Поиск путей в Индию | Forbes.ru
сюжеты
$58.67
69.27
ММВБ2128.59
BRENT63.30
RTS1142.95
GOLD1260.70

Поиск путей в Индию

читайте также
+29 просмотров за суткиГиганты электроники и автомобилестроения помогут IBM в исследовании квантовых компьютеров +73 просмотров за суткиМиллиардер Росс Перо рассказал, как великие идеи приводят к богатству Бывший глава IBM Луис Герстнер рассказал об умении принимать решения вовремя +2 просмотров за суткиРодители нового образца: IBM пересматривает свою политику по поддержке семей сотрудников +2 просмотров за суткиЧистосердечное признание: как правильно бояться карьерного роста, чтобы не упустить его. Женская версия Суперкомпьютер IBM назвал Илона Маска самым осторожным руководителем в Кремниевой долине Висенте Гуаярт, архитектор Барселоны: «Мы должны думать о смене парадигмы развития городских пространств» Беги или умри: как открытый код и таланты становятся главной силой в революции искусственного интеллекта Мир на квантах: чего не хватает в России для развития инфраструктуры нового рынка +1 просмотров за суткиБаффет продал почти треть принадлежащих ему акций IBM +4 просмотров за суткиДоступная «цифра»: так ли дорого сделать город «умным» Триумф абстракции: 10 хитов лондонских аукционов современного искусства Самые дорогие бренды мира - 2014: рейтинг Forbes Ценное наследство: бизнес на советских разработках Как заработать на технологиях: 8 историй успеха Зачем руководству лично встречаться с клиентами Битва за Dell: зачем Майкл Делл выкупил собственную компанию за $25 млрд 10 самых дорогих картин, проданных на открытых торгах Самые дорогие бренды мира — 2013: рейтинг Forbes Искусные инвестиции: денег больше, чем шедевров Правила бизнеса венчурного инвестора Джулии Майер
#IBM 03.01.2005 00:00

Поиск путей в Индию

Владимир Гаков Forbes Contributor
Научные прогнозы сбываются реже, чем выдумки писателей-фантастов

Всякий уважающий себя футуролог начинает прогноз с сослагательного наклонения. Мол, если и дальше все будет развиваться, как шло до сих пор, то с большой степенью вероятности можно прогнозировать то-то и то-то. Это называется линейной экстраполяцией.

Но даже такая осторожность не удерживает ученых от попадания пальцем в небо. Ведь мир за прошедший век утратил всякий намек на линейность. Как сформулировал журнал The Economist в 1972 году: любое научно обоснованное исследование в 1872 году привело бы к выводу, что спустя век Лондон будет погребен под горами навоза. Потому что ученые, ничего не зная о скором рождении на свет автомобиля, скрупулезно подсчитали бы, как за 100 лет вырастет население города и соответственно гужевой транспорт.

Мир никогда не развивался по линейному закону — просто раньше революционные изменения, кардинально менявшие вектор развития, не происходили так часто. Но даже в давние времена специалистов, строивших прогнозы на будущее, подстерегали ловушки. Один из первых комплексных футурологических прогнозов составил французский историк XVIII века Жак Луи Фавье по заказу Людовика XV. Ни в одном из его, говоря современным языком, «альтернативных сценариев развития династии Бурбонов» не упоминалась Великая французская революция.

В середине XX столетия на Западе научные предвидения превратились из хобби одиночек в общественную потребность. Какой же рынок без просчета альтернатив, будущих ценовых курсов, тенденций развития? В ведущие мозговые центры новорожденной науки футурологии — Hudson Institute, RAND Corporation и Римский клуб — потянулись высокопоставленные заказчики из мира политики и бизнеса. (По другую сторону «железного занавеса» все было просчитано раз и навсегда — в работах классиков марксизма-ленинизма.) Нужно признать, что многие прогнозы специалистов этих центров оправдывались. Но в основном — краткосрочные, да и то лишь при отсутствии революционных «взбрыков». Не позавидуешь пророкам, нарисовавшим картину будущего мира, скажем, в начале сентября 2001 года, — все их построения рухнули вместе с башнями-близнецами в Нью-Йорке.

Репутации экспертов постоянно угрожает еще и так называемый эффект «самореализующихся пророчеств». Это когда прогноз оправдывается не потому, что его автор угадал, что будет, а потому, что своими высказываниями вольно или невольно подтолкнул общество к какому-то варианту будущего. Или, наоборот, предотвратил нежелательный результат. Например, делается прогноз: в течение месяца у банков возникнет проблема с наличностью. Вкладчики бросаются снимать деньги со счетов — в результате у банков действительно начинаются проблемы. Считать ли такой «прогноз» удачей прогнозиста?

Для иллюстрации поразительной близорукости экспертов достаточно вспомнить о судьбах пионеров авиации и космонавтики.

Признанный научный авторитет, профессор-астроном, директор обсерватории ВМФ США Саймон Ньюком в октябре 1903 года написал: «Полет аппарата тяжелее воздуха — это одна из тех проблем, которые человечество вряд ли когда-нибудь решит». До первого полета биплана братьев Райт оставалось менее двух месяцев.

История почти без изменений повторилась с младшей сестрой авиации — космонавтикой. Пионер ракетостроения профессор Роберт Годдард в 1920 году опубликовал брошюру, в которой пофантазировал о полете на Луну с помощью ракеты на жидком топливе, и получил отповедь со страниц The New York Times. Научный обозреватель газеты написал: «Этот профессор Годдард... по-видимому, не слыхал о законе равенства действия и противодействия… Кажется, профессор подзабыл школьную программу».

Годдард не стал вступать в полемику, а продолжал строить ракеты. В апреле 1926 года состоялся успешный старт первой, за ней последовали другие. Но и в 1948 году журнал Science Digest писал, что «посадка на Луну или ее облет предполагают такое количество серьезнейших проблем, что науке может понадобиться еще 200 лет, чтобы справиться с ними». А английский астроном Ричард Вули назвал космические полеты «полной чепухой» в 1956-м — за год до запуска первого спутника!

В исторический день 16 июля 1969 года, когда ракета «Сатурн-5», созданная одним из последователей Роберта Годдарда — Вернером фон Брауном, стартовала к Луне, чтобы доставить на ее поверхность первых землян, The New York Times, надо отдать ей должное, вспомнила предсказания покойного Годдарда и написала: «Газета приносит извинения за допущенную ошибку».

И все же отдельные яркие догадки относительно нашего «сегодня», сделанные задолго до его наступления, не могут не вдохновлять. Речь, конечно, не о Нострадамусе, который зашифровал свои пророчества так, что при желании в них можно отыскать все что угодно. Но были ученые, которые не витийствовали, а прогнозировали. И неплохо получалось.

Вообще же научные прогнозы сбываются реже, чем выдумки писателей-фантастов. Вспомните хотя бы, что герои Жюля Верна побывали на Луне за сто лет до американских астронавтов. Посмотрите на наш список самых удачных и неудачных прогнозов — убедитесь в этом сами.

Ситуацию с прогнозами образно сформулировал один из тех, кто многократно попадал «в яблочко», но часто и «мазал», — известный английский писатель-фантаст и популяризатор науки Артур Кларк. Закон, названный его именем, гласит следующее: «Когда заслуженный, но старый ученый заявляет: что-то возможно — он почти наверняка прав. Когда он утверждает: что-то невозможно — почти наверняка ошибается».

Однако даже несбывшиеся прогнозы двигают науку вперед. Решающие прорывы совершают, как правило, именно те, кто идет «не в ногу» и не знает слова «нельзя». Они отправляются на поиски Индии на запад и не находят ее там. Но по пути случайно натыкаются на Америку.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться