03.04.2004 00:00

Кто подставил слоника Dendy?

Вадим Резвый Forbes Contributor
Основатель компании Steepler на собственном опыте убедился, как опасно играть в большую политику

В начале 1990-х Максим Селиванов и компания Steepler, соучредителем которой он был, купались в лучах славы. Название фирмы горело неоном над Садовым кольцом неподалеку от здания МИДа. Полстраны сходило с ума от игровых приставок Dendy (со слоненком на логотипе) — Steepler в тот год продал их на $75 млн. Общий же объем продаж компании достиг $140 млн: доходы шли от оптовых поставок компьютеров и оргтехники, проектов автоматизации крупных предприятий и госструктур.

Затем последовал неожиданный крах.

Газеты называли три причины гибели Steepler. С появлением в России более совершенных игровых приставок — японских Sega и Nintendo — продажи простеньких Dendy резко упали. В 1995 году снизились цены на нефть, и нефтяники, с которыми у Steepler было много контрактов, разорвали прежние соглашения. В 1996-м обанкротились банки, где Steepler держал деньги: «Мытищинский коммерческий» и «Деловая Россия».

Но главная причина осталась для публики тайной. Рассказать о ней Селиванов согласился только сейчас.

Фатальная ошибка

В 1994 году был объявлен тендер на автоматизацию Госдумы. Сумма контракта оценивалась в $30 млн. Тендер проводился в спешке, и Steepler оказался единственной компанией, которая смогла удовлетворить всем условиям. Конкуренты тут же заподозрили ее в сговоре с депутатами. К тому же вице-спикер, депутат от ЛДПР Александр Венгеровский, почти открыто поддержал Steepler. Как говорит Селиванов, личная охрана Венгеровского состояла из сотрудников стиплеровской службы безопасности.

Селиванов утверждает, что Венгеровский поддерживал Steepler в борьбе не с коммерсантами, а с могущественным Федеральным агентством правительственной связи и информации (ФАПСИ). Многим депутатам не нравилось стремление органа исполнительной власти перехватить заказ на автоматизацию власти законодательной.

«Объем работ был нам понятен, — продолжает Селиванов. — Специалисты у нас работали первоклассные — из того же ФАПСИ, со Старой площади... Мы выступили на совете Думы, показали свои преимущества». Но после выступления на совете к Селиванову, как он сам говорит, подошел один из руководителей ФАПСИ со словами: «Дуй отсюда. Мы тебе еще дадим поработать». Селиванов рассказал о происшедшем Венгеровскому. Тот был непоколебим: «Да мне предлагают премьер-министром стать! Какое ФАПСИ?» Селиванов тогда решил, что сдаваться нет смысла. Только позже он понял, какую ошибку совершил.

Спустя несколько дней одного из ключевых сотрудников компании задавила машина. Несчастные случаи пошли чередой: еще несколько ведущих специалистов попали в больницу с травмами. Кто был организатором всех этих происшествий, до сих пор неизвестно. Сам Селиванов в течение месяца скрывался за границей, а потом, как он сейчас рассказывает, позвонил тогдашнему главе ФАПСИ Александру Старовойтову и сказал: «Все. Мы уходим». Вернувшись в Россию, предприниматель еще год ходил с охраной.

Неприятности между тем не закончились. Компания стала лишаться го-сударственных контрактов по всей стране и в 1996 году в конце концов разорилась. Как говорят учредители Steepler, на гособъекты были разосланы некие официальные телеграммы с требованием расторгнуть контракты с их компанией.

Получить комментарий у сотрудников ФАПСИ, участвовавших в описываемых событиях, не удалось. Старовойтов ушел в отставку еще в 1998 году. В 2003 году Федеральное агентство правительственной связи было упразднено, его функции переданы ФСБ. Пресс-служба последней не смогла предоставить Forbes координаты бывшего начальника ФАПСИ.

В январе 1996-го Селиванов, обидевшись на Венгеровского из-за его бездействия, приказал своим людям прекратить контакты с депутатом и, как сам утверждает, отозвал свою охрану. Примерно через три недели было совершено покушение и на Венгеровского.

О моськах и слонах

«Суть конфликта в том, что ФАПСИ считало нас моськами, а мы мнили себя слонами, — рассказывает один из партнеров Селиванова по Steepler Андрей Чеглаков. — Ситуация, в которую мы попали, тогда казалась зловещей, но сейчас я склонен расценивать ее как следствие нашей неопытности».

После развала Steepler в 1996-м Селиванов основал компанию «Союзинформ». Здесь его тоже поджидали неприятности. Первый крупный контракт на автоматизацию ($20 млн) он подписал с «Нижневартовскнефтегазом», которым руководил Виктор Палий, известный тем, что сопротивлялся приходу в Нижневартовск московского капитала в лице «Альфа-групп». Селиванов произвел первую поставку на сумму около $800 000. Как раз в этот момент разгорелся конфликт между «Альфой» и Палием. По словам Селиванова, «Нижневартовскнефтегаз» прекратил оплачивать контракты. «Союзинформ» свои деньги не получил.

Позже Селиванову удалось получить подряды на информатизацию региональных отделений Минфина. Другое направление деятельности компании — построение инженерных систем объектов, включая охрану, пожарные системы, телефонию.

В «Союзинформе» всего 50 сотрудников. Селиванов называет свою фирму «камерной». Оборот «Союзинформа» — $15 млн в год, почти в 10 раз меньше, чем было в лучшие годы у Steepler. Но Селиванов сознательно сдерживает рост: «Я не считаю, что увеличение оборота — цель, к которой надо стремиться. Компания растет. А мы это уже проходили…»

Новое дело Селиванова хорошо отлажено, что позволяет ему предаваться хобби. Недавно вместе со старым приятелем Александром Минеевым, президентом фирмы «Партия», Селиванов купил землю в Тверской области на берегу Волги. Будут строить элитную базу отдыха.
«Иногда мне тяжело в «Союзинформе», — признается основатель Steepler, — компания небольшая, а менталитет у меня остался стиплеровский, глобальный. Но я себя сдерживаю. Планку перелезешь — опять начнется шум-гам».

Новости партнеров