Город на «Волге» | Forbes.ru
$58.87
69.32
ММВБ2152.38
BRENT65.77
RTS1151.85
GOLD1242.65

Город на «Волге»

читайте также
+5 просмотров за сутки «Политика шантажа». «Роснефть» снова требует арестовать активы «Системы» +29 просмотров за суткиЗакрытый клуб. Какие программы лояльности нужны магазинам, ресторанам и гостиницам +64 просмотров за суткиЧрезмерные амбиции: руководство General Electric увлеклось дорогими покупками +199 просмотров за сутки«Яндекс» назвал самые популярные запросы россиян в 2017 году +414 просмотров за суткиРабочий вопрос: 5 вечерних образов для корпоративного праздника +234 просмотров за суткиНовогодние покупки. Какие активы подорожают из-за налоговой реформы в США +1864 просмотров за сутки«Цифровое золото»: Павел Дуров заработал на биткоинах больше $30 млн +470 просмотров за суткиСделать Америку великой: Трамп хочет вернуть астронавтов NASA на Луну +426 просмотров за суткиПраво руля: в чем кроется успех японского автопрома +792 просмотров за суткиИгры Куснировича: Bosco оденет руководство МОК на Олимпиаде в Пхенчхане +1427 просмотров за суткиТехнологические тренды 2018 года: Большой Брат — это реальность +17 просмотров за сутки«Школа миллиардера» 2017-2018: Forbes ищет таланты +4581 просмотров за суткиГражданство без инвестиций. Как приобрести австрийский паспорт +4244 просмотров за суткиПодарок миллиардеру. Рыболовлев начинает стройку на острове Скорпиос +1925 просмотров за суткиВ сторону сванов: ваш новый маршрут по Грузии +1134 просмотров за суткиШкатулка с секретом: как сделать прозрачной информацию о зарплатах +5388 просмотров за суткиГенерал Александр Лебедь: «Политики относятся к простым смертным как к мусору» +1743 просмотров за суткиРазвод по-итальянски: почему Ferrari никогда не уйдет из «Формулы-1» 10 провинциальных театров, которые непременно стоит посетить Инновациям — зеленый свет, а электричкам — красный Почему повесился хозяин нижегородских бутиков

Город на «Волге»

В Нижегородской области есть два святых места. Одно — для паломников, другое — для иностранных инвесторов

Фирменный поезд из Москвы прибывает на вокзал Нижнего Новгорода строго по расписанию. На часах 7.30 утра. Город уже шумит, люди стремительно перемещаются по улицам. Поражаюсь количеству снующих по дорогам «пазиков» — автобусов, которыми в столице  пользуются чаще всего фирмы ритуальных услуг. Конечно, Павловский автобусный завод расположен здесь же, в области. Но ведь Горьковский автозавод со своими «газелями» еще ближе.

Частные перевозчики справедливо рассудили, что «пазики», вмещающие до сорока пассажиров, больше подходят для городских маршрутов, чем «газели», хоть и стоят дороже — в пределах $15 000–20 000. Общественный транспорт в городе с населением 1,3 млн человек полностью поставлен под контроль малого бизнеса — по улицам курсируют около 2000 частных автобусов. Правда, тарифы для частников устанавливает сам губернатор — за проезд сейчас берут 7 рублей. Но даже и с такими расценками водитель замызганного «пазика» Андрей, который везет меня от вокзала в гостиницу, зарабатывает около 60 000 рублей в месяц, из которых половину забирает владелец автобуса.

Свой бизнес

Нижний Новгород всегда играл важную роль в российской истории. Но часто — не ту, к которой готовился. Основанный как крепость, противостоящая врагам с Востока, он применил свою военную мощь всего один раз — да и то в направлении Запада. Именно в Нижнем в 1611–1612 годах местный купец Козьма Минин собрал ополчение, освободившее Москву от польских и шведских оккупантов. В XIX веке город боролся за звание одного из крупнейших торговых центров России: на знаменитую ярмарку привозили товары купцы из Греции и Турции, Ирана и Бухары, Англии и Китая. Но советская власть переименовала Нижний в Горький и наглухо закрыла от иностранцев: здесь делали истребители и военные грузовики, системы навигации и подводные лодки, зенитные пушки, радиоэлектронное оборудование и водородные бомбы.

А что сейчас? Судя по обилию частных автоперевозчиков, по огромному числу магазинчиков и кафе на улицах города, в Нижнем процветает малый бизнес. Листаю документы областной администрации: на начало 2004-го в столице региона было зарегистрировано 64 000 субъектов малого предпринимательства, дающих работу 163 000 человек (28,1% экономически активного населения города). По области в малом бизнесе работают 470 000 человек, четверть населения, занятого в экономике региона. Средний показатель по России — 17%.

— А куда людям было деваться? — пожимает плечами владелец торговой сети «Саюс» Александр Бочкарев. — На оборонных предприятиях в советские годы работало по 25 000–30 000 человек, а сейчас максимум по шесть тысяч. Вот и пошел народ в бизнес.

Все так. Но и сейчас Нижегородская область остается промышленным регионом: валовый региональный продукт в прошлом году составил 220 млрд рублей, из них 34% пришлось на промышленность, торговля и общепит дали 24%. Оборонные предприятия живы, но погоды в экономике уже не делают — загружены едва на 20%.

У области теперь — новые герои. Например, Нижегородский масложировой комбинат (НМЖК), входящий в тройку крупнейших предприятий этого профиля в России. Майонез «Ряба», маргарин «Хозяюшка», жировые смеси «Крестьянское подворье» можно увидеть в магазинах далеко за пределами Поволжья.

Председатель совета директоров и один из основных владельцев НМЖК Николай Нестеров разговор со мной начинает настороженно: вдруг враги подослали? Но спустя короткое время оттаивает. Вспоминает, как тридцать лет назад начинал зарабатывать деньги в студенческом стройотряде («до 2500 рублей за сезон!»), как в 1975 году пришел на комбинат мастером, а через десять лет был уже секретарем партийной организации. В 1986 году партийный функционер занялся торговлей.

— К середине 90-х мы интуитивно уже понимали, что нужно идти в собственность, — рассказывает Нестеров. — Поскольку знали, что представляет собой НМЖК, начали скупку его акций.

Комбинатом к тому времени плотно «занималась» «Альфа-Групп», но Нестеров с командой сумел быстро собрать пакет акций, как он сам говорит, «уважительного» для «Альфы» размера. Позднее местные выкупили московскую долю.

К слову, НМЖК со стороны напоминает все те же предприятия оборонно-промышленного комплекса — несколько кордонов охраны, высокий железный забор, патрули на территории. В 2002 году некая московская структура (подозревают, что группа МДМ) предприняла попытку недружественного поглощения комбината. Владельцы в пожарном порядке наняли охранников, юристов и пиарщиков. Отбив атаку, НМЖК сам пошел в наступление — были куплены Самарский и Пермский маргариновые заводы, Шуйский и Оренбургский маслоэкстракционные заводы. Годовой оборот холдинга вырос до $150 млн, Николай Нестеров грозится продолжить экспансию за пределы Нижегородской области.

Чужое дело

Но НМЖК потому и герой, что это едва ли не единственное крупное предприятие региона, контролируемое местными собственниками. За прошлый год в основной капитал нижегородских предприятий было вложено около 36,7 млрд рублей. Эти деньги большей частью пришли из-за пределов области.

Окинем взглядом карту региона. Выксунский металлургический завод, основной поставщик колес для АО «РЖД», принадлежит Объединенной металлургической компании со штаб-квартирой в Москве. «Сибур-Нефтехимом» (химические производства в Кстово и Дзержинске) управляет «Газпром». Череповецкая «Северсталь» овладела Заволжским моторным. Московская ГК «Каскол» — «Гидромашем» (авиационные шасси и гидроагрегаты) и  авиастроительным заводом «Сокол». ОАО «Волга» (Балахнинский ЦБК, 30% производства газетной бумаги в России) делят «Альфа-Эко» и «Ост-Вест Групп». В ноябре пришло сообщение о том, что АО «Нижфарм», контролирующее около 5% российского фармацевтического рынка, в скором времени будет продано немецкой компании Stada Arzneimittel.

Крупнейшим иногородним инвестором следует признать Олега Дерипаску, формально имеющего нижегородские корни — он родился в Дзержинске, столице нижегородской нефтехимии. «Базовый элемент» контролирует Арзамасский машиностроительный завод, «Павловский автобус», Заволжский завод гусеничных тягачей и, конечно, ГАЗ.

Я прожил в Нижнем последнюю неделю октября. ГАЗ в этот период стоял, трудовой коллектив был отправлен в краткосрочный отпуск. В пресс-службе уверяют, что предприятие выполнило план и теперь готовится к производству городского грузовика ГАЗ-3110 «Валдай» — в сущности, прямого продолжателя дела «газели». А руководство улетело в США договариваться о поставках на ГАЗ двигателей Chrysler (говорят, что оснащенные ими «Волги» подорожают всего на $1000).

В цеха, где под завесой тайны налаживали линии для «Валдая», нас с фотографом не пустили. Поднимаемся на высотное здание заводоуправления — над огромной территорией ни дымка, ни облачка. Мертвая зона.

Формально дела у автозавода идут неплохо. Коллектив предприятия, в 2000 году насчитывавший 110 000 человек, сокращен до 60 000 сотрудников; производство легковых автомобилей за 10 месяцев текущего года выросло на 22,7%, грузовых — на 6,3%. С другой стороны, «Волги» безнадежно устарели и пользуются спросом за счет относительной дешевизны. Далеко на таком преимуществе не уедешь; между тем попытка поставить в серию новую «Волгу» ГАЗ-3111 провалилась.

«Газель» тоже рано или поздно выдохнется, хотя этому автомобилю, спасшему завод в 90-е годы, впору ставить памятник у заводоуправления. Что делать?

— Как говорилось в одном фильме, Кац предлагает сдаться, — смеется гендиректор компании «Нижегородец» Алексей Гойхман, уже 12 лет торгующий «Волгами» и «газелями».

Было бы кому сдаваться. На завод недавно приезжали японцы, осматривались. Представители ГАЗа уверены, что Toyota и Nissan пойдут на создание СП по выпуску автомобилей.

— Зачем им нужна эта громадина, на ее территории 10 производств построить можно? — недоумевает Гойхман.

Как бы то ни было, на работу «пришельцев» местные власти не жалуются.

— С каждым новым внешним инвестором область заключала специальные соглашения о правилах честной игры. Пока эти договоренности выполняются: на предприятиях увеличивается заработная плата, растут налоговые отчисления, новые собственники не проводят массовых сокращений рабочих мест, — говорит в интервью Forbes губернатор Нижегородской области Геннадий Ходырев.

Отношения с «пришельцами» — процесс сложный. Взять, например, ЛУКОЙЛ, владеющий в области нефтеперерабатывающим заводом и сетью автозаправок. В течение последних трех лет нижегородское управление антимонопольной службы с завидным упорством, но безуспешно пытается доказать, что ЛУКОЙЛ устанавливает необоснованно высокие цены на бензин. А цены все растут и растут. В магазине можно и не спрашивать, почему столь высоки цены: топливо дорогое, а большинство потребительских товаров — привозные. Нижегородские таксисты переплюнули даже своих московских коллег. За десять минут поездки из нижней, современной части города в верхнюю, где располагаются кремль и исторический центр, с вас возьмут 150 рублей. А всего-то пути — мост через Волгу переехать.

Зато нижегородское подразделение ЛУКОЙЛа вошло в пятерку крупнейших налогоплательщиков области. Именно на эту узкую группу, в составе которой ни одно предприятие не принадлежит «истинным» нижегородцам, Геннадий Ходырев возлагает ответственность за вывод области из кризиса.

В последние годы Нижегородская область жила за счет дотаций из федерального центра (в этом году — 1 млрд рублей). Что неудивительно. Еще в 1992 году в программе «Нижегородский пролог» «ЭПИцентра» Григория Явлинского было записано: «Промышленность области оказалась не готова к переходу на рыночные отношения. Диспропорциональность структуры (лишь 16% продукции промышленности — товары народного потребления), обилие предприятий-гигантов, перегруженных социальной инфраструктурой, и высокая степень зависимости от жестко закрепленных поставщиков (в частности, Минобороны. — Forbes) являются главными трудностями…». В 1990-е годы объем производства в области упал вдвое.

В конце 90-х, с приходом внешних инвесторов, ситуация изменилась. Рост ВРП в 2000–2003 годах составил 22% (в среднем по России — 18%); план по налоговым доходам бюджета на 2004 год в 2,5 раза превышает показатель 2001 года. Результат: Минфин РФ исключил Нижегородскую область из регионов, которые получат дотации в 2005 году.

Святые сотки

Еще одно зримое доказательство присутствия внешних инвесторов — на стенах Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского женского монастыря в 180 км от Нижнего. Гранитные таблички благодарят спонсоров, давших денег на восстановление обители святого Серафима Саровского. Все те же «Базовый элемент» и «Северсталь», «Вимм-Билль-Данн» (владеет молочным комбинатом «Нижегородский»), холдинг «Ренова» (28% ОАО «Нижновэнерго»), Росэнергоатом и Межпромбанк. Кто-то утверждает, что на восстановление монастыря потрачено $20 млн, кто-то говорит о $50 млн. Глава местной администрации Владимир Лопаткин называет мне имена самых активных жертвователей — это основатель Межпромбанка Сергей Пугачев и Олег Дерипаска.

Они же самые дальновидные спонсоры: поставили в Дивеево по гостинице. В прошлом году на празднование столетия канонизации Серафима Саровского в Дивеево прибыли 60 000 паломников, и теперь этот скромный поселок — самая «раскрученная» туристическая точка области. В выходные сюда приезжают, независимо от погоды, около 5000 гостей.

— Преподобный Серафим советовал проводить в Дивеево не меньше суток, — говорит мне монашка. Заветом святого старца козыряют местные жители, пускающие паломников на постой за 100–150 рублей в сутки. В гостиницах цены за номер — от 2000 руб.

Дивеевцы поначалу противились возрождению монастыря, ведь на территории обители был Дом культуры и другие предприятия соцкультбыта. Но теперь поняли свою выгоду: открывают вокруг монастыря магазинчики, торгуют сувенирами, подрабатывают частным извозом. Владимир Лопаткин говорит, что в Дивеево, как в Сочи, москвичи уже стали скупать квартиры. Цены на жилье и землю сразу же выросли.

— Еще года три назад участок в 11 соток можно было купить за 2000–3000 рублей. Теперь — уже за 250 000, а цены на квартиры уровня Нижнего достигли.

«Уровня Нижнего» — это не просто для красного словца сказано. За квадратный метр в новостройках столицы региона просят от $800. При средней зарплате, скажем, в машиностроении (6000 рублей) — дороговато. На панельное домостроение приходится всего 8% сданного жилья, остальное — дорогой монолит и кирпич. Перекос объясняется просто: из шести советских домостроительных комбинатов в области нормально работает только один, его мощности не хватает на всех желающих. Сейчас в области на каждых 100 жителей сдается 17 кв. м жилья в год. На такой площади не то что поселить — похоронить столько людей сложно. Средний показатель по России — 25 кв. м.

Есть проблемы и с площадками для строительства. Старая коммунальная и транспортная инфраструктура в пределах города не выдержит массовой застройки. Нужно либо осваивать новые территории за пределами города, либо перекопать весь исторический центр. И в том, и в другом случае областной бюджет испытает серьезные перегрузки. Где взять деньги? Самые перспективные предприятия уже проданы, серьезного роста налоговых платежей от них ожидать не приходится. Продавать площадки под новые производства? В Нижегородском кремле страшно горды тем, что за последние три года объем иностранных инвестиций в область увеличился в 6,5 раза. Но в абсолютных цифрах это $124 млн за прошлый год. Неплохо, но не сказочно.

Показательна история, приключившаяся в Нижнем с Metro Group. Немецкая компания уже подобрала площадку под строительство мелкооптового торгового комплекса возле Мещерского озера в черте города, оформила почти все необходимые документы. Предполагалось, что компания вложит 60 млн рублей как раз в развитие инфраструктуры прилегающих к комплексу городских районов. И тут вдруг бдительные экологи обнаружили в озере десяток видов «ценных рыб» — тугорослую плотву, ротана, верховку, шиповку и т. п. Проект отложили на неопределенный срок.

Удивительно, ведь на другом берегу Волги, в Борском районе, с инвесторами поступают иначе.

Охота на инвестора

С 1998 по 2003 год Борский район сумел привлечь $250 млн инвестиций. Чуть меньше половины из них получил Борский стекольный завод, который в 1997 году был приобретен бельгийской компанией Glaverbel, входящей в состав японского концерна Asahi Glass. Борское стекло покупают все российские автогиганты, не так давно заказчиками предприятия стали GM-АвтоВАЗ и российский завод Ford.

На Бору, именно так называют район в Нижегородской области, сейчас развивают производство 12 иностранных инвесторов. Здесь работают завод германской Troplast по изготовлению полимерной пленки для автопромышленности и стройиндустрии; единственное в России предприятие, выпускающее пищевые продукты под маркой Gallina Blanca; завод германской Bericap по выпуску пробок для газировок Coca-Cola, моторных масел «Сибнефть» и ТНК; испанская Tudor делает аккумуляторы. В среднем администрация района привлекает по три внешних инвестора в год.

— Мы же знаем, сколько у нас бюрократических барьеров. Поэтому к каждому потенциальному партнеру прикрепляем куратора от администрации, который идет с ним по всем инстанциям, начиная с земельного комитета и заканчивая противопожарной службой, — рассказывает мне глава местного самоуправления Владимир Иванов.

Бывало, что ради инвестора куратору приходилось ездить за разрешениями и в Москву. Так, например, было получено «добро» на ввод новой печи для производства в Бору стеклопосуды турецкой компании Pasabahce Sisecam. Сотрудники администрации сопровождают и российские проекты.

— Решать эти проблемы нашим, конечно, проще, но и чиновники с ними откровеннее поступают. Так что иногда разрешительные документы им обходятся дороже, чем иностранцам, — Иванов не скрывает своего неодобрения.

С главой района мы беседуем за огромным столом в комнате для совещаний. Здание администрации напоминает скорее офис активно работающей бизнес-структуры. С удивлением наблюдаю, как быстро выполняются распоряжения главы администрации — и это в нерабочую для всей страны субботу!

За инвесторами власти Борского района ведут настоящую охоту. Как только становится известно о желании иностранной компании наладить производство в России, ей отправляют детально проработанные предложения и описание уже выделенной площадки под будущий завод. Так, например, была «выловлена» Toyota, которая собирается построить в России завод стоимостью не менее $100 млн. Сейчас японцы выбирают между Московской, Ленинградской и Нижегородской областями. Иванов уверен в победе Борского района.

— И будет у нас русский Детройт, — заключает Иванов.

Но радоваться рано: 1 ноября представители Toyota осмотрели район и взяли «на раздумье» целых шесть месяцев. Проблемы все те же — японцы недовольны транспортной инфраструктурой области. Нижегородским властям есть над чем работать.

Область в цифрах

  • 783 года назад был основан Нижний Новгород как пограничная крепость Владимиро-Суздальского княжества.
  • 3,52 млн человек проживают в области. В том числе в Нижнем Новгороде — 1,3 млн человек.
  • 24% — доля оборонных заводов в объеме продукции машиностроения области.
  • 400 килотонн  — мощность первой советской водородной бомбы, разработанной в городе Саров Нижегородской области.

Источник: Росстат, администрация Нижегородской области

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться