

— Комфортно. Имеет смысл просто быть собой, не пытаться никем казаться — в этом случае легче сконцентрироваться на важном. Привнесение в обсуждение другого взгляда, другого видения ценно.

Хотя, конечно, я отдавала себе отчет в том, что мой опыт работы в компании на момент начала работы в совете восемь лет назад выглядел более чем скромно по сравнению с другими коллегами, в основном экспатами, которые в компании работали по 15–20 лет в разных странах и на разных проектах. Но опыт — дело наживное, многие охотно делятся знаниями и опытом, если просишь совета.

— А вы лично женщин в карьере продвигаете?

— Женщины, которым важен карьерный рост, в состоянии продвигаться сами, благодаря своим способностям и результатам. Среди моих прямых подчиненных сейчас есть и женщины, и мужчины. Это очень разные люди, у них разные национальности, характеры, интересы, возраст, опыт, подходы к решению задач. Но есть схожая система ценностей, неординарность и чувство юмора.

Одна из моих задач как руководителя — помогать талантливым людям реализовать свои амбиции и растить их «узнаваемость» как профессионалов — например, привлекая к новым интересным проектам либо поручая именно им выступить с презентацией о бизнес-результатах. Чем сильнее и харизматичней команда, тем лучше для бизнеса и для меня.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться